Епископ Исидор Севильский (560–636)- покровитель интернета учит, как надо писать и говорить.

 

Этимологии. Книги I–III: Семь свободных искусств

Глава XVI. О стиле в речи

Далее, при употреблении стилей (elocutiones) надлежит иметь в виду следующее:

предмет (res),

место,

время и

личность слушающего;

настоятельно требуется не смешивать нечестивое с благочестивым, бесстыжее с непорочным, легкомысленное с серьезным, смешное с печальным. По-латыни же надлежит говорить ясно299. (2) Ведь, у латинян [красноречивым] называется тот, кто следует истинным и естественным именам вещей и не бывает в несогласии с речью или образом жизни, как в наши времена. Ему не достаточно только следить за тем, что он говорит, хотя бы оно даже говорилось ясно и изящно, если при этом он не делает того, что говорит.

Глава XVII. О трех манерах говорить

Также следует говорить о спокойном медленно (submissia leniter), о яростном сильно (incitata graviter), о смягченном говорить (genera dicendi): сниженная (humile), средняя (medium) и величественная (grandiloquum)300. Ведь когда мы говорим о великом, то оно должно быть передано величаво, когда говорим о малом – просто и точно (subtiliter), когда о среднем – умеренно.

(2) Действительно, в делах ничтожных не следует выводить ничего величавого, ничего возвышенного, но следует говорить в спокойной и прозаической манере. В делах значительных, где мы с благоговением рассказываем о боге или о людях, надлежит показывать больше пышности и блистательности. (3) В умеренных же делах, где ничего не говорится для того, чтобы слушающий [что-либо] сделал, но только чтобы он получил удовольствие, – здесь следует говорить умеренно301.

И о каких бы великих вещах ни говорил человек, он не всегда должен поучать величаво, но [должен говорить] спокойно, когда учит, умеренно, когда нечто хвалит или порицает, величаво, когда призывает к обращению отпавшие души. Ведь в спокойной манере (submissus genus) надлежит использовать достаточные [для дела (но не более того)] слова, в умеренной (temperatus) – блещущие красотою, в величавой (grandus) – мощные.

[3] (5) Антитезы (antitheta) по-латыни называются противопоставлениями (contraposita). Состоящие из противоположностей, они создают красивые предложения и являются изящнейшими украшениями речи, как у Цицерона: «Ведь на нашей стороне сражается

чувство чести, на той – наглость;

здесь – стыдливость, там – разврат;

здесь – верность, там – обман;

здесь – доблесть, там – преступление;

здесь – непоколебимость, там – неистовство;

здесь – честное имя, там – позор;

здесь – сдержанность, там – распущенность;

словом, справедливость, умеренность, храбрость, благоразумие, все доблести борются с несправедливостью, развращенностью, леностью, безрассудством, всяческими пороками;

затем, изобилие сражается с нищетой,

порядочность – с подлостью,

разум – с безумием,

наконец, добрые надежды – с полною безнадежностью» (Cic., Cat., II, 25). Этого рода состязание и борьбу [слов], этого рода украшение речи использует Екклесиаст, говоря: «Против зла добро, и против смерти жизнь: так против благочестивого грешник. И так смотри на все высочайшие вещи, два и два, одно против одного.» (Сирах., 33:15).

[4] (6) Синоними́я (synonymia) – это когда в связанной речи мы обозначаем разными словами одну и ту же вещь, как, например, говорит Цицерон: «Ты ничего не можешь ни сделать, ни затеять, ни задумать» (Cic., Cat., I, 8) и там же: «Я этого не потерплю, не позволю, не допущу» (Cic., Cat., I, 10).

[5] (7) Эпа́нод (epanodos), который у нас называется регрессией (regressia), – «Высокое положение руководителей было почти одинаковым: не одинаковым, пожалуй, было [высокое положение] тех, кто за ними следовал» (Cic., Ligar., 19).

[6] (8) Антапо́досис (antapodosis) – это когда [понятия] в середине собираются воедино посредством начальных и конечных, как: «Вам уже надлежит остановить это дело, отцы сенаторы, не мне, и притом прекраснейшее дело; именно, как я сказал, не мне, а вам» (Cic., С. cont. Metelli, frg. 5).

[7] (9) Парадиастола́ (paradiastole) – это когда мы, [различая,] даем определение или истолкование тому, что говорим: «Так как ты хитрость называешь мудростью, безрассудство – смелостью, скупость – расчетливостью» (Hyperid., Orat. // Rutil. Lup., De fig., 1,4).

[8] (10) Антана́класа [  игра слов] (antanaclasis) – это когда одним и тем же словом выражаются противоположные смыслы. [Например,] когда некто жаловался другу, что ожидает (exspectare) своей смерти, то получил в ответ: «Я не опасаюсь (exspectare), а напротив желаю, чтобы ты надеялся (exspectare)».

[9] (11) Антиметабола́ (antimetabole) – это перестановка слов, при которой из-за изменения порядка [слов], смысл меняется на противоположный: «я живу не затем, чтобы есть, а ем затем, чтобы жить», и оно же: «Если Антоний консул, то Брут враг; если Брут – охранитель государства, то Антоний враг» (Cic., Phil., IV, 8).

[10] (12) Эксоха́ (exoche): «Кто потребовал их допроса? – Аппий. – Кто их предоставил? – Аппий» (Cic., Mil., 59).


Епископ Исидор Севильский. «Всеобщая хроника», как пример исторического текста для современного человека

Chronica Maiora

1. Краткое повествование о прошествовавших через давние времена поколениях предков наших и давних царствиях первым из нас еще в эпоху императора Марка Аврелия Антонина1 сочинил Юлий Африканский2, описав историю своим простым слогом. Впоследствии Евсевий Кесарийский3 и Иероним4, да святится имя его, дали нам познать всемирную историю, создав последовательную годами таблицу с указанием лет, минувших от сотворения мира и существования царств земных. За ними было еще много других последователей. Отличен среди них Виктор, епископ церкви Тунуна, который свел все предшествующие истории воедино и дополнил их последующими годами до консульства Юстина Младшего5.

2. Мы в свой черед со всею возможною краткостью описали времена от начала мира до принципата Ираклия Августа6 и короля Сисебута7, поместив рядом нисходящую к нам линию годов, чтобы посредством такого указания можно было познать исчисление минувших годов.

/исправлено: Мы в свой черед со всею возможною краткостью описали времена от начала мира до принципата Ираклия Августа и короля Свинтилы, поместив рядом нисходящую к нам линию годов, чтобы посредством такого указания можно было познать исчисление минувших годов. /добавлено: Первая мировая эпоха.

3. В течение шести дней Бог сотворил все сущее на Земле. В день первый он создал свет, на второй день – твердь небесную, на третий день сотворил он моря и твердь земную, на четвертый – звезды небесные, на пятый – рыб и птиц, на шестой – скотов и зверей земных. И, наконец, по образу и подобию своему сотворил Бог первого человека по имени Адам.

230 4. Адам в возрасте двухсот тридцати годов породил сына Сифа8, данного ему вместо Авеля, и чье имя означает «Воскресновение», ибо в нем воскресло зерно милосердия, что является корнем и сущностью сынов Божьих.

435 5. Сиф в возрасте двухсот пяти годов родил Еноса, который был первым, кто призвал имя Господа.

625 6. Енос в возрасте сто девяносто годов родил Каинана, чье имя значит «достояние Божие». /добавлено: В то же время Каин создал первый допотопный город, наполнив его исключительным множеством своего потомства.

795 7. Каинан в возрасте ста семидесяти лет родил Малелеила, чье имя означает «саженец Божий».

960 8. Малелеил в возрасте ста шестидесяти лет родил Иареда, имя которого значит «последующий» или «дарующий твердость».

1122 9. Иаред в возрасте ста шестидесяти двух лет родил Еноха, которого Бог взял к себе. О Енохе говорят даже, что он написал несколько книг, но по причине своей незапамятной древности они были отвергнуты отцами церкви, как содержащие подозрительные доктрины.

1287 10. Енох жил сто шестьдесят пять лет и родил Мафусала, о котором ведомо только, что по проистечении многих лет он жил еще четырнадцать годов после потопа. Поэтому некоторые полагают неверным то, что во время, которое он прожил после потопа, он жил со своим отцом, коего Господь взял к себе.

11. В этом поколении сыновья Божии восхотели дочерей человеческих.

1454 12. Мафусал жил сто шестьдесят семь лет и родил Ламеха.

13. В этом поколении родились исполины.

14. В эту же эпоху Иувал, из потомков Каина, открыл искусство музыки, а брат его, Тувалкаин, был открывателем бронзы и железа.

1642 15. Ламех в возрасте ста восьмидесяти восьми лет родил Ноя, и когда тот вошел в возраст пятисот лет, возвестник Божий приказал ему построить ковчег.

16. В те времена, как повествует Иосиф9, обитатели земли , сведения о которых могли погибнуть от огня или от воды, письменами запечатлевали свои науки на колоннах, которые одни были сделаны из кирпича, другие – из камня, с тем, чтобы из памяти человеческой не стерлись приобретенные ими премудрые знания. Говорят, что одна такая колонна из камня избежала потопа и даже в нашу пору сохраняется в Сирии.

2242 17. Писано, что потоп произошел, когда Ной был шестисот лет, и его ковчег, как говорит Иосиф, находится на горе в Армении, и называется та гора Арарат.

18. И было у Ноя три сына, и они родили семьдесят два потомка, а именно: пятнадцать из рода Иафета, тридцать из рода Хама и двадцать семь из рода Сима. /добавлено: Вторая мировая эпоха

2244 19. Через два года после потопа Сим родил Арфаксада, от которого происходят халдеи. /добавлено: Говорят, что этот Сим был Мелхиседек, который первый после потопа основал город Салим, именуемый ныне Иерусалимом.

2379 20. Арфаксад в сто тридцать пять родил Салу, от которого произошли древние самариты и индийцы.

2509 21. Сала в возрасте ста тридцати лет родил Евера, от которого и переняли свое имя евреи.

2643 22. Евер в возрасте ста тридцати четырех лет родил Фалека. В его время строилась Башня и произошло смешение языков. Говорят, что высота этой башни была 5174 шага, и что от самого широкого основания она постепенно суживалась с тем, чтобы это основание могло без повреждения выдержать такой ужасающий вес. Рассказывают еще, что там были храмы из мрамора, украшенные драгоценными камнями и золотом и еще многие чудеса, которые сегодня кажутся невероятными. Эту башню строил Нимрод, который после смешения языков переселился в землю персов, коих и научил культу огнепоклонничества.

2773 23. Фалек в возрасте ста тридцати лет родил Рагава.

24. В его время начали строить первые храмы и некоторые вожди народов начали обожествляться.

2905 25. Рагав в возрасте ста тридцати двух лет родил Серуха.

26. В его время берет начало царство скифов, где первым властителем был Танай.

3035 27. Серух в возрасте ста тридцати лет родил Нахора.

28. И стал он тогда повелителем царства египтян, где сначала правил Зевс.

3114 29. Нахор в возрасте ста девяти лет родил Фарру. От его времен берут начало царства ассирийцев и сикионов. Первым владыкой ассирийцев был царь Бел, коего некоторые полагают Сатурном. Первым царем сикионов был Агиалей, от имени которого получил название Эгилей, известный ныне под названием Пелопоннес. /добавлено в гл. 33: Третья мировая эпоха.

3184 31. Фарра в возрасте семидесяти лет родил Авраама. /добавлено: В эту же самую эпоху ассирийцами правил царь Нин, который первым начал войны и изобрел оружие.

32. Во времена его царем Нином был убит Зороастр, первооткрыватель магии/исправлено: В эту эпоху в Персии царем бактрийцев Зороастром была первооткрыта магия,

33. а Семирамида, царица ассирийцев, повелела воздвигнуть стены Вавилона.

3284 34. Авраам в возрасте ста лет родил Исаака от Сары, женщины свободной, однако ранее того от рабыни Агари он родил Измаила, от него происходит потомство, именуемое исмаилитами, которых впоследствии назвали агарянами и сарацинами.

3344 35. Исаак в возрасте шестидесяти лет родил близнецов, и первый из них был Исав, от него получили свое наименование идумеи, а вторым был Иаков по прозвищу Израиль, от которого и получили свое наименование израилиты.

36. В это же время берет свое начало царство греков, где первым царем был Инах.

37. Сыном его был царь Фороней, который первым в Греции создал законы и учредил суды.

38. Рассказывают, что в те времена Минерва явилась в образе юной девы близ озера Тритонид10

3434 39. Иаков в возрасте девяноста лет родил Иосифа.

40. В это время Серапис11, сын Юпитера и царь египетский, после кончины был принят в сонм богов.

38. Исправленная и перемещенная глава: В те времена Минерва явилась в образе юной девы близ озера Тритонид. О ней говорят, что была она весьма превосходна в изобретениях различных вещей. Говорят, что она придумала талер, создала щит и лук, научила людей ткать полотна и окрашивать шерсть.

37. Исправленная и перемещенная глава: В эту эпоху был знаменит царь Фороней, сын Инаха. Этот царь был первым в Греции, кто установил законы и учредил суды.

41. В Египте закладывается город Мемфис. (Во втором издании эта глава упразднена.)

3544 42. Иосиф жил сто десять лет.

43. В это время царь Аргос властвовал в Греции, и там начали собирать урожаи злаков, семена коих принесены из других мест.

3688 44. В рабстве египетском евреи пребывали сто сорок четыре года.

45. Говорят, что в эти времена жил Прометей, о котором ходят сказки, будто бы он сотворил человека из праха.

46. Тогда же Атлант, брат Прометея, почитался великим астрологом/. исправлено: Тогда же брат его Атлант основположил астрологию и первым задумался над движением небес и их разумным истолкованием,

47. а Меркурий, внук Атланта, явил себя знатоком множества искусств, и поэтому после кончины был принят в сонм богов.

48. Тогда же Орсилох впервые создал упряжку из четырех лошадей – квадригу.

49. И в это же самое время Кекропс основал Афины, и от имени Минервы «афинянами» стали называть аттиков.

50. Он же совершил первое жертвоприношение быками и приказал поклоняться Юпитеру.

46. Добавлено: Тогда же в Греции был основан Коринф и там Клеанф создал искусство живописи.

51. Тогда же куреты и корибанты12 явили мелодичные и гармоничные танцы с оружием.

52. Рассказывают, что давними временами в Фессалии был потоп, и произошло это во владычество царя Девкалиона,

53. а также случился тогда пожар от Фаэтона13, что и описывается во множестве сказаний.

3728 54. Моисей сорок лет водил свой народ по пустыне, пока не избавился от египетского рабства. (ок. 1250 – 1216 до н. э.)

55. В то время , благодаря Моисею, евреи вместе с законом обрели письменность.

56. Тогда же был построен храм в Дельфах,

57. основан Лакедемон

58. и обретена виноградная лоза в Афинах.

3755 59. Иисус, преемник Моисея14, правил двадцать семь лет.

60. В ту пору Эрихтоний, царь афинский, первым в Греции запряг четверку лошадей в одной упряжке.

3795 61. Гофониил15 был судиею сорок лет.

62. Кадм царствует в Фивах. Он первым создает греческий алфавит.

63. В то же время Лин и Амфион стали первейшими из первых в музыкальном искусстве,

64. а жрецы Кибелы с горы Иды открыли тогда железо/. исправлено: а жрецы Кибелы с горы Иды в Греции в то же время открыли железо.

3875 65. Аод16 был судиею восемьдесят лет.

66. В те годы создавались такие сказания: о том, как по приказанию Цереры Триптолем, влекомый крылатыми драконами, рассыпал семена пшеницы среди нуждающихся;

67. о гипокентаврах17, которые были плодом смешения природы лошадиной и человеческой;

68. о трехглавом псе Цербере, из мерзких адских пределов;

69. о Фриксе и Гелле, его сестре, несомых по воздуху золоторунным овном;

70. о блуднице по имени Горгона, с головой поросшей змеями, превращавшей в камень любого взглянувшего на нее;

71. о Беллерофонте, которого возил на себе крылатый летающий конь;

72. об Амфионе, который звуками своей кифары сдвигал камни и скалы.

3915 73. Девора была судиею сорок лет.

74. В эту эпоху Аполлон изобрел искусство медицины. / исправлено: В эту же эпоху Аполлон сотворил кифару и открыл искусство медицины.

75. В то же время был сложен и миф об изобретателе Дедале и его сыне Икаре, что летали, прилепив к телу птичьи перья.

76. В ту же эпоху правит Пик, первый латинский царь, которого полагают сыном Сатурна.

3955 77. Гидеон был судиею сорок лет. / добавлено: В эту эпоху другой Меркурий изобрел лиру и вручил ее Орфею.

/ добавлено: Этими днями Филаммон составил первый хор в Питио.

78. Строится город Тир. (во второй редакции эта глава упразднена)

79. Фракийца Орфея и Лина, учителя Геркулеса, почитают знатными людьми. (во второй редакции эта глава упразднена)

80. Рассказывают, что состоялось плавание аргонавтов.

3958 81. Авимелех царствовал три года.

82. Он умертвил семьдесят братьев своих. (во второй редакции эта глава упразднена)/ добавлено: Геркулес опустошает Илион. из исправленной главы 88: и расправляется с Антеем, основателем гимнастических школ и ристалищ.

3981 83. Фола был судиею двадцать три года.

84. В его эпоху царем Трои после Лаумедонта стал Приам18.

85. Тогда же сложилось сказание об ужасном чудовище Минотавре, жившем в Лабиринте.

4003 86. Иаир был судиею двадцать лет.

87. В это время Геркулес полагает начало олимпийским состязаниям.

88. и убивает в Ливии Антея.

97. Нимфа Кармента создает латинский алфавит.

4009 89. Иеффай был судиею шесть лет.

90. В его времена Геркулес, в возрасте пятидесяти двух лет, безмерно страдая от боли, причинившейся от яда, бросается в пламень.

4016 92. Есевон был судиею семь лет.

91. В эту же эпоху Александр похитил Елену и тем самым возбудил Троянскую войну, которая длилась десять лет.

4016 92. Есевон был судиею семь лет.

93. Амазонки взялись за оружие.

4024 94. Авдон был судиею восемь лет.

95. По третьему его лету , Троя была завоевана,

96. и Эней пришел в Италию.

97. В эту эпоху нимфа Кармента создает латинский алфавит.

4044 98. Самсон19 был судиею двадцать лет.

99. Асканий, сын Энея, основывает Альбу20.

100. В это же время создается предание об Улиссе и сиренах.

4084 101. Первосвященник Илий21 был судиею сорок лет.

102. Ковчег завета захвачен иноверными филистимлянами,

103. и закончилось царство сициниян.

4124 104. Самуэль и Саул правили сорок лет. (ок. 1040–1010 до н. э.)

105. Начинается царство лакедемонян,

106. и считается, что тогда жил Гомер/ исправлено: и считается, что тогда в Греции жил Гомер.

(Четвертая мировая эпоха)

4164 107. Давид царствовал сорок лет. (ок. 1010–970 до н. э.)

108. Погибает Кодр22, по своей воле вручивший свою жизнь врагам. / исправлено: Погибает Кодр, по своей воле вручивший свою жизнь врагам ради спасения своего отечества.

109. Дидона23 приказывает построить Карфаген.

110. Гат, Натан и Асаф – пророки Иудеи.

4204 111. Соломон царствовал сорок лет. (ок. 970–931 до н. э.)

112. На четвертом лете своего царствования он начал строить храм Иерусалимский и окончил строительство на восьмое лето царствования.

4221 113. Ровоам правил семнадцать лет. (931–914 до н. э.)

114. В его царствование десять колен израильских отделились от двух остальных и стали цари из Самарии. / исправлено: Царство Израильское отделилось от Иудеи.

115. В это время основан город Самос.

116. Зарождается слава сивиллы Эритрейской.

4224 117. Авия правил три года. (914–911 до н. э.)

118. В его правление первосвященник Авимелех почитался человеком презренным.

4265 119. Аса царствовал сорок один год. (911–870 до н. э.)

120. Время пророков иудейских Агея, Иегу, Амоса, Иоиля и Азарии.

4290 121. Иосафат царствовал двадцать пять лет. (870–848 до н. э.)

122. И были пророки Илия и Елисей, Авдий, Азария и Михей.

4298 123. Иорам царствовал восемь лет. (848–841 до н. э.)

124. И были пророки Илия, Елисей и Авдий.

4299 125. Ахазия правил один год. (841)

126. И был Илия вознесен на небеса. /исправлено: Илия был вознесен на небеса. И об этом рассказывают семь удивительных чудес.

4306 127. Аталия царствовала семь лет. (841–835 до н. э.)

128. Священнослужитель Иегонадаб, сын Рехаба, почитался славным и уважаемым человеком,

129. так же как и первосвященник Иоиад, о котором говорят, что он был единственным после Моисея человеком, прожившим сто тридцать лет.

4346 130. Иоаш царствовал сорок лет. (835–796 до н. э.)

131. Был убит пророк Захария

132. и умирает Елисей. /исправлено: Умирает Елисей. Рассказывают о четырнадцати сотворенных им чудесах.

133. Ликург24, законодатель от Аполлона, почитается, как выдающийся человек/. исправлено: Ликург, законодатель от Аполлона, почитается, как выдающийся человек во всей Греции.

4375 134. Амация царствовал двадцать девять лет. (796–781 до н. э.)

4427 135. Узия царствовал пятьдесят два года. (781–740 до н. э.)

140. Греки празднуют первые олимпийские игры/. добавлено: Агнец вещает в Египте.

136. Царь Сарданапал погибает объятый пламенем.

137. Ассирийское царство переходит в руки мадаев.

138. В те поры прославился поэт Гесиод,

139. а у аргивянин Фидон изобрел меры и весы.

140. В эту же эпоху греки празднуют первые олимпийские игры.

141. Пророки Иудеи Осия, Исаия, и Иона.

4443 142. Йотам царствовал шестнадцать лет. (740–736)

143. Рождаются Ромул и Рем.

144. Пророки Иудеи Осия и Иоиль, Исаия и Михей.

4459 145. Ахаз царствовал шестнадцать лет. (736–716)

146. В его время Ромул основал Рим25,

147. а Сенахериб, царь ассирийский, угнал десять колен из Иудеи26 в мидийские пределы, а в Иудее поместил самаритянских поселенцев.

4488 148. Езекия царствовал двадцать девять лет. (716–687)

149. В его время были пророки Исаия и Осия.

150. В эту эпоху Ромул набрал воинов из народа и выбрал сто мужей благородного происхождения, прозванных за свой возраст сенаторами – старейшими, а за внимание и заботу о державе – отцами.

4543 151. Манассия царствовал пятьдесят пять лет. (687–642)

152. В это время римлянами правил Нума Помпилий, первым создавший священнослужительство дев весталок. / исправлено: В эту самую эпоху римлянами правил Нума Помпилий, первым учредивший служительство понтификов и дев весталок и наполнивший город ложными богами,

153. и добавил он два месяца, январь и февраль, к месяцам года, прежде имевшимся/. исправлено: Добавил он к десяти месяцам года римлян еще два месяца. Посвятил он январь богам небесным, а февраль – богам адских пределов.

154. В ту пору прославилась сивилла самосская.

4555 155. Амон царствовал двенадцать лет. (642–640)

156. Во те времена Тулл Гостилий провел первую перепись в республике и впервые воспользовался царскими знаками: пурпуром и фасциями. / исправлено: В его время Тулл Гостилий первым воспользовался пурпуром и фасциями, провел первую перепись в государстве, что до сих пор было невиданно во всем мире.

4587 157. Иосия царствовал тридцать два года. (640–609)

158. Фалес из Милета27, первейший физик, слыл примечательным человеком. /исправлено: Фалес из Милета, философ и физик, достиг великого почета. Обладая глубокими знаниями, он был первый, кто путем астрономических расчетов исследовал и со всем возможным тщанием изучил затмения солнца.

159. И были пророки иудейские Иеремия, Иуда и Софония.

4598 160. Иоаким царствовал одиннадцать лет. (609–598)

161. На третьем его лете царь Навуходоносор завоевал Иудею и обложил ее податями.

162. В ту пору Даниил, Анания, Азария и Мисаил прославились в Вавилоне.

4609 163. Седекия царствовал одиннадцать лет. (598–587)

164. В его лета царь вавилонский снова пришел в Иерусалим и пленил его со всем его народом, и сжег Храм на четыреста пятьдесят четвертом году существования его от постройки.

165. В то же время женщина Сафо28 прославилась своей блестящей поэзией. / исправлено: В то же время женщина Сафо прославилась по всей Греции своей блестящей поэзией.

166. Солон дал законы афинянам. / добавлено: Пятая мировая эпоха.

4679 167. Пленение вавилонское длилось семьдесят лет, и на все это время святой огонь был отторгнут от алтаря и спрятан в колодце, а после возвращения на семидесятый год это было живое пламя.

168. Во время этого пленения пишется история Юдифи29.

169. Пифагор, философ и создатель искусства арифметики почитается славноименитым человеком. /добавлено: А Ферекид, первый историограф, и Ксенофан, создатель жанра трагедии, почитались людьми незначительными.

4713 170. Дарий царствовал тридцать четыре года. (521–486 до н. э.)

171. На втором его лете закончилось пленение евреев. И с тех пор не было царей в Иерусалиме, а только правители вплоть до Аристобула.

172. В ту пору римляне изгнали царей и положили начало правлению консулов.

4733 173. Ксеркс царствовал двадцать лет. (486–465 до н. э.)

174. Сочинители трагедий Эсхил, Пиндар, Софокл и Эврипид знамениты и почитаемы.

175. Историограф Геродот и живописец Зевксис получают всеобщее признание.

4773 176. Артаксеркс, прозванный Долгоруким, царствовал сорок лет. (465–424 до н. э.)

177. Во время его царствования первосвященник Ездра восстановил писанный Закон. /добавлено: Во время его царствования первосвященник Ездра восстановил писанный Закон, погибший в пламени от враждебных народов.

178. Неемия восстановил стены Иерусалима.

179. Сочинители трагедий Аристарх, Аристофан и Софокл почитаются уважаемыми людьми.

180. Тагда же прославились лекарь Гиппократ, философы Сократ и Демокрит. / исправлено: Прославились первый комедиограф Кратин, лекарь Гиппократ, философы Сократ и Демокрит.

4792 181. Дарий, прозванный также Незаконнорожденным, царствовал 19 лет. (424–405 до н. э.)

182. Рождается Платон. / исправлено: В эту эпоху узнали философа Платона и Горгия, первого учителя риторики.

4832 183. Артаксеркс царствовал сорок лет. (405–359 до н. э.)

184. Говорят, что в это время произошла история с Эсфирью30.

185. Платон и Ксенофонт, ученики Сократа, почитаются уважаемыми людьми/.исправлено: Ксенофонт, ученик Сократа, также почитался уважаемым человеком.

4858 186. Артаксеркс, имя которого было также Ох, царствовал двадцать лет. (359–338 до н. э.)

187. Оратор Демосфен добивается признания. / исправлено: Демосфен добивается признания его первейшим из ораторов.

188. Возвышен Аристотель. /исправлено: Аристотель возвышен, как первейший из диалектиков.

189. Умирает Платон.

4862 190. Ксеркс, сын Оха, царствовал четыре года. (338–336 до н. э.)

191. Философ Ксенократ почитается выдающимся человеком.

4868 192. Дарий царствовал шесть лет. (336–331 до н. э.)

193. Александр, победив иллирийцев и фракийцев, тотчас же завоевал Иерусалим и, войдя в Храм, принес жертву Богу.

194. Персидское царство, стоявшее до сих пор неколебимо, переходит под власть греческих царей.

4873 195. Александр Македонец царствовал пять лет. Ведь обычно считаются единственно последние пять лет его жизни, в течение которых он взял в свои руки власть над миром, а предшествующие семь лет считаются в сонме персидских царей. А затем начинаются александрийские цари/. исправлено: Александр Македонец царствовал пять лет. Ведь обычно считаются единственно последние пять лет его жизни, в течение которых он взял в свои руки власть над Азией, разрушив персидское царство, а предшествующие семь лет считаются в сонме персидских царей. А затем начинаются александрийские цари.

4913 196. Птолемей31, сын Лага, царствовал сорок лет. (323–283 до н. э.)

197. Завоевав Иудею, много евреев он выслал в Египет.

198. В эту эпоху блистали стоик Зенон, комедиограф Менандр и философ Теофраст.

199. В эту же эпоху начинается первая книга Маккавеев.

4951 200. Птолемей Филадельф царствовал тридцать восемь лет. (283–246 до н. э.)

201. Он освободил евреев, бывших в Египте и, возвратив священные сосуды первосвященнику Елиазару, попросил семьдесят толковников и перевел Священное Писание на греческий язык.

202. Тогда достигает признания астролог Аратос,

203. а в Риме начали чеканить первые серебряные монеты.

4977 204. Птолемей Евергет царствовал двадцать шесть лет. (246–221 до н. э.)

205. В его правление Иисус, сын Сираха написал Книгу Премудрости.

4994 206. Птолемей Филопатор царствовал семнадцать лет. (221–204 до н. э.)

207. В бою с ним евреи были побеждены, и пало шестьдесят тысяч воинов.

208. Консул Марцелл завоевал Сицилию.

5018 209. Птолемей Епифан царствовал двадцать четыре года. (204–180 до н. э.)

210. В его время произошли события, описание которых содержится в историческом повествовании второй книги Маккавеев. / добавлено: В эту эпоху римляне постановили, что побежденные ими греки будут свободными.

211. В это время добивается славы поэт Энний. / исправлено: В это время Энний, первый латинский поэт, удостоился восхваления в Риме, как человек выдающийся.

5053 212. Птолемей Филоматор царствовал тридцать пять лет. (180–145 до н. э.)

213. Антиох победил его в сражении, а потом притеснял евреев всяческими злосчастиями.

214. Тогда же Сципион восторжествовал в Африке/. добавлено: Прославился комедиограф Теренций.

5028 215. Птолемей Евергет царствовал двадцать девять лет. (145–116 до н. э.)

216. Тогда Гиспания была завоевано консулом Брутом.

5099 217. Птолемей Сотер царствовал семнадцать лет. (116–107 до н. э.)

218. Рождаются Варрон и Цицерон.

219. Фракийцы покорены римлянами.

5109 220. Птолемей Александр царствовал десять лет. (116–88 до н. э.)

221. Сирия переходит под власть римлян трудами Габиния.

222. Рождается поэт Лукреций, покончивший жизнь самоубийством из-за любовной страсти.

5117 223. Птолемей, сын Клеопатры, царствовал восемь лет. (снова 88–81 до н. э.)

224. Тогда же Плотий Галл впервые начал научение латинской риторике в Риме.

225. В ту пору рождается историограф Саллюстий.

5147 226. Птолемей Дионисий царствовал тридцать лет. (80–51 до н. э.)

227. Помпей после завоевания Иерусалима превращает евреев в данников Рима.

228. В это время философ Катон достигает признания.

229.Рождаются Вергилий и Гораций. /исправлено: В Мантуе рождается Вергилий, а в Венузии – Гораций.

230. Аполлодор, наставник Августа, почитается выдающимся человеком.

231. Цицерон прославлен своими ораторскими достоинствами.

5149 232. Клеопатра царствовала лишь два года, потому что на третий год ее царствования Юлий Цезарь захватил власть/.добавлено: Она была дочерью египетского царя Птолемея и сестрой своего брата Птолемея, чьей супругой она стала. Желая обманом свергнуть своего брата, она во время гражданской войны предстала перед Цезарем в Александрии и, благодаря своей красоте и развратной сладострастности своего тела, добивается от Юлия царства для себя и смерти своего брата Птолемея. И предала она под власть римлян Александрийское царство.

5154 233. Гай Юлий Цезарь правил пять лет. /добавлено: Прежде, назначения его консулом, он достиг власти над Галлиями / и был победоносен в Британии.

234. Он первым достиг единовластия над римлянами, и по его имени властители начали именоваться Цезарями. А потом и римские императоры/.исправлено: Развязав гражданскую войну против Помпея, он достиг власти над всей римской империей. По имени его все последующие императоры назывались Цезарями. Императоры стали после него.

5210 235. Октавиан Август правил пятьдесят шесть лет/.добавлено: За время своего правления только после сицилианской войны он одержал три победы: в Далмации, в Азии, в Александрии.

над Антонием, а потом в Гиспании. Затем, когда мир установился на землях и морях во всем мире, он закрыл ворота храма Януса и запер их на замок.

236. Во время его правления исполнилось шестьдесят девять седьмиц, предреченных в книге Данииловой,

237. и, полагая конец царствию и первосвященству евреев, на сорок втором году его правления от пречистой Девы рождается Господь наш Иисус Христос. / исправлено: на сорок втором году его правления, покладая конец царствию и первосвященству евреев, в Вифлееме от пречистой Девы рождается Господь наш Иисус Христос.

5233 238. Тиберий, сын Августа, правил двадцать три года. /добавлено: Поскольку он из-за своей алчности не делал никаких уступок царям, представавшим перед ним, многие народы отложились от римской империи. (14–37 н. э.)

239. На восемнадцатый год его правления был распят Господь наш, и от сотворения мира прошло пять тысяч двести двадцать восемь лет.

5237 240. Гай Калигула правил четыре года. (37–41 н. э.)

241. Он причислил себя к сонму богов и приказал в Иерусалимском храме поставить статую Юпитера со своим именем. / исправлено: Он явил себя безжалостным стяжателем и жесткосердным сластолюбцем, причислив себя к сонму богов, он приказал установить в Иерусалимском храме статую Юпитера с начертанным на ней своим именем.

242. В это время апостол Матфей32 первый написал свое Евангелие в Иудее.

5251 243. Клавдий правил четырнадцать лет/. добавлено: Правление его было посредственным: одни деяния его были мягкими, другие – жестокими. (41–54 н. э.)

244. Петр, чтобы низвергнуть Симона Волхва33, направляется в Рим. /исправлено: В царствование Клавдия апостол Петр направляется в Рим, чтобы противоборствовать Симону Волхву.

245. Евангелист Марк34 возвещает слово Христово в Александрии. / исправлено: Евангелист Марк возвещает слово Христово в Александрии и пишет свое Евангелие.

5265 246. Нерон правил четырнадцать лет. /исправлено: Нерон правил тринадцать лет. (54–68 н. э.)

/добавлено: Он был необычайно жесток, и, предаваясь излишествам, даже ловил рыбу золотой сетью.

/добавлено: Развратничал и приказал убить свою мать и свою сестру.

/добавлено: Он приказал умертвить многих сенаторов.

/добавлено: Утратил много провинций и городов римского государства.

/добавлено: Он сжег Рим, чтобы полюбоваться зрелищем разрушения Трои.

247. В его время Симон Волхв бросил вызов апостолам Петру и Павлу, возвещая, что он есть величайшая сила Господня, и пообещал в полдень подняться на небо к Отцу небесному. Однако демоны, которые влекли его по воздуху, не устояв перед заклятьем Петра и молитвою Павла, уронили его, и он убился до смерти. Последствием этого было распятие Петра и казнь Павла мечом.

249. /исправленная и перемещенная глава: Тогда же этим самым Нероном были умерщвлены Лукан и Сенека, наставник Нерона.

248. В это время умирает поэт Персий.

249. И убиты были Лукан и Сенека, наставник Нерона.

5275 250. Веспасиан правил десять лет. / исправлено: 5274;

/добавлено: Он, будучи твердознатцем военного искусства, сражался и возвратил Государству утраченные Нероном провинции. (69–79 н. э.)

/добавлено: Он был незлоблив на обиды и добродушно воспринимал выпады против себя.

251. На втором году его правления Тит захватил Иерусалим и превратил его в руины. Тогда от меча и глада евреев погибло один миллион сто тысяч. Помимо этого, на торгах было продано сто тысяч человек.

5277 252. Тит правил два года. / исправлено: 5276. (79–81 н. э.)

253. Он был так красноречив и искусен в риторике на двух языках, что произносил речи на латыни и писал трагедии на греческом. /Во второй редакции эта глава упразднена.

254. Кроме того, он был отважен в сражениях во время осады Иерусалима, где он воевал по приказу своего отца, и однажды убил двенадцать защитников города двенадцатью стрелами из лука. /Во второй редакции эта глава упразднена.

255. Помимо всего прочего, в своем правлении он был так милосерден, что не наказал никого, он простил даже тех, кто умышлял против него и оставил их в прежнем кругу своих приближенных, к которому они принадлежали до тех пор.

256. Изо всех его изречений знаменитым стали слова о том, что день пропал втуне, если не совершено ни одного доброго поступка.

5293 257. Домициан, брат Тита, правил шестнадцать лет. /исправлено 5292.

/добавлено: С отвратительной кичливостью он приказал именовать себя богом, и в этом был первым после Нерона. (81–96 н. э.)

258. Он был последователем Нерона в преследовании христиан. /Во второй редакции эта глава упразднена.

259. В его царствование апостол Иоанн35 был сослан на остров Патмос.

260. Он отправил в изгнание и приказал лишить жизни многих сенаторов, /исправлено: Он покончил с многими сенаторами и уничтожал христиан.

261. и приказал умертвить всех происходящих от корня Давидова, дабы не осталось никого из царского рода.

/259. исправленная и перемещенная: В его время апостол Иоанн был сослан на остров Патмос и написал книгу Апокалипсиса.

5294 262. Нерва правил один год. /исправлено: 5293

/ добавлено: В свое правление он показал себя человеком скромного поведения, справедливым и приветливым со всеми. (96–98 н. э.)

263. Апостол Иоанн после ссылки возвратился в Эфес и по просьбе епископов Азии написал последнее из Евангелий.

5313 264. Траян правил девятнадцать лет. / добавлено: Он с восхитительной отвагой расширил пределы римской империи вдоль и в поперек. (98–117 гг.)

265. Он после покорения Азии и Вавилонии был первым, кто после Александра достиг земель Индии. /исправлено: Он завоевал Вавилонию и Арабию и дошел до индийских земель.

/добавлено: Он был великодушен со всеми и мягок по натуре своей. Среди прочих его высказываний имеется знаменитая фраза, сказанная им в ответ на вопрос, почему он так добр со всеми: будучи императором он относится к простым гражданам так, как хочет, чтобы император относился к нему так же, если бы он был простым гражданином.

/275. исправленная и перемещенная: В его правление рожденный в Пергаме врачеватель Гален прославился в Риме.

266. В его время был распят епископ иерусалимский Симон Клеопа,

267. и умер апостол Иоанн.

5334 268. Адриан правил двадцать один год. /исправлено: 5333.

/добавлено: Он, завидуя славе Траяна, вернул персам провинции Востока и сделал реку Евфрат границей Римской империи. (117–138 гг.)

269. Он подавил второе восстание евреев и чинил гонения против них, но восстановил город Иерусалим, назвав его по своему имени – Элия36.

270. В эту эпоху появляется второй после Семидесяти толковник – Аквила Понтикий,

271. у дает себя знать еретик Василидис.

5356 272. Антонин Пий37 правил двадцать два года. /исправлено: 5355 (138–161 гг.)

273. Он получил свое прозвище потому, что сжег долговые расписки изо всей римской империи и простил долги. Поэтому его называли также Отцом Родины. /добавлено: Он получил это прозвище за свое милосердие.

/ добавлено: Он разделил власть над городом Римом с Антонином Младшим.

274. Во время его царствования появляются еретики Валентин и Марцион. /во второй редакции эта глава упразднена.

275. и рожденный в Пергаме врачеватель Гален прославляется в Риме.

5375 276. Антонин Младший правил восемнадцать лет. / исправлено: 5374

/добавлено: Выступив против парфян, он завоевал ассирийский город Селевкию, захватив четыреста тысяч пленных, и восторжествовал над парфянами и персами. (161–180 гг.)

277. Проявляет себя Монтан, зачинатель и оборонитель фригийской ереси, а также Татиан, от коего пошла ересь энкратитов.

5388 278. Коммод правил тринадць лет. /исправлено 5387

/добавлено: Он был человеком великого сластолюбия. (180–192 гг.)

279. Появляется третий толковник Писания , Феодосион из Эфеса38.

280. а Иреней Лионский39 почитается знатным вероучителем.

5389 281. Гельвий Пертинакс правил один год. /исправлено: 5388 (193 г.)

282. В ответ на мольбы сената присвоить его жене титул Августы, а сыну титул Цезаря, он ответил, что сенату достанет и того, что он сам будет править по своему разумению.

5407 283. Север Пертинакс правил восемнадцать лет. /исправлено:5406

/ добавлено: Он удачно провел несколько войн. Он победил парфян, завоевал Арабию ь отвоевал Британию. (193–211 гг.)

/добавлено: Он имел глубокие познания в литературе и философии.

284. Появляется Симакий, четвертый толковник Святого Писания.

285. Епископ Иерусалимский Нарцисс удостоился почитания за свои достоинства.

286. Тертулиан Африканский40 почитается выдающимся человеком христианской церкви.

287. Ориген41 своим учением становится известным в Александрии.

5414 288. Антонин Каракалла, сын Севера, правил семь лет. /исправлено 5413

/добавлено: Он был человеком не способным справиться с обуревавшим его блудолюбием и взял в жены свою мачеху.

/добавлено: Он не содеял ничего достойного внимания. (211–217 гг.)

289. В Иерихоне появляется пятое перетолкование Святого Писания, сделанное неизвестным.

5415 290. Макрин правил один год. /исправлено: 5414

/добавлено: Он правил совместно с сыном и не совершил ничего достойного упоминания, а после года правления они оба были убиты во время военного переворота. (217–218 гг.)

5418 291. Аврелий Антонин правил три года. /исправлено: Аврелий Антонин правил четыре года.

/добавлено: Поскольку он вел распутную жизнь, то и был убит во время военного переворота. (218–222 гг.)

292. В Никополе появилось шестое издание.

293. Появляется еретик Савеллий.

5431 294. Александр правил тринадцать лет.

/добавлено: Он со славою победил персов.

/добавлено: Он пользовался любовью своих подданных. (222–235 гг.)

295. Ориген прославился в Александрии,

296. а в Риме Ульпиан славится как правовед.

5434 297. Максимин правил три года. (235–238 гг.)

298. Он был первым выходцем из военных, кто достиг императорской власти без сенатского декрета

299. и преследовал христиан.

5441 300. Гордиан правил семь лет. /исправлено: 5440 Гордиан правил шесть лет.

/добавлено: Он покорил парфян и усмирил восставших персов.

/добавлено: После победного возвращения победитель персов пал жертвой заговора своих же приверженцев. (238–244 гг.)

301. Флавиан, в соответствии со знамением Святого духа в виде слетевшего на голову голубя, стал епископом Римским, хотя некоторые утверждают, что это больше должно прилагаться к Зеферину.

5448 302. Филипп правил семь лет. /исправлено: 5447 (244–249 гг.)

303. Он был первым из императоров, поверившим в Христа. /исправлено: Он был первым из императоров, ставший христианином.

304. Кроме того, говорится, что в первый год его правления исполнилось тысяча лет городу Риму.

5449 305. Деций правил один год. /исправлено: 5448 (249–251 гг.)

/добавлено: Он подавил разгоравшуюся гражданскую войну в Галлации.

306. Рассказывают, что монах Святой Антоний стал известен в Египте/.исправлено: Говорят, что монах Антоний стал известен в Египте. Своим основанием первые монастыри обязаны ему.

5451 307. Галл и его сын Волузиан правили два года. /5450

307. Галл правил два года совместно с сыном Волузианом.

/добавлено: Они не сотворили ничего достойного упоминания. (251–253 гг.)

308. Новата, пресвитер епископа Киприана, отправившись в Рим, породил там новацианскую ересь.

5466 309. Валериан правил совместно с Галлиеном пятнадцать лет. /исправлено: 5465 (253–268 гг.)

310. Киприан, бывши первым учителем риторики, а затем епископом, обретает мученический венец.

311. Готы опустошают Грецию, Македонию, Азию и Понт.

312. Валериан42, развязавший преследования христиан, был пленен персами и состарился там, причем жизнь его была полна позора и бесчестия.

5468 313. Клавдий правил два года. /исправлено: 5467 (268–270 гг.)

314. Он побеждает готов, которые разоряли Иллирию и Македонию.

315. Появляется еретик Павел Самосатский.

5473 316. Аврелиан43 правил пять лет. /исправлено: 5472

/добавлено: Сражаясь, он почти вернул Римскую империю в ее прежние границы. (270–275 гг.)

317. Проводя задуманные преследования христиан, он был поражен молнией и мгновенно скончался.

5474 318. Тацит правил один год /исправлено 5473 (275–276 гг.)

319. Краткость его жизни не предлагает никаких замечательных деяний.

/исправлено: Краткость его жизни не предлагает достойных истории никаких деяний.

5480 320. Проб правил шесть лет. /исправлено: 5479

/добавлено: Он был храбр на войне и блестящ в мире, он отвоевал все Галии у вторгшихся варваров. (276–282 гг.)

321. Зарождается манихейская ересь.

5482 322. Кар правил два года совместно с сыновьями Карином и Нумерианом. /исправлено: 5481 (282–283; 283–285; 283–284 гг.)

323. После победы над персами Кар расположился лагерем около Тигра и скончался пораженный молнией.

5502 324. Диоклетиан и Максимиан правили двадцать лет. /исправлено: 5501 (284–305; 286–305; 307–308 гг.)

325. Диоклетиан повелел сжечь Святое Писание на огне и преследовал христиан по всему миру.

326. Он был первым, кто приказал обшивать драгоценными камнями свои одежды и обувь, а ведь прежде того принцепсы довольствовались единственно пурпуром.

/ добавлено: Эти императоры вели несколько войн, в которых одолели персов и отвоевали Месопотамию.

/добвалено: Оба они, покинув вершины власти, жили как обычные граждане.

5504 327. Галерий правил два года. /исправлено: Галерий правил три года. (305–311 гг.)

328. Краткость его правления не соответствует тому, чтобы удостоиться занесению в исторический трактат.

5534 329. Константин правил тридцать лет. /исправлено: Константин правил тридцать один год.

/добавлено: Он подготовил персидскую войну. И по достижению этих пределов все, пришедшие с просьбами были устрашены и готовы выполнять его приказания. (306 – 337 гг.)

330. Он был первый из императоров, который став христианином, даровал христианам свободу собраний и позволил возводить церкви в честь Христа.

331. В его времена зарождается арианская ересь, и Константин созывает Никейский собор, осудивший арианство.

332. Происходит раскол донатистов.

333. В Иерусалиме обретен крест Господа, который отыскала мать Константина, царица Елена.

334. Однако на закате жизни Константин обращается в арианство. О, как печально, что такой великолепный принцепс закончил жизнь так ужасно!

5558 335. Констанций и Констант правили двадцать четыре года. /исправлено: 5559

/добавлено: Констант, человек ужасающе жестоких привычек, потерпел много поражений от персов. (337–361; 337–350 гг.)

336. Обратившись в арианство, Констант повсеместно преследовал католиков.

337. Арий44, поверив в его благосклонность появился в Константинополе и направлялся в церковь, чтобы завязать дискуссию о вере с нашими, но сошед по настоятельной нужде с Форума Константина, внезапно исторг свои внутренности, и скончался.

338. В это же время Антоний и Иларий были почитаемы за свою приверженность учению и вере.

339. В Сирии зарождается ересь антропоморфистов, а в Константинополе – македонианская ересь.

340. Донат, автор грамматического трактата и наставник Иеронима, почитается в Риме выдающимся человеком.

341. Умирает Антоний.

342. Мощи апостолов Андрея и Луки переносятся в Константинополь.

5560 343. Юлиан правил два года. /исправлено: 5561 (361–363 гг.)

344. Он стал императором, а затем, став жрецом, обратился в идолопоклонство, и преследовал христиан со многими мучениями. /исправлено: Он стал сначала императором, а затем жрецом, и обратился в язычество, преследовал христиан со многими мучениями.

/добавлено: И запретил он христианам изучать и проповедовать Святое Писание.

34545. Затем, движимый ненавистью ко Христу, он позволил иудеям восстановить свой храм в Иерусалиме, и они, сойдясь изо всех провинций, заложили новые основы, но однажды ночью внезапно произошло сотрясение земли, и исторгла она камни из глубин основ, и разбросало камни на большом пространстве вдоль и поперек. И клуб огня, изверженный одной из частей храма, опалил многих из них своим пламенем. Оставшиеся в живых, полные страха, возопили о вере своей в Христа. А чтобы не думали, будто все это произошло случайно, следующим вечером на всех одеждах запечатлелся знак креста.

/добавлено: А Юлиан, в свою очередь, пал, настигнутый стрелой, в самом начале сражения с персами.

5561 346. Иовиан правил один год. /исправлено: 5562 (363–364 гг.)

347. Когда он убедился, что войска изберут его императором, то считая себя христианином, заявил, что управлять язычниками он не может, и легионеры возопили: «мы отринули имя Христово из-за Юлиана, а теперь желаем быть христианами вместе с тобой!» Услышав это, он принял императорский скипетр /добавлено: и после заключения мира с персами вернулся в Рим. Он тотчас же принял закон о возвращении христианам всех привилегий и приказал закрыть все идольские храмы.

5575 348. Валентиниан и Валент правили четырнадцать лет. /исправлено: 5576 (364–375; 364–378 гг.)

349. У Дуная готы разделились на два крыла – одно под властью Фридигерна, второе – Атариха. С помощью Валента Фридигерн одержал победу над Атарихом и в благодарность императору за такое благодеяние обратился из католической веры в арианство вместе со всем народом готов. /исправлено: По настоянию Валента готы впали в ересь.

350. В то время Гульфила46, епископ готов, создал готскую письменность и перевел Завет на свой язык. /во второй редакции эта глава упразднена.

351. В это же время появляются ереси Фотина, Евномия и Аполинария.

5581 352. Грациан совместно с Валентинианом правил шесть лет. /исправлено: 5582 (367–383; 375–392 гг.)

353. Амбросий, епископ Милана, блестяще отстаивал католическое учение.

354. Присцилиан положил начало ереси, носящей его имя.

355. Мартин, епископ галльского города Тура явил многие чудеса.

5590 356. Валентиниан совместно с Феодосием правил девять лет. /исправлено: 5591 (375–392; 379–392 гг.)

357. В Константинополе собрался собор ста пятидесяти Отцов церкви и осудил все ереси. /исправлено: Созванный Феодосием, в Константинополе собирается собор из ста пятидесяти Отцов церкви, на котором были осуждены все ереси.

358. Иероним, пресвитер из Белена, во всем мире почитается выдающимся человеком.

359. Присцилиан, обвиненный Итацием, казнен мечом по приказу узурпатора Максима. /исправлено: Присцилиан, обвиненный Итацием, казнен мечом в Галлии по приказу узурпатора Максима.

360. В это же время голова Иоанна Крестителя доставлена в Константинополь и захоронена около седьмого милиария.

361. В это время также по приказу Феодосия повсеместно разрушаются языческие храмы, которые еще оставались нетронутыми.

5593 362. Феодосий совместно с Аркадием и Гонорием правил три года. /исправлено: Феодосий совместно со своими сыновьями Аркадием и Гонорием правил три года. (392 – 395 гг.)

363. В это время прославился Иоанн Отшельник. /исправлено: В это время за сотворенные чудеса прослыл необыкновенным человеком Иоанн Отшельник.

364. Он предсказал Феодосию победу над узурпатором Евгением.

5606 365. Аркадий совместно со своим братом Гонорием правил тринадцать лет. /исправлено: 5607 (395–408 гг.)

369. В это время епископ Августин за свою мудрость и ученые знания почитается выдающимся человеком.

370. Воздаются почести славным епископам Иоанну Константинопольскому и Феофилу Александрийскому.

366. Во времена этого императора Эпирский епископ Донат47 почитается выдающимся человеком за свои необычные достоинства. Он убил дракона, плюнув ему в пасть, и дракон был столь огромен, что восемь пар быков еле смогли дотащить его до костра, на котором он был сожжен, чтобы гнилостью своей не отравлять воздух.

367. В это же время промыслом Божиим обретены тела святых пророков Аввакума и Михея.

368. Готы вторгаются в Италию, а вандалы и свевы – в Галлию.

369. В это время епископ Августин за свою мудрость и ученые знания почитается выдающимся человеком.

370. Воздаются почести славным епископам Иоанну Константинопольскому и Феофилу Александрийскому.

5621 371. Гонорий правил пятнадцать лет совместно с Феодосием Младшим, сыном своего брага. /исправлено: 5622 (395–423; 408–450 гг. )

372. В их правление готы захватывают Рим.

373. Вандалы занимают Гиспанию, а свевы – Галисию. /исправлено: Вандалы, аланы и свевы захватывают все Гиспании.

374. В это время Пелагий выступает против Христа с проповедью своей ереси. Чтобы осудить его, в Карфагене собирается собор из двухсот четырнадцати епископов.

375. В это время Александрийский епископ Кирилл почитается выдающимся человеком.

5648 376. Феодосий Младший, сын Аркадия, правил двадцать семь лет. /исправлено: 5649 (408–450 гг.)

377. Народ вандалов уходит из Гиспаний в Африку и там полагает конец католической вере, укоренив арианскую ересь. /исправлено: Вандалы уходят из Гиспаний в Африку и там полагают конец католической вере, укоренив арианскую ересь.

378. В это время Несторий, епископ Константинопольский, являет свою мерзкую ересь. Собор, собравшийся в Эфесе, осуждает его безбожное учение.

379. В это же время дьявол, явившийся евреям Крита в образе Моисея, обещает провести их в землю обетованную через море, даже не замочив ног. Однако множество их погибло, а уцелевшие обратились в веру Христову.

5654 380. Марциан правил шесть лет. /исправлено: 5656 380. Марциан правил семь лет. (450–457 гг.)

381. В начале его царствования состоялся Халцедонский собор, на котором осудили Евтихия и Александрийского епископа Диоскора.

382. На шестом году царствования этого императора король готов Теодорих вошел в Гиспанию во главе огромного войска.

5670 383. Лев Великий правил шестнадцать лет вместе со Львом Младшим. /исправлено: 5673 Лев Великий правил семнадцать лет вместе со Львом Младшим. (457–474 гг.)

384. Александрия и Египет, больные злой ересью Диоскора и одержимые нечистым духом, взлаивают, аки бешеные псы. /исправлено: Александрия и Египет, отвергнув Халцедонский собор и отдавшись во власть нечистого духа, взлаивают, аки бешеные псы.

385. В это же время возникает ересь ацефалов, отвергающих Халцедонский собор. А прозваны они ацефалами вот за что: никто не знает , кто был первым, т.е. главой этой ереси. Чумой этой ереси и до сих пор поражены многие восточные народы.

5687 386. Зенон правил шестнадцать лет. /исправлено: 5690 (474–491 гг.)

/добавлено: Он поддерживает ересь ацефалов, и те аннулируют каноны Халцедонского собора.

387. Вероятно потому, что Зенон намеревался умертвить своего сына Льва Августа, мать подложила вместо него другого схожего младенца, а настоящий Лев тайно стал священнослужителем. Будучи членом клира, он дожил до времен Юстиниана.

388. В это самое время найдены останки апостола Варнавы и, промыслом Господним, евангелие от Матфея, написанное его собственным стилом.

5714 389. Анастасий правил двадцать семь лет. /исправлено: 5717

/добавлено: Отстаивая ересь ацефалов, он изгоняет приверженцев Халкедонского собора.

/добавлено: Он поносит Евангелия, исправляет их так, как будто они были написаны неизвестными евангелистами. (491–518 гг.)

390. Тразамунд, король вандалов, закрывает католические церкви и отправляет в изгнание на Сардинию сто двадцать епископов. /исправлено: В это время Тразамунд жестоко преследует католиков в Африке.

391. Тогда выделяется своею мудростью и преданностью вере Фульгенций. /исправлено: Фульгенций блистает своей крепостью в вере и мудростью.

392. В это же время в Карфагене некий арианин Олимпий, который богохульствовал, понося Святую Троицу в публичных термах, на глазах у всех скончался, объятый пламенем трех огненных стрел, низринутых на него ангелом.

393. Точно так же, как некий арианский епископ Барбас, когда крестил одного человека, произнес противные истинной вере слова крещения: «Крещаю тебя во имя Отца, через Сына во Дух Святой» – тотчас приготовленная для крещения вода бесследно исчезла из купели. Увидев это, крещаемый быстро ушел в католическую церковь, где принял крещение Христово по обряду истинной веры.

5722 394. Юстин Великий правил восемь лет. /исправлено: 5725

/добавлено: Он склонялся на сторону Халцедонского собора и отверг ересь ацефалов. (518–527 гг.)

395. После Тразамунда на трон вандалов взошел Хильдерих, сын плененной дочери императора Валентиниана.

396. Он поклялся Тразамунду, что не будет во время своего правления благоволить к католикам, но уже до начала царствования велел вернуть изгнанных епископов и вернуть им отобранные церкви.

5761 397. Юстиниан правил тридцать девять лет. /исправлено: 5765 Юстиниан правил сорок лет.

/добавлено: Он обратился в ересь ацефалов и обязал всех епископов осудить три главы Халцедонского собора.

/добавлено: В Александрии возникают ереси Феодосия и Гая. (527–565 гг.)

398. Патриций Велизарий одержал блестящую победу над персами. /Во второй редакции эта глава упразднена.

399. Затем, посланный в Африку Юстинианом, он уничтожил народ вандалов. /исправлено: Вандалы в Африке были истреблены Велизарием.

/добавлено: Римское войско введено в Гиспанию Атанагильдом.

/добавлено: А в Италии король остготов Тотила был разгромлен патрицием Нарсесом.

400. В это же время тело монаха Святого Антония промыслом Господним обретено, доставлено в Александрию и захоронено в церкви святого Иоанна Крестителя.

5772 401. Юстин Младший правил одиннадцать лет. /исправлено 5776

/добавлено: Он уничтожает все писания, направленные против Халцедонского собора и повелевает, чтобы эдикт о вере ста пятидесяти Отцов поминался народом во время мессы.

/добавлено: Тогда армяне впервые принимают веру Христову.

/добавлено: Лангобарды истребляют гепидов.

/добавлено: В то же самое время Думийский епископ Мартин прославляется в Галисии, проповедуя истинную веру. (565–578 гг.)

402. Патриций Нарсес во времена Юстиниана августа разгромил готского короля Тотилу, и, устрашенный угрозами Софьи Августы, жены Юстиниана, был вынужден возвратить лангобардов из Паннонии и ввести их в Италию. /Во второй редакции эта глава упразднена.

403. В это же время король готов Леовигильд разгромил мятежников в некоторых провинциях Гиспании и снова подчинил их власти своего королевства. /Во второй редакции эта глава упразднена.

5779 404. Тиберий правил семь лет. /исправлено: Тиберий правил шесть лет.

/добавлено: Лангобарды, разгромив римлян, входят в Италию. (578–582 гг.)

405. Готы по вине Эрменегильда, сына Леовигильда, делятся на две враждебные группы и убивают друг друга в возникшей усобице.

5800 406. Мауриций правил двадцать один год. /исправлено: 5803 (582–602 гг.)

407. Противники готов свевы приведены в покорность королем Леовигильдом.

408. Готы, трудами короля Рекареда возвратились в лоно католической веры.

/исправлено: По инициативе глубоко верующего короля Рекареда готы обращаются в католичество.

/добавлено: В это время епископ Леандр почитается во всей Гиспании за свою мудрость и твердость в вере.

409. Воюющие против римлян авары были отражены, скорее благодаря золоту, чем оружию. . /Во второй редакции эта глава упразднена.

5808 410. Фока правил восемь лет. /исправлено: 5811 (602–610 гг.)

411. Он стал императором благодаря военному перевороту и велел умертвить Мауриция Августа и многих патрициев.

412. В его царствование «Зеленые»48 и «Голубые» ведут гражданскую войну на Востоке и в Египте, безжалостно истребляя друг друга.

413. Персы проводят жестокие сражения против Римской империи. Разгромленные ими римляне утратили многие территории, включая Иерусалим.

/ исправлено: Персы проводят жестокие сражения против Римской империи. Разгромленные ими римляне утратили многие территории на Востоке.

5813 414. Идет пятый год правления императора Ираклия. /исправлено: Идет шестнадцатый год правления императора Ираклия. При нем славяне отняли у римлян Грецию, а персы – Сирию, Египет и многие другие провинции. (610–641 гг.)

415. В Гиспании славнейший принцепс готов Сисебут силой своего оружия покорил многие города, бывшие под контролем римский войск. /исправлено: . В Гиспании король готов Сисебут завоевал многие города, бывшие под контролем римский войск (612–621 гг.)

416. и обратил в веру Христову евреев, бывших подданными его королевства. /добавлено: После него глубоко верующий король Свинтила (621–631 гг.) начал войну против остальных римских городов и быстрой победой достиг единовластия над всем объединенным королевством Гиспании.

417. Таким образом, от сотворения мира и до нашего времени, то есть до пятого года правления императора Ираклия и четвертого года благоверного принцепса Сисебута прошло 5813 лет. /исправлено: Таким образом, от сотворения мира и до нашей эры 664 года, то есть до шестнадцатого года правления императора Ираклия и пятого года благоверного принцепса Свинтилы прошло 5827 лет.

418. Время жизни, отмеренное человеку, ему неведомо. В целом, все противоречия по этому вопросу разрешил Господь наш, Иисус Христос, сказав: «Не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти.» (Деяния 1:7, Синодальный перевод, 2003 г.), и в другом месте: «О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один.» (От Матфея 24:36, Синодальный перевод, 2003 г.) Таким образом, пусть каждый думает о кончине своей так, как это говорится в Святом Писании: «Во всех делах твоих помни о конце твоем, и вовек не согрешишь.» (Неканоническое, Сирах 7:39) А конец времен для любого наступает тогда, когда он расстается с жизнью.

Конец

* * *

1 Марк Аврелий Антонин – (лат. Marcus Aurelius Antoninus; 121–180) – римский император (161–180) из династии Антонинов, философ, представитель позднего стоицизма.

2 Юлий Африканский, III веке н. э. Написал историю мира, «Хронографию», в пяти книгах, охватывающую период от сотворения мира до 221 г. от Р. Х.

3 Евсевий Кесарийский (ок. 263–340) – римский историк, отец церковной истории.

4 Иероним – Иероним Стридонский (342–420) церковный писатель, историк, переводчик и создатель канонического текста Библии.

5 Юстин II Младший (565?–578) – византийский император, но не консул.

6 …принципата Ираклия Августа… Византийский император Ираклий I, Флавий Ираклий Август (610 – 641).

7 король Сисебут – король вестготов , правил в 612–621 годах. Ему наследовал король Свинтила, правивший в 621–631 годах, в начале его правления Исидор внес эту поправку.

8 Адам в возрасте двухсот тридцати годов породил сына Сифа. Русский Синодальный перевод дает возраст Адама 130 лет: Адам жил сто тридцать лет и родил сына по подобию своему по образу своему, и нарек ему имя: Сиф. (Быт 5:3) Книги Бытия на других языках указывают возраст Адама 130 лет. В дальнейшем Святой Исидор прибавляет некоторым прародителям сто лет возраста по сравнению с другими переводами книги Бытия.

9 Иосиф – Иосиф Флавий, (Иосеф бен Маттитьяху; около 38 г., Иерусалим, – после 100 г., Рим), еврейский историк и один из главных представителей еврейско-эллинистической литературы. В тексте имеется в виду его книга «Иудейские древности».

10 Минерва – италийское имя греческой богини мудрости Афины Паллады. Автор излает здесь один из вариантов легенды о рождении Афины. Относительно её места рождения существуют многие версии. Однако многие древнегреческие авторы единодушно связывают рождение Афины с озером Тритонид в Африке. Даже Гомер называет Афину Тритогнеей или Тритония.

11 Серапис – эллинистический бог эпохи Птолемеев. Культ Сераписа продержался до 391 года н. э., когда был разрушен Серапеум, святилище в Александрии и по требованию епископа Феофила император Феодосий I запретил языческие культы. Примерно тогда христианами были захвачены святилища Сераписа и в других городах Египта.

12 Куреты и корибанты – жрецы богини Реи-Кибелы. Куреты – мифические спутники Реи, сопровождавшие богиню, когда она искала место, чтобы тайно от Кроноса родитьЗевса, т.к. Кронос пожирал своих детей. Согласно легенде, куреты подняли невообразимый шум, дабы заглушить им крики новорождённого бога и тем самым спасти его от неминуемой гибели в чреве своего отца. На Крите корибантов называли куретами. Они танцевали обнаженными, с щитом и в шлеме, и подчас доходили до экстатического неистовства.

13 Пожар от Фаэтона . В мифах древних греков Фаэтон – сын бога солнца Гелиоса. Управляя колесницей отца, Фаэтон не смог сдержать огнедышащих коней, которые, приблизившись к земле, едва не спалили её. Чтобы предотвратить катастрофу, Зевс поразил Фаэтона ударом молнии, и пылающий Фаэтон упал в реку.

14 Иисус, преемник Моисея – Иисус Навин (евр. Йехошуа бин Нун), предводитель евреев времен завоевания Ханаана.

15 Гофониил – первый из числа судей Израильских. На нем был Дух Господень, и был он судьею Израиля. Он вышел на войну, и предал Господь в руки его Хусарсафема, царя Месопотамского, и преодолела рука его Хусарсафема. И покоилась земля сорок лет. И умер Гофониил, сын Кеназа. (Книга Судей 3:10,11)

16 Аод – второй из судей Израильских. Так смирились в тот день Моавитяне пред Израилем, и покоилась земля восемьдесят лет. (Книга Судей 3:30) Далее идет перечисление судей израильских в соответствии с Книгой Судей Священного Писания.

17 Гипокентавры – мифические чудовища. Исидор Севильский в своей работе «Этимологии» описывает их так: Гипокентавры имеют смешанную природу – человека и лошади, голова у них покрыта шерстью, как у зверей, но в остальном они похожи на обычных людей и могут даже говорить, но поскольку их губы непривычны к человеческой речи, то из издаваемых ими звуков нельзя вычленить слова. Они называются гиппокентаврами, ибо считается, что в них соединилась человеческая и конская природа….»

18 Приам – мифологический персонаж, последний царь Трои.

19 Самсон – (евр. Шимшон, испанск. Sanson) – герой, прославившийся своими подвигами в борьбе с филистимлянами. Затем начинается время царей. В данной хронике рассматриваются только цари Иудеи, одного из царств после раскола на Иудейское и Израильское царство.

20 Асканий, сын Энея, основывает Альбу – Альба-Лонга якобы основана около 1152 г. до н. э. Асканием сыном Энея. Впоследствии он принял имя Юл и положил начало роду Юлиев. Альба Лонга считается родиной близнецов Ромула и Рема.

21 Илий – первосвященник, народный вождь и последний судья израильский из дома Аарона, из рода Ифамара. За свое потворство и слабый надзор за поведением своих сыновей, Офни и Финееса, он понес строгое наказание. Сыновья его глубоко оскорбляли своего отца своими беззаконными и безнравственными поступками, особенно при жертвоприношениях, но он легко относился к этому и не обуздывал их. Самуил, в то время еще отрок, получил ночью откровение от Бога объявить Илию грозный суд Божий на род его за слабость его родительской власти. Старец выслушал это известие с покорностью и смирением (I Цар. III, 18), и грозный суд Божий совершился над ним только через двадцать семь лет после предречения оного. Его два сына были убиты в битве с филистимлянами и Ковчег Завета попал в руки неприятелей.

22 Кодр – мифический царь Аттики. Было предсказание, что враги не завоюют Аттику, если погибнет её царь. Кодр, переодевшись дровосеком, направился в лагерь врагов, завязал там драку и был убит. После этого в Аттике решили не иметь более царей. Аристотель писал, что Кодр погиб ради свободы отечества. Смерть относят к 1068 году до н. э.

23 Дидона – легендарная основательница Карфагена. По договору с местным царем она купила столько земли, сколько может покрыть воловья шкура, Дидона изрезала шкуру на ремешки и обняла ею целую гору. Точную дату основания Карфагена разные авторы дают по разному. Но в любом случае это девятый век до Р. Х.

24 Ликург – здесь имеется в виду легендарный спартанский законодатель. Деятельность его относится к девятому столетию до Р. Х. Спарту раздирали раздоры, и Ликург, желая остановить их предложил свой план государственного устройства. Затем, чтобы данное им государственное устройство оставалось навеки неизменным, он отправился в Дельфы, клятвой обязав царей, старейшин и народ не изменять данных законов, пока он не вернется. Ради сохранности своих законов и мира в государстве Ликург уморил себя голодом.

25 Ромул основал Рим – датой основания Рима считается 753 год до Р. Х.

26 Десять колен из Иудеи – племена потомков десяти из двенадцати колен Израиля, попавших в ассирийский плен. Единое Израильское царство после смерти царя Соломона распалось на Израиль и Иудею. В Израиле проживали десять колен. В 732–722 гг. до Р. Х. Израильское царство погибло под ударами ассирийцев. Народ был уведен в плен и расселен по разным местам. Поиски этих колен ведутся и до сих пор. Поскольку точных сведений об этих коленах не имеется, то следы их находят в Японии, в Африке и среди американских индейцев.

27 Фалес из Милета – древнегреческий физик, астроном и философ. Фалес первым указал, что Луна светит отражённым светом; что затмения Солнца происходят тогда, когда его закрывает Луна. Можно утверждать, что Фалес создал «математический метод» в изучении движения небесных тел.

28 Сафо – Сапфо, Сафо Милитенская (ок. 630–570 гг. до Р. Х.) древнегреческая поэтесса, основательница песенной лирики. Центром поэзии Сапфо является любовь и страсть к разным персонажам обоих полов. Слово «лесбиянка» происходит от названия её родного острова Лесбос, а в английском языке также используется образованное от её имени слово «сапфический»; оба этих слова стали применяться для обозначения женской однополой «любви» только в XIX веке. Лирические героини многих её стихотворений говорят о страстной влюблённости или любви к различным женщинам, но описания телесного контакта между женщинами встречаются редко и являются спорными. Политическая и семейная свобода женщин на острове Лесбос вкупе с подобными стихами – все это являлось в глазах древних греков признаком если не разврата, то весьма вольного поведения.

29 История Юдифи – Юдифь или Иудифь, женский вариант имени Иуда. Жила в маленьком городе Ветилуя, который осаждали ассирийские войска царя Навуходоносора под командованием Олоферна. Городу грозила гибель от голода и жажды и от вражеских мечей. Юдифь, будучи «красива видом и весьма привлекательна взором», направилась в лагерь ассирийцев и соблазнила их военачальника. Когда тот упился вином и уснул, она отрубила ему голову. Потеряв военачальника, ассирийцы отступили. Юдифь прожила сто пять лет. А подвиг, прославивший ее имя в веках, она совершила около 589 года до н. э.

30 История с Эсфирью – Эсфирь, героиня одноименной книги Ветхого Завета. Была воспитанницей еврея Мордехая, который спас жизнь царю Артаксерксу. Царь, плененный красотой и скромностью Эсфири взял ее в жены. Возвышение еврейки и ее опекуна возбудило злобу и зависть одного из фаворитов царя – Амана. Он добился от Артаксеркса указа о поголовном истреблении евреев. Эсфирь, рискуя потерять своё положение и жизнь, вопреки строгому придворному этикету явилась к царю без приглашения и убедила его посетить приготовленный ею пир, во время которого и обратилась к нему с просьбой о защите. Узнав в чём дело, царь приказал повесить Амана и отменил свой указ.

31 Птолемей – Птолемей Лагид, Сотер – основатель династии Птолемеев, правившей в Египте с IV до I столетия до н. э. Военачальник и один из ближайших друзей Александра Македонского. Свое прозвище Сотер – Спаситель получил после того, как в одной из битва спас жизнь Александра Македонского. Птолемей I Сотер умер в возрасте 84 лет, в 283 г. до н. э.

32 Апостол Матфей – Левий Матфей один из двенадцати апостолов . Считается автором Евангелия от Матфея, написанного на арамейском языке. О жизни Матфея почти ничего не известно. По одним источникам, он проповедовал в Эфиопии, где был замучен около шестидесятого года н. э., по другим, он был казнён за проповедь христианства в Малой Азии. Время создания Евангелия достоверно установить невозможно. Многие исследователи полагают, что Евангелие от Матфея создано первым, некоторые считают его вторым после Марка. Повидимому оно было написано раньше, чем евангелия от Луки и Иоанна. Обычно время создания относят к 41–55 гг. н. э.

33 Симон Волхв – по мнению многих отцов церкви – родоначальник всех ересей. Выдавал себя за самого Бога и Силу Божию. По преданию был побежден апостолом Петром в Риме.

34 Евангелист Марк – один из четырех евангелистов. По преданиям основал церковь в Александрии, где и был епископом. Много путешествовал, проповедуя Евангелие. Растерзан фанатичной толпой язычников в Александрии в 68 году н. э.

35 Апостол Иоанн – он же Иоанн Богослов. Автор одного из Евангелий, Апокалипсиса (Откровение от Иоанна) и трех соборных посланий, включенных в Новых завет. Единственный из двенадцати апостолов, которого постигла естественная кончина, а не от рук палача.

36 Элия – Colonia Aelia Capitolina. Полное имя императора Адриана – Публий Элий Траян Адриан (Publius Aelius Hadrianus). Отсюда название города на месте Иерусалима Элия (Aelia).

37 Антоний Пий (Titus Aurelius Fulvius Boionius Arrius Antoninus Pius) – Пий (pius) значит «добродетельный», «благочестивый».

38 Феодосион из Эфеса – или Феодотион жил в середине II века. Он был христианином, но, как указывает блаженный Иероним, принадлежал к партии иудействующих. Задача переводчика заключалась в том, чтобы исправить и дополнить перевод 70-ти. Перевод Феодосиона сохранился в отрывках.

39 Иреней Лионский – Ириней Лионский, один из первых Отцов церкви, ведущий богослов II века.

40 Тертулиан Африканский – Квинт-Септимий-Флоренс Тертуллиан – знаменитый богослов; родился в Карфагене ок. 160 г., по другим данным в 155 году, получил юридическое образование. Молодость свою он провел в языческих гульбищах и буйствованиях, но в возрасте около сорока лет обращается в христианство. Как и все выкресты, ненавидел язычество. Отличный богослов, красноречивый оратор, он оказал большое влияние на развитие и распространение христианства. В конце жизни, дата которого неизвестна, впал в ересь монтанизма.

41 Ориген – родился около 185 года в Александрии. Веровал истово и непреклонно. Избегая земных соблазнов, оскопил себя, о чем впоследствии не раз пожалел. Учение Оригена, представляющее собой первое системное изложение идей христианства в философском контексте, оказало значительное воздействие на творчество последующих христианских мыслителей. Во время очередной волны антихристианских репрессий в Тире в 254 году, Ориген был брошен в тюрьму и подвергнут пыткам, от которых вскоре умер.

42 Валериан – единственный из императоров Рима, попавший в плен на войне и умерший там. Он вел войну с персидским царем Шапуром и в 260 году вследствие измены, попал в плен к персам, которые обращались с ним самым недостойным образом. Царь Шапур I использовал его спину, как скамейку, когда садился на лошадь. После длительного унижения таким способом, Валериан предложил огромный выкуп за свое освобождение. В ответ Шапур влил ему в глотку расплавленное золото.

43 Аврелиан – Луций Домиций Аврелиан (Lucius Domitius Aurelianus), более известный как Аврелиан – римский император в 270–275 гг. Аврелиан планировал гонения на христиан. Убит заговорщиками во время похода на Восток.

44 Арий (256–336) – Александрийский пресвитер, знаменитый ересиарх, с его именем связано возникновение в IV в. лжеучения – арианства. Бербер по происхождению. Арианство расходилось с основным течением тогдашнего христианства в интерпретации природы Христа: Арий утверждал, что Христос сотворён Богом, и следовательно, во-первых, имеет начало своего бытия и, во-вторых, не равен ему: в арианстве Христос не единосущен Богу. Арианство возникло и, первоначально распространившись в восточных провинциях Римской империи, стало государственной версией христианства при преемниках Константина и государственной религией германских государств вплоть до VI века.

45 К главе 345: Аммиан Марцеллин, современник императора Юлиана и обожатель его, пишет: «страшные клубы пламени, часто исторгавшиеся из основания, делали это место неприступным, сожигая неоднократно работавших; таким образом сие предприятие остановлено стихиею, отгонявшею упорно рабочих» (кн. 23 гл. 1). Современник и соученик Юлиана, св. Григорий Богослов, в слове против Юлиана говорит, что в это время на небе стоял блистающий крест и одежды зрителей запечатлены были крестами. По смерти Юлиана Отступника, все последующие императоры римской империи заботились об утверждении христианства во всей империи.

46 Гульфила, он же Ульфила, Вульфила (лат. Gulfilas, Ulfilas, Ulphilas, Vulfilas; ок. 311–381 гг.) – арианский епископ готов, создавший готскую письменность и перевод на госткий язык Святого Писания. Ветхий Завет перевел с Септуагинты, Новый Завет – с греческого языка. Переводы отличаются большой близостью к текстам, с которых они были сделаны.

47 Епископ Донат – святой Донат жил в царствование императора Феодосия Великого и был епископом в городе Эврии, находившемся в древнем Эпире. Церковная легенда гласит, что близ того города находился источник воды, и если кто-либо пил из этого источника воду, то тотчас умирал в жестоких мучениях. Святой епископ Донат, узнав об этом, пошел к тому источнику. Навстречу ему оттуда вышел страшный дракон. Епископ Донат умертвил чудовище, источник стал безвредным.

48 «Зеленые» и «Голубые» – так называемые партии ипподрома и партии цирка. Вначале формировались как объединения болельщиков за тех или иных наездников и цирковых атлетов. Со временем эти объединения превратились в большую политическую силу.

Источник: Текст переведен по изданию: La «Cronica Universal» de Isidoro de Sevillä circunstancias historicas e ideologicas de su composicion y traduccion de la misma // Iberiä Revista de la Antiguedad, № 4. 2001 © сетевая версия — Тhietmar. 2012
© перевод с исп., прим. — Лапатка Я. 2012

Епископ Исидор Севильский- энциклопедист древнего мира

Епископ Исидор Севильский жил с 560 по 636 год нашей эры.

Но мало того, что жил, он еще и творил. Чем интересны для нас его интеллектуальные труды? Прежде всего своей многогранностью.
Его Литературное наследие: «Этимологии. Книги I-III», «История готов», «История вандалов», «История свевов», «О природе вещей» до сих пор поражает своей энциклопедичностью о древнем мире.

Далее посмотрим, что о нем писали историки, дабы увековечить память о нем.

Детские и юношеские годы

Исидор Севильский родился в семье государственного служащего, Севериана, в Гиспалисе (Испания), куда она перебралась из Нового Карфагена.

По некоторым данным, до этого события Севериан занимал пост губернатора Карфагенской провинции, но был изгнан оттуда за отстаивание веры и противодействие арианству.

Дата рождения Исидора Севильского определяется приблизительно 560-м годом.

Севериан умер вскоре после появления Исидора на свет. Оплакав почившего мужа, вдова приняла решение отложиться от мира, постричься в монашество. Своего сына, Исидора, она поручила старшим сыновьям (братьям Исидора), а затем, взяв с собой дочь, Флорентину, поступила в обитель. Впоследствии, благодаря труду и молитве, она удостоилась стать настоятельницей монастыря (её имя в монашестве – Туртура).

Этот поступок едва ли можно оценивать как безнравственный, безответственный: старшие дети Туртуры были достаточно самостоятельными людьми; один из братьев, Леандр, опекал Исидора так, словно тот был ему сыном, а сам он – отцом.

Леандр оказался строгим педагогом. Согласно преданию, однажды Исидор, не выдержав строгости брата, позволил себе убежать из дома. Гуляя, он обратил внимание на лунку в камне, образовавшуюся под действием капель воды. Задумавшись, он пришёл к поучительной аналогии: как вода непрестанным падением точит камень, так и человек непрестанными упражнениями добивается в жизни успехов. Осмыслив поведение Леандра, он раскаялся и возвратился домой.

Вскоре, следуя примеру матери, но главное, зову своего сердца, Леандр принял монашество. При этом он не забывал об Исидоре, продолжал заботиться о нём: был ему добрым наставником в религиозно-нравственном отношении; кроме того, помогал с изучением общеобразовательных дисциплин.

В 578 году Леандра возвели на Гиспальскую епископскую кафедру. С этого времени заботу об Исидоре взяла на себя их общая сестра, Флорентина, ставшая, после смерти Туртуры, настоятельницей обители.

Обучаясь Божьей премудрости и светским наукам, Исидор проявлял немало усердия. Интересующие его фрагменты или даже целые книги он часто заучивал наизусть. За время своего обучения он постиг множество предметов, овладел философией, греческим, латинским и еврейским языком.

Считается, что заключительный образовательный этап он прошёл в епископской Гиспальской школе, славившейся богатым библиотечным фондом (по другим сведениям, он завершил обучение в одной из местных обителей).

В это время Исидор всерьёз помышлял о монашеской жизни.

Монашеский путь

Приблизительной датой окончательного отстранения Исидора от мира и поступления в монастырь называют 590 год.

Согласно дошедшим до нас хроникам, жизнь Исидора в монастыре была близка к затворнической. Наряду с ежедневными аскетическими упражнениями, он занимался наукой, подготавливал материалы, необходимые ему для будущих творческих трудов.

Иногда его навещали Гиспальские священнослужители. Случалось, что его гостем был сам король Рекаред. Зная о высоком образовательном уровне Исдора, о его ревности, друзья предлагали ему оставить затвор и вступить на стезю проповедника.

Через некоторое время епископ Леандр призвал брата к себе, поручив ему роль диакона-помощника в текущих церковных делах.

Епископское служение

Зная брата как ревностного и образованного христианина, епископ Леандр видел в нём достойного преемника. Так и произошло.

В 600-м году, по смерти Леандра, на осиротевшую Гиспальскую кафедру поставили Исидора. Его избрание произошло при единодушном одобрении народом, Гиспальским клиром, королем Рекаредом, святителем Григорием Великим.

Занимая кафедру, святитель Исидор не ограничивал сферу своей деятельности пределами своей территории, а старался способствовать укреплению веры на всей Испанской земле.

По смерти правителя Рекареда и последовавшей за сим дворцовой смутой, в Испании на какое-то время усилилось влияние ариан. Всё это время Исидор Севильский не переставал отстаивать Православие и как мог противодействовал арианским настроениям.

Начиная с правления Гундемара ситуация стала выправляться. В 610 году епископ Исидор получил приглашение прибыть в Толет на Церковный Собор. Решением Собора звание первого епископа Карфагенской провинции определили за Толетским епископом. Понимая, насколько такое решение важно для формирования среди Испанской паствы единства, святитель Исидор был в числе первых, подписавшихся под ним.

В 612 году испанский трон перешёл к королю Сисебуту. Сисебут покровительствовал Православным. К Исидору Севильскому он относился с дружественным чувством, и тот отвечал ему взаимностью (насколько позволяли нормы христианской морали и правила дворцового этикета).

Король благоволил к занятиям святителя научными исследованиями и всячески их поощрял, а Исидор, в свою очередь, помогал королю уместными советами в вопросах религиозного и государственного значения.

Одной из особых заслуг святителя в этот период стало устройство монастыря вблизи города Гиспалис. В задачу этой общежительной обители входила квалифицированная подготовка священнослужителей. Согласно преданию, из стен данного образовательного центра вышло немало хороших проповедников.

Вообще же, заботясь о просвещении верующих, Исидор Севильский способствовал организации многих школ.

В 619 году святитель он председательствовал на Гиспальском Соборе, рассмотревшим ряд канонических и дисциплинарных вопросов, а также вопрос о монофизитском архиерее, Григории. Роль председательствовавшего обнаружила в нём зрелого богослова, талантливого организатора, беспристрастного судью.

Со смертью Сисебута в Испании произошёл ряд событий, повлекших перемены в общественной жизни. Не все отнеслись к этому сочувственно. Но и в данный период отношения Исидора Севильского со светскими властями, в том числе с правящим королем Свинтилой, складывались хорошо.

После свержения Свинтилы, в 631 году, на престол взошёл Сисенанд. Отношения святителя с новым королём не отличались особой доверительностью и теплотой. Между тем, король видел в нём возможную потенциальную опору и не конфликтовал.

В декабре 633 года состоялся один из наиболее известных Испанских Соборов – IV Толедский. Обязанности председательствующего были возложены на Исидора Севильского. На тот момент времени он был старейшим испанским архиереем.

Собор принял ряд важнейших определений. После озвучивания исповедания истинной веры Христовой, Собор рассмотрел множество важных вопросов и принял несколько принципиальных определений: относительно упорядочения практики совершения храмовых богослужений; относительно правил жизни и поведения некоторых категорий верующих (монашествующих, кающихся, вдов); запрет принуждать иудеев, проживавших на землях королевства, к обращению в христианство и др.

Блаженная кончина

В конце земной жизни святитель Исидор страдал от тяжёлой болезни. В последние месяцы особе внимание он уделял нищим. Они во множестве посещали его резиденцию, и он милосердно жертвовал им необходимые средства.

После того, как здоровье святителя совершенно ухудшилось, он, желая очиститься исповедью, пригласил двух архиереев: Епартия и Иоанна. Расположившись на стуле, в церкви, перед алтарной перегородкой, он публично принёс покаяние. Исповедавшись, причастился Святых Даров, по-христиански испросил у собравшихся прощения, призвал к миру, завещал раздать оставшееся после него имущество бедным и перешёл в келью. Через 4 дня он почил. Год смерти святителя: 636-й.

Почитание

В 1063 г. мощи епископа Исидора были перенесены в г. Леон, столицу северного испанского королевства, и захоронены в церкви, которая впоследствии была переименована в церковь святого Исидора. Здесь они находятся и в настоящее время, помещенные в серебряную раку
В 1598 году епископ Исидор был канонизирован в католицизме как святитель, в 1722 году провозглашён там же Учителем церкви.
Русская Православная Церковь почитает его как писателя и историка, но не святого из-за того, что он был сторонником «Filioque». Однако ему посвящена одна из глав «Синаксаря», составленного иеромонахом афонского монастыря Симонопетра Макарием и изданного Сретенским монастырем в 2011 году. Его имя также внесено в святцы Православной Церкви в Америке в чине святителя.


«Джузеппе Москати: Исцеляющая любовь» — пример жизни христианина

Итальянский фильм «Джузеппе Москати: Исцеляющая любовь» рассказывает о неаполитанском враче. Католической церковью он причислен в клику святых.


Джузеппе Москати

О том, как он работал сохранились воспоминания очевидцев.

Среди коллег Москати был известен своим бескорыстием. Вот знаменательное свидетельство врача, который часто наблюдал, как он лечит больных:

«Видя в больных образ скорбящего Христа, он не хотел брать с них денег и всякий раз, когда ему их предлагали, видимо страдал».

Посещая богатых или зажиточных людей, он, конечно, брал причитающуюся ему сумму, но перед своей совестью и перед Богом он всегда заботился о том, как бы не взять лишнего.

Вот письмо, посланное им жене одного пациента:

«Досточтимая госпожа, я возвращаю вам часть гонорара, потому что мне кажется, что вы дали мне слишком много. Конечно, от каких-нибудь акул я взял бы больше, но от тружеников — нет. Я надеюсь, что Бог пошлет вам радость, исцелив вашего мужа. И сделайте так, чтобы он не удалялся от Бога и посещал источник спасения (св. причастие). С наилучшими пожеланиями Дж. Москати».

Однажды его несколько раз звали к больному пятнадцатилетнему мальчику, которого он полностью вылечил. Закончив лечение, он получил конверт с гонораром. Возвращаясь домой, Москати открыл его и увидел, что там была довольно значительная по тем временам сумма — тысяча лир. По свидетельству очевидцев, он внезапно повернул обратно, в волнении взбежал по лестнице и отдал конверт, сказав с раздражением: «Вы либо с ума сошли, либо приняли меня за вора».

Все сразу же подумали, что знаменитый профессор недоволен тем, что получил слишком мало, и отец мальчика в замешательстве протянул ему другую бумажку в тысячу лир. Однако профессор не только с неудовольствием отверг это новое приношение, но, открыв бумажник, вернул восемьсот лир, утверждая, что двухсот более чем достаточно. Потом он ушел со спокойной совестью, оставив семью пациента в полном недоумении.

Таким образом, если богатые звали его наперебой из-за его славы диагноста, бедные шли к нему чередой, потому что они знали, что он не попросит у них платы за лечение и что оно, напротив, может быть им выгодно. И действительно, в самых тягостных случаях Москати клал несколько денежных бумажек в рецепты или под подушку нуждающегося пациента, особенно когда замечал, что болезнь началась или усугубилась из-за недоедания.

Иногда он сам покупал те лекарства, которые выписал, или оплачивал лечение в больнице тем, у кого не было такой возможности.

Однажды его коллега, сопровождавший его к больному, от имени всех остальных заметил, что его бескорыстие ставит их всех в неловкое положение, но получил от Москати достаточно выразительный ответ:

«Пеппи, извините, здесь мать плачет о больном сыне, а вы мне о деньгах!».

Его могли позвать в кварталы, пользовавшиеся самой дурной славой, в темные переулки, куда было опасно углубляться, в обветшавшие парадные, где ему приходилось освещать себе дорогу спичками, но он никогда не отказывался приходить по вызову. Когда ему говорили о том, что это опасно, он отвечал:

«Нельзя бояться, когда идешь делать добро».

Один его друг встретил его вечером в Вомеро, на площади Ванвителли, далеко от мест, где он обычно бывал. Он спросил его, что он делает в этих краях:

«Знаешь, — сказал со смехом Москати, — я каждый день прихожу, чтобы служить плевательницей для одного бедного студента».

Дело в том, что один молодой человек, больной туберкулезом, хотя и не в заразной стадии, снимал комнату. Если бы хозяева узнали, что он болен, они выставили бы его на улицу, и поэтому Москати приходил каждый день унести грязные платки, чтобы сжечь их, и оставить чистые.

В доме у Москати его сестра, которая вела его хозяйство, получала весь его заработок и распоряжалась им, оставляя необходимое для достойного существования и отдавая все остальное нуждающимся. Сам профессор возвращался от больных, принося с собой адреса бедных семей, с которыми он познакомился, и передавал их сестре с наказом позаботиться о них.

Один случай особенно трогателен и свидетельствует о поистине необычайной доброте.

Жил-был бедный и одинокий старик, который когда-то сочинял песни (в те годы в Неаполе были сочинены самые знаменитые песни): его здоровье было в критическом, хотя и не безнадежном состоянии, и болезнь могла внезапно обостриться. Ему нужно было постоянное медицинское наблюдение, но Москати не мог за ним наблюдать, потому что был очень занят в больнице. Поэтому они договорились так: каждое утро старик приходил в кафе на улице, по которой Москати шел в больницу и там (конечно, за счет профессора) выпивал чашку горячего молока с печеньем. Профессор проходил, заглядывал в кафе, проверял, там ли старик, улыбался ему и сразу же уходил. Если несколько дней подряд он его не видел, то знал, что должен как можно скорее зайти в его лачугу на окраине города, чтобы оказать ему помощь.

Рассказы такого рода можно было бы умножить, но нельзя забывать, что милосердие Москати было не милосердием спокойного благодетеля, но милосердием видного врача, чья профессия связана с нервным напряжением, к которому постоянно обращаются со всех сторон с просьбами: как ученый он должен был следить за новинками, проводить опыты в лаборатории, писать научные доклады; его присутствие как лечащего врача было необходимо как в больнице, так и в домах частных лиц, которые постоянно обращались к нему с настойчивыми вызовами; он должен был готовиться к занятиям, преподавать, следить за работой учеников и, наряду со всем этим и прежде всего, — как христианин он взял себе за правило никогда не уклоняться от помощи беднейшим из бедных.

После его безвременной смерти друзья говорили о его «труде, ежедневном, ежечасном, без отдыха, без передышки». Тем, кто спрашивал его, как он все это выносит, он просто отвечал:

«У того, кто причащается каждое утро, неиссякаемый запас энергии«.

Кафедра паталогоанатомии находилась тогда в упадке — никто не хотел ею заниматься, и Москати согласился безвозмездно заняться ее «реорганизацией и рациональным переустройством». Над входной дверью было написано старое изречение, выбранное основателем, на которое никто уже, по-видимому, не обращал особого внимания. Оно гласило: «Hie est locus ubi mors gaudet succurrere vitam» — «Это место, где смерть радуется, ибо может помочь жизни».

Москати начал с того, что приказал повесить на эти обветшавшие мрачные стены превосходной работы распятие с надписью под ним: «О mors его mors tua» — «О смерть, я стану твоей смертью!». Вдохновляясь этим обещанием Воскресшего, Москати как бы совершал литургию, преображая и искупая это место, бывшее в глазах всех «нездоровым, угрюмым, убогим, гнетущим».

Когда студенты входили и вставали вокруг преподавателя, тот на мгновение останавливал взгляд на распятии и все замечали, что он молча молится; потом он принимался за вскрытие, всегда начиная с какого-либо краткого, но достаточно выразительного напоминания: «Здесь кончается гордыня человека! вот что мы такое! как поучительна смерть!». Или же, указывая на труп, он говорил: «Еще вчера это был наш пациент, а теперь мы видим некоторые органы, ему принадлежавшие… Если бы вы, молодые люди, время от времени размышляли о смерти, вы были бы гораздо добрее«. Так эта кафедра, бывшая, как он любил повторять, «местом, где мы, врачи, проверяем свои диагнозы и свои ошибки», несмотря на убогое помещение и недостаток технических средств, по всеобщему свидетельству, достигла «блистательных научных высот».

Ученики, проводившие все дни с Москати, буквально боготворили его и многие провожали его до дома, продолжая по дороге беседовать с ним и задавать ему вопросы. Один из них вспоминает о зрелище, ставшем обычным для Неаполя: «Мы шли за ним целой процессией, как будто он был святым». И после воскресного обхода больничных палат почти все шли вместе с ним в церковь.

Сам преподаватель писал в одном письме:

«Я создал как бы религиозную монашескую общину: мы с моими друзьями работаем, соревнуясь, движимые возвышенными идеалами. Мы так сентиментальны! Бог ведет нас. Я решил, что все молодые люди (…) имеют право совершенствоваться, читая не печатную книгу, где все написано черным по белому, но книгу, обложка которой — больничные койки и лаборатории, а содержание — страждущая плоть человеческая и научный материал, — книгу, которую нужно читать с бесконечной любовью и величайшим самопожертвованием ради ближнего» (11 сентября 1923 года).

И он добавлял:

«Я думал, что долг моей совести — научить молодых. Мне внушало отвращение обыкновение ревниво скрывать от них плоды своего опыта, и я считал своей обязанностью поделиться с ними всем, что знаю…».

В записке, найденной его сестрой в корзине для бумаг, мы читаем нечто вроде его исповеди, записанной им для самого себя:

«Иисус, любовь моя! Твоя любовь возвышает меня; Твоя любовь освящает меня, обращает меня не к одному творению, но ко всем творениям, к бесконечной красоте всех существ, созданных по образу и подобию Твоему«.

Вот некоторые свидетельства во время процесса о беатификации:

«Рабу Божьему приходилось бороться со всеми врачами — членами масонских лож — ибо он открыто исповедовал свою христианскую веру, а также с теми, кто видел в нем сильного соперника, несмотря на его молодой возраст».

Стало быть, у ненависти масонов к Москати была скрытая подоплека («ревность и зависть тех, кто не мог вынести его профессионального превосходства»), однако внешней причиной их яростной вражды было нечто иное.

Один очевидец рассказывает:

«Его презирали, высмеивали те, кому было не по душе честное, прямое и мужественное исповедание им католической веры: его называли маньяком, истериком, человеком не в своем уме, фанатиком».

В его адрес звучали и другие оскорбления (и кое-кто из недоброжелательных коллег заботился о том, чтобы они дошли до его слуха) — его называли «фанатиком, дурным глазом, сумасшедшим, врачом священников и монашек».

Москати работал в среде, буквально захваченной врачами, открыто принадлежавшими к масонству, и ярыми материалистами. И он прекрасно знал об этом. Более того, когда речь шла об истине и справедливости, он говорил об этом совершенно однозначно.

В одном из писем он писал:

«Я — звезда мельчайшей величины среди блистательных светил и буду рад исчезнуть в их свете, если, однако, взойдут яркие светила, а не мутные и слабые…».

Он требовал, чтобы на конкурсах не было «ни компромиссов, ни закулисных маневров,… но лишь признание действительных заслуг, независимо от возраста, школы, группировок».

В письме, отправленном им Бенедетто Кроче, в то время бывшему министром общественного образования, Москати горячо приветствовал назначение на кафедру гигиены своего коллеги, которого он считал более подходящим для этой должности, и не побоялся написать министру:

«Я знаю, что один высокопоставленный масон хочет пополнить число «братьев» на факультете, ставшем для них родным домом».

Некоторые свидетели открыто и недвусмысленно говорили об отношении масонской секты к Москати: «Они хотели раздавить его, уничтожить».

Но все замечали, что эта борьба его совершенно не задевает.

«Все знали, — говорит очевидец, — что Москати был как священник, и борьба, которую вели против него врачи-масоны и коллеги-материалисты, никогда не повергала его в уныние… Он часто говорил мне: «Что мне другие? Я забочусь о том, Чтобы угодить Богу»».

Один очевидец говорит:

«Больные знали, что для того, чтобы лечиться у Москати, нужно приобщаться к таинствам».

И еще: «У всех больных он спрашивал, в мире ли они с Богом, приобщаются ли к таинствам, нет ли на их совести тяжкого греха. Иными словами, он сначала лечил душу, а потом — тело больных, приходивших к нему».

Москати со всей уверенностью утверждал, что в больнице «миссия всех» — монахинь, младшего медицинского персонала, врачей — «содействовать милосердию Божьему».

Монахиня его отделения должна была прежде всего заботиться о духовном состоянии пациента и уведомлять о нем профессора, который, леча его со всевозможной самоотдачей и призвав на помощь весь свой опыт, старался помочь больному целостно осмыслить то, что с ним происходит, и почти всегда с непреклонной мягкостью внушал ему желание достичь исцеления, понимаемого как истинное спасение.

Призывы и утверждения: «Исповедуйтесь», «примиритесь с Богом», «приобщитесь к Господу», «подумайте о бессмертной душе», «жизнь и смерть — в руках Божьих» раньше или позже находили свое место среди врачебных указаний, даваемых Москати его пациентам, особенно тогда, когда он видел, что их жизнь в опасности и что в опасности их вечное спасение. Но дело в том, что когда он говорил об этом, больные уже так любили его, что почти всегда принимали эти указания с благодарностью, и многие слушались его.

Безошибочно поставив диагноз одному известному миланскому адвокату, чего не удавалось сделать никому из врачей, он вручил ему письмо, в котором рекомендовал ему одного из миланских священников, «дабы он примирился с Богом, так как уже много лет назад удалился от Него«, утверждая, что иначе не сможет вылечить его телесный недуг.

Другому больному, который, казалось, целый месяц лечился безрезультатно, он сказал: «Вы не исповедовались, поэтому и не выздоравливаете. Бог напоминает вам об этом».

Тем, кто удивлялся его подходу к больным, он объяснял:

«Говорить с больными о том, что не касается болезни, вошло у меня в привычку, потому что у них есть и душа… Так называемый фрейдистский психоанализ — это лечение; а что такое психоанализ? Это исповедь врачу с целью избавиться от навязчивых идей. Но это хорошо для протестантских стран, где нет исповеди, — а в нашей католической Церкви исповедь есть«.

Одному молодому человеку, самым тяжким недугом которого казалась абсолютная бесхребетность, он дал рецепт с надписью: «Лечение Евхаристией«.

Нам трудно представить себе, как Москати удавалось лечить душу одновременно с телом (следует отметить, что он отправлял больных лечить «духовный недуг» к какому-нибудь из своих знакомых священников, а потом лично проверял, состоялась ли встреча).

В письме к одному коллеге Москати пишет:

«Блаженны мы, врачи, если помним, что кроме тел перед нами — бессмертные души, которых, согласно евангельской заповеди, мы должны любить, как самих себя. В этом — наше удовлетворение, а не в том, чтобы слышать, как нас провозглашают целителями физических недугов» (и не без иронии он добавлял: «Особенно тогда, когда совесть подсказывает нам, что физический недуг прошел сам собой!«).

«Это врачеватель телес и душ», — говорил о нем Бартоло Лонго, построивший святилище Девы Марии в Помпеях, ныне также блаженный, бывший его пациентом.

Многие письма Москати свидетельствуют о том, что в таком же духе он воспитывал и своих учеников:

«Пусть чувство долга неизменно руководит вами при исполнении миссии, доверенной вам Провидением: думайте о том, что ваши больные прежде всего наделены душой, к которой вы должны найти подход и которую вы должны привести к Богу; подумайте о том, что на вас возлагается долг любви к учению, потому что только так вы можете выполнить свою великую задачу — помогать людям в несчастье. Наука и вера!» (16 июля 1926).

«Помните о том, что вы должны заботиться не только о теле, но и о стенающих душах, прибегающих к вам. Сколько скорбей вы скорее облегчите советом или духовным утешением, нежели холодными аптекарскими рецептами» (1923).

Одному пациенту он советовал:

«Я прошу вас вспомнить о своем детстве и о тех чувствах, которые питали к вам ваши близкие, ваша мама; вернитесь к добродетельной жизни, и я клянусь вам, что помимо вашего Духа, и плоть ваша получит облегчение: вы исцелитесь душой и телом, потому что получите главное лекарство — бесконечную любовь» (23 июня 1923 года).

Но необходимо напомнить, что Москати не был ни целителем, ни чудотворцем: он был врачом, и врачом превосходным, однако был абсолютно убежден, что перед ним прежде всего — бессмертная душа.

Однако он никогда не вдавался в спиритуализм, пренебрегая телом. Одной монахине, которая хотела увести его на литургию в рабочее время, он резко ответил:

«Сестра, Богу служат, работая«.

А одной благочестивой даме, которая отказывалась лечиться, говоря, что достаточно молитв, он возражал:

«Для вашей души полезнее, чтобы вашему телу сделали один-единственный укол от болезни, чем читать множество молитв».

Таков был Москати.

И мы можем вспомнить взволнованные, даже потрясенные свидетельства известных деятелей культуры и науки, которые, общаясь с этим христианином нового типа (следует отметить, что с Москати можно было говорить о философии, об искусстве, о литературе, о музыке, о богословии, об урбанистике, с неизменной пользой и пищей для ума), задумались о себе самих и о своей судьбе.

Другой знаменитый неаполитанский врач, Кастеллино, неверующий, сказал о нем:

«Он был чудесным человеком и жил в неизменном общении со Христом, отверзающим могилы и побеждающим смерть». Другой врач сказал:

«Он был самым совершенным воплощением любви, о которой говорит св. Павел в Послании к Коринфянам, какое мне когда-либо доводилось видеть». Взгляды Бенедетто Кроче общеизвестны. Так вот, философ жил в мансарде, из окна которой он каждое утро мог видеть, как Москати спешил в больницу.

Часто они встречались и беседовали. Иногда для разговоров не было времени и тогда философ, как истинный неаполитанец, окликал его с балкона: «Дон Пеппино, я тебя не понимаю, почему ты все бежишь? куда ты идешь? чего ты надеешься достичь…? Все приходит в свое время». А потом, вернувшись к себе, он говорил домработнице: «Если бы все католики были такими… если бы все были как дон Пеппино!».

Кем же был этот человек, говоривший себе самому на страницах своего дневника:

«Люби истину, будь самим собой, без притворства, страхов и оглядок. И если истина навлекает на тебя преследования, прими их; и если она стоит тебе мук, терпи их. И если ради истины тебе придется принести в жертву самого себя и свою жизнь, принеси эту жертву мужественно«.

Одному из друзей он признавался:

«Пишу вам поздней ночью. Уверяю вас, у меня нет времени даже на то, чтобы схватиться руками за голову… Больница, лаборатории, официальные занятия, мои занятия по диагностике и в клинике, масса тяжелобольных в подавленном состоянии духа занимают меня целиком и не дают мне делать ничего другого» (январь 1919 года).

И, каким бы самоотверженным ни был профессор, ему приходилось ежедневно бороться со своей вспыльчивостью в ответ на любые неурядицы. Однако он всегда старался взять себя в руки, позволить обстоятельствам, все более неотступным, как бы выровнять все шероховатости своего характера.

Умер Москати неожиданно, в расцвете лет, после визита к больному, и не было никого, кто бы оказал ему помощь и поддержал его.

Его жизнь и деяния — это суд над всеми христианами, которые уклоняются от исполнения воли Божьей, отказываясь быть «бесполезными рабами», потому что воспринимают свою миссию в Церкви и в мире как нечто расплывчатое, чуть ли не второстепенное для их существования, для их личности и поэтому в конечном счете ощущают неуверенность, ностальгию по другим возможностям, сомневаются в своем призвании, психологически готовы сменить его (женщины, живущие в целомудрии, хотели бы быть замужем, состоящие в браке хотели бы иметь другого супруга или хранить целомудрие, духовные лица хотели бы быть мирянами, а миряне хотели бы быть духовными лицами, люди, занимающиеся одной профессией, хотели бы найти свое самовыражение в чем-либо ином, и есть еще много других примеров); суд над всеми этими существованиями, которые не посвящены безраздельно исполнению миссии, им доверенной, или всех мнимых «миссий», выбранных как экологическая ниша.

Существование и миссия христианина — это прежде всего приверженность ко Христу, горячая личная устремленность к Нему как к живому человеку, а не как к «точке отсчета». Наиболее яркое знамение тому — жизнь в целомудрии. Любовь к ближнему должна быть знамением этой изначальной близости, которая возникает по воле Христа Господа и приносится Ему в жертву. Для христианина источником любви к ближнему является либо целомудрие, порожденное личной самоотдачей Христу, либо лишь психологическая попытка приблизиться ко Христу, совершая моралистическое насилие над собственными привязанностями.

В наше время, когда милосердная любовь в социальной сфере кажется чуть ли не упреком Христу, образ Москати напоминает нам о том, что у христианской любви есть совершенно определенный источник и свое лицо: это любовь Христова, которая должна воспламенить сердце Его ученика, по словам св. Павла.

Глядя на жизнь и на деяния Москати, никто не мог сомневаться в том, что он открыто исповедует свою любовь ко Христу. Тем, кто отвергал Иисуса Господа, Москати казался маньяком, с которым следует бороться и которого нужно уничтожить. Но если человек признавал Христа (хотя бы не без колебаний) и еще помнил о Нем (даже если былая вера ослабела), тогда Москати, творивший дела милосердия, являл для него свидетельство пламенное, исполненное убедительной силы. И никто не мог ошибаться ни на мгновение, думая, что речь идет о природной доброте доктора.

Аскеза и деятельное милосердие давали Москати право убежденно проповедовать Господа Иисуса: он стал бескорыстен, чтобы говорить нелицемерно, он стал всем для всех, чтобы указать Того, Кто является «всем», он приносил в жертву больным свою жизнь, чтобы получить право говорить о жизни вечной. Иногда он даже просил больного вместо денег сделать ему другой подарок — причаститься, вернуться к утраченной вере.

«Когда я однажды спросил его, почему он отказался от денег, предложенных ему состоятельным больным, который был очень серьезно болен и был великим грешником, он ответил мне: «Я его обращу».

Согласно Москати, надлежит постоянно творить дела милосердия, чтобы обрести право на целостную проповедь о Христе, и, проповедуя Христа, надо быть целостной личностью, чтобы дела милосердия не растворились в туманной филантропии, которой беззастенчиво пользуются именно те, кто хочет самоутвердиться и утвердить мир, отрицая Христа.

С точки зрения медицинского искусства мы можем сказать, что его профессиональные способности мощно окрепли. Это можно утверждать в двояком смысле. С одной стороны, казалось, что вера (христианский подход к больному) обострила его и без того выдающиеся способности к диагностике: казалось, он угадывал, видел телесные болезни, замечал недоступные наблюдению симптомы, что изумляло его коллег. С другой стороны, его пронизывающая интуиция достигала таких глубин, что часто он ставил и диагноз душевных недугов.

Он сам признавался:

«Господь дарует мне такое ясновидение, что я не могу воспрепятствовать ему, и нередко вижу уродство душ больных».

Иногда происходили случаи, пугавшие его самого. Однажды он вернулся домой взволнованным и рассказал сестре:

«Знаешь, что произошло со мной сегодня? Ко мне пришла одна дама со своей дочерью. Дочери было года двадцать четыре-двадцать пять. Посмотрев на нее, я ей сказал: «Барышня, вы еще не приняли первого причастия!». По ее слезам я заключил, что так оно и есть. Потом я пристально посмотрел на даму и сказал ей: «Госпожа, вы живете со священником-расстригой». Знаешь, все это была правда, и я не могу себе объяснить, как я об этом догадался!».

Сестре пришлось утешить его, говоря, что это, конечно, одно из совпадений, которые иногда бывают.

И в том, что касается физических недугов, и в том, что касается недугов духовных, он, казалось, был наделен сверхъестественными дарованиями (точно так же, как Христос, согласно рассказам Евангелия!). Но здесь необходимо сказать, что в Москати эти дарования были не дарованиями чудотворца, механически добавленными к обычным врачебным способностям, — напротив, они являлись как бы чудом уподобления. Иначе говоря, казалось, будто, пройдя весь путь науки (а Москати занимался постоянно) и пройдя весь путь духовного созревания, который был для него возможен, его личность укоренилась в точке, где они сходятся: там, где его взгляд мог быть обращен и в ту и в другую сторону, чтобы придти к их синтезу. В определенный период жизни Москати наука и вера явили в нем не только свою не-противоречивость, но милосердную любовь как свою конечную сущность, будучи различными проявлениями той премудрой любви, которая вместе создала и искупила их.

Укоренившись в милосердной любви, Москати стал великим врачом благодаря своей вере и великим верующим благодаря своим знаниям.

Москати не только воспринимал свою профессию как профессию, которая сродни священству, но и пытался, действуя в исторических обстоятельствах своего времени, милосердно и тактично привести больных к покаянию и к вере в сверхъестественную жизнь. То, что он делал в одиночку в то время, когда царило полное равнодушие к глубинной сути личности больных, сегодня можно предложить как пример для всех.

Многому от него можно научиться и, вдохновляясь его примером, многого можно достичь.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На проникнутое глубокой благодарностью письмо своего ученика-врача, отправлявшегося по месту своего первого назначения, Москати ответил так:

«Не наука, но любовь преобразила мир… Я всегда в глубине сердца жалею, что вы далеко от меня, и меня утешает только мысль о том, что что-то от меня осталось в вас; не потому, чтобы я чего-нибудь стоил, но в силу того духовного заряда, который я стараюсь сохранить и распространить вокруг. Я все время помню о вас, будьте уверены в этом. Целую вас во Христе!».

Быть может, теперь нам легче понять, почему кардинал Ронкалли, прочитав жизнеописание Москати, назвал его Lumen ecclesiae, светом Церкви. Созванный им II Ватиканский Собор сказал впоследствии, что задача Церкви — «отражать в мире тот Свет Народов (Lumen Gentium), которым является Христос».

Так вот, Церковь сможет сделать это только в том случае, если отблеск этого света будет ежедневно сиять на лицах мирян.

Когда в Страстной четверг 1927 года похоронная процессия шла по улицам Неаполя — в ней принимало участие множество преподавателей, студентов и простого люда — один старик подошел к столику, поставленному у входа в дом Москати, и дрожащей рукой записал в книге соболезнований:

«Мы оплакиваем его, потому что мир потерял святого, Неаполь — пример всяческих добродетелей, а больные бедняки потеряли все».

Антонио Сикари. «Портреты Святых»


«Смерть в Венеции» по Лукино Висконти и Томасу Манну; страсти и охлаждение их по Феофану Затворнику

«Смерть в Венеции» (итал. Morte A Venezia) — фильм  режиссёра Лукино Висконти по мотивам одноименной новеллы Томаса Манна. Он вышел на экраны в 1971 году и был отмечен наградами и номинациями крупнейших премий и призами на кинофестивалях.

kinopoisk.ru

Фильм рассказывает о внезапной любви уже немолодого человека к юноше. Действие происходит в Лидо, в Венеции. Персонажей в фильме немного. В фильме в отличие от книги главный герой представлен композитором, а в книге он-литератор. Однако суть, как фильма, так и естественно сначала новеллы, заключается в деградации личности от своей страстной тайной любви мужчины к мужчине.

Фильм замечателен. Особенно он понравится людям творческим. Музыка Малера иллюстрирует картины Венеции и морского побережья с изысканным вкусом. Костюмы героев отличаются своей элегантностью и простотой. В общем, как говорится лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

kinopoisk.ru

Однако, психологическая подоплека в этой новелле-трагедии  естественно лучше выражена в самом произведении. На ней, новелле и остановимся. Я не поскуплюсь на цитаты, потому что текст Томаса гениален и комментировать его я буду с точки зрения православной психологии.

Святитель Феофан Затворник посвятил борьбе со страстями целую работу »Грехи и страсти и борьба с ними». Она и будет нам в помощь.

Познакомимся с главным героем новеллы.

«Ашенбах как-то обмолвился в одном из проходных мест романа, что почти все великое утверждает себя как некое «вопреки» – вопреки горю и муке, вопреки бедности, заброшенности, телесным немощам, страсти и тысячам препятствий. Но это было больше, чем ненароком брошенное замечание; это было знание, формула его жизни и славы, ключ к его творению. И не удивительно, что эта формула легла в основу характеров и поступков его наиболее оригинальных персонажей

Вторя знаменитому цвейговскому выражению из его «Смятения чувств»  «так, посвятив всю свою жизнь изображению людей и попыткам установить содержание их духовного мира на основании их творчества» можно дать характеристику и нашему герою. Он идет всему вопреки. Вопреки физическому телу, вопреки обстоятельствам. Там, где нужно идти и следовать разуму он идет вопреки. Например, зная, что город заражен холерой и поэтому необходимо  срочно его покидать, он остается в нем.

ЭТО состояние можно охарактеризовать словом — неприязнь или неприятие ОКРУЖАЮЩЕГО. Вот что пишет об этом св. Феофан :»Есть две вещи, которые наводят на нас гнев Божий, тяготящий и теснящий: неприязнь к другим и похоть, а первой бывает большой простор. Извольте потрудиться все, чем обнаруживала она себя в вас, выяснить и положить пресечь без раздумываний, как бы это благовидно ни казалось. Неприязнь, вместо людей, обратите теперь на то, чем она в вас обнаруживалась, и извергните то вон. Случалось вам читать или слышать слова Апостола: «Сердце мое распространилось к вам»? Так распространите и вы свое сердце и за то получите искомое и желаемое

«Итак, он опять видит это чудо, этот из моря встающий город, ослепительную вязь фантастических строений, которую республика воздвигла на удивление приближающимся мореходам, воздушное великолепие дворца и Мост Вздохов, колонну со львом и святого Марка на берегу, далеко вперед выступающее пышное крыло сказочного храма и гигантские часы в проеме моста над каналом; любуясь, он думал, что приезжать в Венецию сухим путем, с вокзала, все равно, что с черного хода входить во дворец, и что только так, как сейчас, на корабле, из далей открытого моря, и должно прибывать в этот город, самый диковинный из всех городов.»

Описание Венеции автором, а в частности упоминание  имени святого Марка, является прямой подсказкой тому, что все мы находимся под покровом Божиим, а св. Феофан гласит предупреждает и : «Все, что Господом учреждено, благодатно есть… И всякому все дается даром. Но иначе бывает в отношении к отпадающим от Господа... »

«Улыбаясь и что-то говоря на своем мягком, расплывающемся языке, он опустился на стул, и Ашенбах, увидев его четкий профиль, вновь изумился и даже испугался богоподобной красоты этого отрока. Сегодня на нем была легкая белая блуза в голубую полоску с красным шелковым бантом, завязанным под белым стоячим воротничком. Но из этого воротничка, не очень даже подходящего ко всему костюму, в несравненной красоте вырастал цветок его головы – головы Эрота в желтоватом мерцании паросского мрамора, – с тонкими суровыми бровями, с прозрачной тенью на висках, с ушами, закрытыми мягкими волнами спадающих под прямым углом кудрей.«Как красив!» – думал Ашенбах с тем профессионально холодным одобрением, в которое художник перед лицом совершенного творения рядит иногда свою взволнованность, свой восторг.»

«Не сотвори себе кумира» предугадывая падение каждого человека, пророчит Ветхий завет, а Феофан Затворник пишет: «Держитесь одного: как замечено страстное, тотчас вооружаться против него гневом и неприязненным разсерчанием. Это разсерчание в мысленной брани такое же имеет значение, как при нападении злого человека подать его сильно в грудь

«И даже когда Ашенбах не смотрел на него, а прочитывал страницу-другую из взятой с собою книги, он все время помнил, что тот лежит поблизости, – стоит только слегка повернуть голову вправо, и тебе откроется нечто чудно прекрасное. Временами Ашенбаху даже чудилось, что он сидит здесь как страж его покоя, пусть занятый своими делами, но бдительно охраняющий благородное дитя человеческое, там справа, совсем неподалеку.»

Кумир завоевал сердце и проник в душу профессора.  От Феофана Вышинского «Страсти не суть какие-либо легкие помышления или пожелания, которые являются и потом исчезают, не оставляя по себе следа: это сильные стремления, внутреннейшие настроения порочного сердца. Они глубоко входят в естество души и долгим властвованием над нами и привычным удовлетворением их до такой степени сродняются с нею, что составляют, наконец, как бы ее природу

«Его глаза видели благородную фигуру у кромки синевы, и он в восторженном упоении думал, что постигает взором самое красоту, форму как божественную мысль, единственное и чистое совершенство, обитающее мир духа и здесь представшее ему в образе и подобии человеческом, дабы прелестью своей побудить его к благоговейному поклонению. Это был хмельной восторг, и стареющий художник бездумно, с алчностью предался ему. Дух его волновался, всколыхнулось все узнанное и прожитое, память вдруг вынесла на свет старые-престарые мысли, традиционно усвоенные смолоду и доселе не согретые собственным огнем.»

Профессор в капкане страстей оказался беспомощным животным. Вот как к этому относится св. Феофан :»Страсти в нас, но самостоятельности в нас не имеют. Разум, например, есть существенная часть души, и его никак отнять нельзя, не уничтожив душу. А страсти не таковы. Они превзошли в естество наше, и выгнаны из него быть могут, не мешая человеку быть человеком, а напротив, быв изгнаны, оставляют человека настоящим человеком, тогда как присутствием своим портят его и делают из него лицо, во многих случаях худшее из животных

«Амур, право же, уподобляется математикам, которые учат малоспособных детей, показывая им осязаемые изображения чистых форм, – так и этот бог, чтобы сделать для нас духовное зримым, охотно использует образ и цвет человеческой юности, которую он делает орудием памяти и украшает всеми отблесками красоты, так что при виде ее боль и надежда загораются в нас

«Страсть ослепляет, а враг туману подпускает. И мучится человек, и то диво, что ему хочется мучиться и не хочется отстать от мучения,»- так ответил бы на боль и надежды от красоты Феофан Затворник.

«Ибо только красота, мой Федр, достойна любви и в то же время зрима; она, запомни это, единственная форма духовного, которую мы можем воспринять через чувства и благодаря чувству – стерпеть. Подумай, что сталось бы с нами, если б все божественное, если бы разум, истина и добродетель являлись нам в чувственном обличье? Разве мы не изошли бы, не сгорели бы от любви, как некогда Семела перед Зевсом? Итак, красота – путь чувственности к духу, – только путь, только средство, мой маленький Федр… И тут, лукавый ухаживатель, он высказал острую мысль: любящий-де ближе к божеству, чем любимый, ибо из этих двоих только в нем живет бог, — самую насмешливую из всех когда-либо приходивших на ум человеку, мысль, от которой взялось начало всего лукавства, всего тайного сладострастия, любовной тоски.»»

Комментарии излишни, ибо красоту земную профессор ставит выше Бога и соответственно является грешником, а по св. Феофану «грешник будто связан, будто в узах, и притом болезненных, въевшихся в его тело. …Мучительство страстей съедает и душу, и тело. Грешник есть существо тлеющее

«Счастье писателя – мысль, способная вся перейти в чувство, целиком переходящее в мысль. Эта пульсирующая мысль, это точное чувство в те дни было подвластно и покорно одинокому Ашенбаху, мысль о том, что природу бросает в дрожь от блаженства, когда дух в священном трепете склоняется перед красотой. Внезапно ему захотелось писать. Правда, говорят, что Эрот любит праздность, для нее только и создан. Но в этой точке кризиса возбуждение раненного его стрелой обернулось творчеством.»

«Как огня бойтесь действовать по страсти. Где хоть малая тень страсти есть, там не жди проку. Тут прячется враг и все перепутает».(Cв. Феофан)

«Ашенбах более не был расположен к самокритике: вкус, духовный склад его времени, уважение к себе, зрелость и поздно пришедшая к нему простота сделали его несклонным расчленять побудительные причины и решать, совесть или нерадивость и слабость помешали ему выполнить свое намерение. Он был сбит с толку, боялся, что кто-нибудь, пусть даже сторож, заметит его бег, его поражение, боялся показаться смешным. В то же время он сам подсмеивался над своим священно-комическим страхом. «Оробел, – думал он, – оробел и как петух трусливо опустил крылья в разгаре боя. Нет, право же, это бог заставляет нас при виде любимого терять мужество, пригибает к земле наш гордый дух…» Он забавлялся, грезил, он был слишком высокомерен, чтобы страшиться чувства

ОДЕРЖИМЫЙ СТРАСТЬЮ, человек медленно, но верно скатывался в преисподню. «Всякая страсть имеет своего беса, который чрез человека питает свою страсть, или себя. Выгнать его, и опор страсти опадет.»(cв. Феофан)

«Приближается богиня, похитительница юношей, это она украла Клейта и Кефала, это она, на зависть всем олимпийцам, наслаждалась любовью прекрасного Ориона. Кто-то сыплет розами на краю света, несказанно нежное свечение и цветение, малютки облака, просветленные изнутри, прозрачные, точно амуры-прислужники парят в розовом, в голубоватом благоухании; пурпур пал на море, и оно неспешно понесло его вперед, к берегу; золотые копья метнулись снизу в небесную высь, блеск стал пожаром, беззвучно, с божественной, нездешней мощью растекся зной, огонь; языки пламени лизнули небо, и священные кони брата, потрясая гривами, взнеслись над землею.»

Воображение унесло писателя на другой берег своей мечты. «Этот ад <страстей> начинается еще здесь; ибо кто из людей страстных наслаждается покоем? Только страсти не всю свою мучительность обнаруживают здесь над душою: тело и общежитие отводят удары их; а там этого не будет. Они со всею яростию нападут тогда на душу.»(Св. Феофан)

«Много раз, когда за Венецией заходило солнце, он сидел на скамье в парке, чтобы наблюдать за Тадзио в белом костюме с цветным кушаком, забавлявшимся игрою в мяч на утрамбованной площадке, и ему думалось, что он видит перед собой Гиацинта, который должен умереть, ибо его любят два бога. Он даже мучился острой завистью Зефира к сопернику, позабывшему оракула, лук и кифару для игры с прекрасным юношей; он видел диск, который беспощадная ревность метнула в прекрасную голову, и подхватывал, даже бледнел при этом, поникшее тело, и на цветке, возросшем из сладостной крови, была начертана его бесконечная жалоба…»

«Пока не умерщвлены в конец страсти, дурные мысли, чувства, движения и замышления не прекратятся.»(Феофан Затворник)

«Нет отношений страннее и щекотливее, чем отношения людей, знающих друг друга только зрительно, – они встречаются ежедневно и ежечасно, друг за другом наблюдают, вынужденные, в силу общепринятых правил или собственного каприза, сохранять внешнее безразличие – ни поклона, ни слова. Беспокойство, чрезмерное любопытство витают между ними, истерия неудовлетворенной, противоестественно подавленной потребности в общении, во взаимопознании, но прежде всего нечто вроде взволнованного уважения. Ибо человек любит и уважает другого, покуда не может судить о нем, и любовная тоска – следствие недостаточного знания

ФЕОФАН ЗАТВОРНИК ДАЕТ НА СЕЙ СЧЕТ СВОЙ СОВЕТ: «Главнейший же подвиг есть хранение сердца от страстных движений и ума от таких же помыслов. Надо в сердце смотреть и все неправое оттуда гнать.»

«Какие-то отношения, какая-то связь неизбежно должны были установиться между Ашенбахом и юным Тадзио, и старший из них с острой радостью заметил, что его участие, его внимание остаются не вовсе без ответа. Что, например, побуждало Тадзио идти утром на пляж не по мосткам позади кабинок, а по песку, мимо кабинки Ашенбаха, иногда без всякой нужды, чуть ли не задевая его стол, его кресло? Или это притяжение, гипноз более сильного чувства так действовал на незрелый, бездумный объект? Ашенбах всякий день дожидался появления Тадзио и, случалось, притворялся, что занят и не видит его. Но иногда он поднимал глаза, и их взгляды встречались. Оба они в этот миг были глубоко серьезны.»

Отношения, мучающие друг друга, зашли далеко.  Что делать?  Вышинский Затворник помогает советом:«Как человек может очистить сердце свое? Трудом в исполнении заповедей, противоположных страстям. Проси помощи, но и сам трудись; без своего труда и помощь не придет: но и из труда, если помощь не придет, ничего не выйдет. И то и другое нужно.»

«Встречи с Тадзио благодаря общему для всех распорядку дня и счастливой случайности теперь уже не удовлетворяли Ашенбаха; он преследовал, выслеживал его. Так, например, по воскресеньям поляки никогда не бывали на пляже, – и он, догадавшись, что они посещают мессу в соборе св.Марка, тотчас же ринулся туда и, войдя с пышущей жаром площади в золотистый сумрак храма, сразу увидел того, кого так искал: Тадзио сидел за пюпитром, склонившись над молитвенником.»

ПОМНИ о Господе, тогда все наладится. «Пока не умерщвлены в конец страсти, дурные мысли, чувства, движения и замышления не прекратятся. Умаляются по мере умаления страстей. Источник их страстная половина наша. Вот сюда все внимание и обратить надо. Есть одно воспитательное средство. Память о Господе непрестанная с молитвой к Нему.»(cв. Ф.З.)

«И все же было бы неправдой сказать, что он очень страдал. Мозг и сердце его опьянели. Он шагал вперед, повинуясь указанию демона, который не знает лучшей забавы, чем топтать ногами разум и достоинство человека.»

«Одурманенный и сбитый с толку, он знал только одно, только одного и хотел: неотступно преследовать того, кто зажег его кровь, мечтать о нем, и когда его не было вблизи, по обычаю всех любящих нашептывал нежные слова его тени. Одиночество, чужбина и счастье позднего и полного опьянения придавали ему храбрости, заставляли без стыда и страха пускаться в самые странные авантюры. Так, например, вернувшись поздно вечером из Венеции, он остановился в коридоре, у комнаты, где жил Тадзио, вконец истомленный страстью, прижался лбом к косяку и долго не в силах был сдвинуться с места, забыв, что его могут увидеть, застать в этом безумном положении.»

Все признаки деградации налицо. Феофан Затворник об исцелении: «Не переставайте видеть врага, злого, в сих возстаниях и раздражайте гнев против них. Рук не опускайте, а все боритесь… Без боренья с этим никто не обходится. И надо было ожидать… Но пройти может, если мужественно вооружитесь. Ибо всякая победа над сим дает венец. Как врагу невыгодно доставлять венцы, то он и удаляется и не нападает. Останутся одни естественные движения, но они тогда вялы и бессильны и скоро прекращаются суровым обращением с телом

«И больше того: они были он, когда, рассвирепев, бросались на животных, убивали их, зубами рвали клочья дымящегося мяса, когда на изрытой мшистой земле началось повальное совокупление – жертва богу. И его душа вкусила блуда и неистовства гибели.От этого сна Ашенбах очнулся разбитый, обессилевший, безвольно подпавший демону. Он уже не страшился пристальных взглядов людей; их подозрения больше его не заботили.»

«Бесноватые не одни те, в которых буйство беса видимо обнаруживается. В наибольшей части в бесноватых бесы смиренно живут, лишь чрез внушения заправляя их страстными делами и усиливая деятельность свою в ту пору, когда кто задумывает покаяться и исправиться.» (Cв. Феофан)

«Хмельной от этого открытия, влекомый все вперед и вперед этими глазами, попавшийся на удочку страсти, он гнался за своей предосудительной надеждой, чтобы наконец все-таки потерять ее из виду.»

«Побеждение страстей есть самопроизвольное мученичество духовное, невидимо в сердце совершаемое…

…Мученичество сие должно было начаться с той минуты, как в сердце вашем созрела решимость посвятить себя Господу.» Такого мученичества по святителю наш герой не проделал и к Господу не обратился.

«Ибо красота, Федр, запомни это, только красота божественна и вместе с тем зрима, а значит она путь чувственного, маленький Федр, путь художника к духу. Но ведь ты не поверишь, мой милый, что тот, чей путь к духовному идет через чувства, может когда-нибудь достигнуть мудрости и истинного мужского достоинства.

Ибо ты должен знать, что мы, поэты, не можем идти путем красоты, если Эрот не сопутствует нам, не становится дерзостно нашим водителем. Пусть мы герои и храбрые воины, мы все равно подобны женщинам, ибо страсть возвышает нас, а тоска наша должна оставаться любовью, – в этом наша утеха и наш позор. Понял ты теперь, что мы, поэты, не можем быть ни мудрыми, ни достойными? Что мы неизбежно идем к беспутью, неизбежным и жалким образом предаемся авантюре чувств. Наш мастерский стиль – ложь и шутовство, наша слава и почет, нам оказываемый, – вздор, доверие, которым нас дарит толпа, – смешная нелепость, воспитание народа и юношества через искусство – не в меру дерзкая, зловредная затея. Где уж быть воспитателем, тому, кого с младых ногтей влечет к себе бездна. Мы можем отрицать это влечение, можем добиться достоинства, но как ни вертись, а бездна нас притягивает.»

Если страсть возвышает, если влечет бездна, то ПО- ФЕОФАНОВСКИ «ведь все страстные суть бесноватые. Всякая страсть имеет своего беса, который чрез человека питает свою страсть, или себя. Выгнать его, и опор страсти опадет

«Но форма и непринужденность, Федр, ведут к пьяному угару и вожделению и могут толкнуть благородного на такое мерзостное осквернение чувства, которое клянет его собственная суровость, они могут и должны привести его к бездне. Нас, поэтов, говорю я тебе, ведут они к ней – потому что мы не можем взлететь, а можем лишь сбиться с пути.»

КАК ВЕСТИ СЕБЯ, ЧТОБЫ НЕ ВЛЕТЕТЬ В ЭТОТ САМЫЙ ПЬЯНЫЙ УГАР? Феофан Затворник советует запомнить это раз и навсегда: «Мускулы и все тело держите в напряжении в струнку, не распуская ни одного члена сибаритно. Если вы одни, жгутом или четками отдуйте себя по плечам, до боли порядочной. Это успешнее всего злую рабу плоть обращает к покорности и смиряет. Из еды все жирное и крепко питательное устранить на это время, и поменьше есть. Можно выбрать пищу не горячащую, а холодящую. Вместо мягкого кресла для сиденья возьмите жесткую табуретку. Спать снимите тюфяк… и постелите одно одеяло… И покройтесь чем-либо прохладным… В комнате поменьше тепла… Освежаться на воздухе хорошо, но и чувства блюсти.

Все же упование возверзите на Господа. В молитве пребывайте… Но никогда не робейте… И в какой бы силе ни было нападенье отразить – напрягайтесь. Главное, не допускайте сочувствия и тем паче соизволенья или сосложенья… Сочувствие вырывается и невольно; надо отбить его… и заменить отвращением.»


Любовь необычная в «Cмятении чувств» Cтефана Цвейга

«Смятение чувств» австрийского писателя Стефана Цвейга повествует также о любви мужчины к мужчине, а точнее пожилого профессора к своему студенту. Тема актуальная сейчас, правда пока скрытая от досужего явного взора лишь паутинным покрывалом, она всегда будоражила умы людей и тела избранных, какими мужеложники себя и считают.

Так что же это такое любовь между мужчинами?  Попробуем разобраться в этом вопросе с точки зрения православной психологии.

Апостол Павел в «Послании к римлянам» говорит прямо, что такие люди действительно существуют: «подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение.»

И из этого следует, что «или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего.» (1Кор.6:9-11)

Так было в его время. А вот что описывает книга Ветхого Завета «Левит», что по времени значительно раньше. «Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость. [И ни с каким скотом не ложись, чтоб излить [семя] и оскверниться от него; и женщина не должна становиться пред скотом для совокупления с ним: это гнусно.] Не оскверняйте себя ничем этим, ибо всем этим осквернили себя народы, которых Я прогоняю от вас: и осквернилась земля, и Я воззрел на беззаконие ее, и свергнула с себя земля живущих на ней. А вы соблюдайте постановления Мои и законы Мои и не делайте всех этих мерзостей, ни туземец, ни пришлец, живущий между вами, ибо все эти мерзости делали люди сей земли, что пред вами, и осквернилась земля; чтоб и вас не свергнула с себя земля, когда вы станете осквернять ее, как она свергнула народы, бывшие прежде вас; ибо если кто будет делать все эти мерзости, то души делающих это истреблены будут из народа своего. Итак соблюдайте повеления Мои, чтобы не поступать по гнусным обычаям, по которым поступали прежде вас, и чтобы не оскверняться ими. Я Господь, Бог ваш.»

Причина мужеложства в том, что человек грешит и презирает Заповеди Божии. Между Богом и человеком встает некто в дьявольском образе. Дьявол, сатана означает противник Бога.

В новелле «Смятение чувств» Стефан Цвейг так описывает приход профессора ночью к своему студенту.

«Но этот ужас длился только один миг: уже через секунду убийственный взгляд погас. Он повернулся, пробормотал что-то вроде извинения и схватил свечу. Словно черный услужливый дьявол, поднялась придавленная к земле тень и заколебалась перед ним, направляясь к двери. И он вышел, прежде чем я успел собраться с мыслями и вымолвить слово. Дверь захлопнулась с сухим стуком, и лестница заскрипела, измученно и тяжело, под его равномерными шагами.»

Вот что почувствовал вслед за этим вторжением в личную жизнь студент :

«Почему я не нашел ни одного слова в ответ? Почему я сидел, онемевший, чужой, ошеломленный, вместо того, чтобы подойти к нему, успокоить, утешить его? Но во мне бушевали воспоминания; вот он — шифр к языку этой загадочной смены настроений. Все я понял в это мгновение: порывы нежности и схватки тяжелой борьбы с опасным чувством, его одиночество и тень вины, грозно витавшей над ним; потрясенный, я понял его ночное посещение и озлобленное бегство от моей навязчивой страстности. Он любит меня… Я ощущал ее все время, эту любовь нежную и робкую, то неодолимую, то с трудом подавляемую; я наслаждался ею, я ловил каждый мимолетно брошенный ею луч — и все же, эти слова, так чувственно и нежно прозвучавшие из уст мужчины, пробудили во мне ужас — грозный и в то же время сладостный. И, горя состраданием, смущенный, дрожащий, захваченный врасплох мальчик, я не нашел ни одного слова в ответ на его внезапно открывшуюся страсть.»

Фантастика, как собственные грехи требуют вовлечения в них юных, еще незагубленных душ.

«Но я все еще не владел собой. Он прикоснулся к моей руке. — Иди сюда, Роланд, сядь ко мне. Мне стало легче теперь, когда ты знаешь все, когда между нами нет недоговоренности. Сперва я опасался, что ты угадаешь, как я люблю тебя… Потом я уже надеялся, что ты угадаешь, как я люблю тебя… Потом я уже надеялся, что ты угадаешь и избавишь меня от этого признания… Но теперь ты знаешь, и я могу говорить с тобой, как ни с кем другим. Ты был мне ближе, чем кто-либо, за все эти годы… ты был мне дороже всех… Только ты, дитя, ты один сумел ощутить мой жизненный пульс. И теперь, на прощанье… на прощанье ты должен узнать обо мне больше, чем всякий другой… Ты один узнаешь всю мою жизнь… Хочешь я расскажу тебе свою жизнь

Не забывает Цвейг дать и характеристику сути образа жизни мужеложников. «Из лени, трусости или недостаточной проницательности, наши писатели рисуют только верхний, освещенный слой жизни, где чувства выявляются открыто и умеренно, в то время как там, в погребах, в вертепах и клоаках человеческого сердца, разгораются, фосфорически вспыхивая, самые опасные животные страсти; там, во тьме, они взрываются и вновь образуют самые причудливые сплетения. Пугает ли писателей запах гниения, или они боятся загрязнить свои изнеженные руки прикосновением к этим гнойникам человечества, или их взор, привыкший к свету, не различает этих скользких, опасных, гнилью изъеденных ступеней? »

Еще описание «мук» профессора наводит на мысль, что без Бога действительно широка дорога.

«И к внутренней смуте добавляется еще особая пытка: круг его деятельности обращает его влечение в настоящее проклятие. Для доцента, а вскоре ординарного профессора, постоянное общение с молодыми людьми является служебной обязанностью. Какое искушение — постоянно видеть вокруг себя цвет юности — эфебов невидимого гимназиума (Гимназцумы — учреждения для гимнастических упражнений в Древней Греции; эфео — по-гречески «юноша». Примеч. пер.) в мире прусских параграфов. И — новое проклятие, новые опасности! — все страстно любят его, не замечая скрытого под маской лика Эроса. Каждый из них счастлив, если его рука (с затаенной дрожью) случайно коснется его; они расточают перед ним свой восторг, невольно вводя его в соблазн. Муки Тантала! — опускать руку, когда исполнение страстных желаний, казалось бы, так близко! Вечно жить в беспрерывной борьбе с собственной слабостью! Случалось, что кто-нибудь из этих молодых людей слишком неумеренно возбуждал его чувство, силы изменяли ему — и тогда он обращался в бегство.»

Таким образом, действительно пока не поздно надо бежать от всякого греха. Ибо с кем поведешься от того и наберешься или грязные сообщества развращают и нравы.

И напоследок профессор дарит студенту поцелуй.

«На моих губах запечатлелся поцелуй, какого не дарила мне ни одна женщина, жгучий и полный отчаяния, как предсмертный стон. Судорожный трепет его тела передался мне; я содрогался от неиспытанно-грозного, двойственного ощущения: отдаваясь ему всем существом, я в то же время был преисполнен протеста против столь близкого прикосновения мужского тела — тягостное смятение чувств, превратившее краткое мгновение в целую вечность.»


«Смятение чувств» и нарушение супружеского закона

В новелле «Смятение чувств» австрийский писатель Стефан Цвейг описывает супружескую измену. Жена старого профессора не на шутку увлеклась его студентом.

Однако радости это действие главному герою не принесло. Он описывает свои муки таким образом:

«Супружеская измена всегда внушала мне отвращение — но не из нравственного педантизма, не из лицемерного чувства приличия, даже не потому, что прелюбодеяние всегда является воровством, присвоением чужого тела, — но, главным образом, потому, что всякая женщина в такие минуты предает другого человека, каждая становится Далилой, вырывающей у обманутого тайну его силы или его слабости, чтобы выдать его врагу. Предательством кажется мне не то, что женщина отдается сама, но то, что, в свое оправдание, она с другого срывает покрывало стыда; не подозревающего измену, спящего она отдает на посмешище язвительному любопытству торжествующего соперника.»

Кто стоит рядом во время такого предательства и потирает руки от удовольствия? Авва Дорофей дает точный ответ на этот вопрос. «Почему диавол называется не только врагом, но и противником? Врагом называется он потому, что он человеконенавистник, ненавистник добра и клеветник; противником же называется потому, что он старается препятствовать всякому доброму делу. Хочет ли кто помолиться – он противится и препятствует ему злыми воспоминаниями, пленением ума и унынием. Хочет ли кто подать милостыню – он препятствует сребролюбием и скупостью. Хочет ли кто бодрствовать – он препятствует леностью и нерадением, и так-то он сопротивляется нам во всяком деле, когда хотим сделать доброе. Поэтому он и называется не только врагом, но и противником.»

С какой целью эта пара пошла на супружеское преступление незыблемого закона «жены другого не пожелай»?

Цвейг словами героя отвечает.

И потому самой недостойной низостью в моей жизни кажется мне не то, что, ослепленный безграничным отчаянием, я искал утешения в объятиях его жены — с роковой неизбежностью, без участия воли, мгновенно переплавилось ее сострадание в иное влечение; оба мы, сами того не сознавая, ринулись в эту пылающую бездну — нет, низостью было то, что я позволил ей рассказывать мне о нем самое интимное, выдать мне тайну их супружества. Зачем я не запретил ей говорить мне о том, что годами он избегал физической близости с нею, и делать какие-то смутные намеки? Зачем не прервал ее властным словом, когда она выдавала мне самую интимную его тайну? Но я так жаждал узнать о нем все, мне так хотелось уличить его в неправоте по отношению ко мне, к ней, ко всем, что я с упоением выслушивал эти гневные признания — ведь это было так похоже на мои собственные переживания — переживания отвергнутого! Так случилось, что мы оба, из смутного чувства ненависти, совершили деяние, облеченное в личину любви; в то время как сливались воедино наши тела, мы думали и говорили о нем, только о нем. Временами ее слова причиняли мне боль, и мне было стыдно, что, ненавидя, я впадал в соблазн. Но тело уже не повиновалось моей воле; неудержимо оно отдавалось страсти. И, содрогаясь, я целовал губы, предавшие его.»

Авва Дорофей пишет на этот счет.

«Не желай знать пороков ближнего твоего и не принимай подозрений, внушаемых тебе на него врагом; если же они и возникают в тебе, по греховности твоей, то старайся обращать их в добрые помышления. Благодари за всё и старайся обрести доброту и святую любовь. Прежде всего будем все хранить совесть нашу во всём: в отношении к Богу, ближнему и к вещам, и прежде чем скажем или сделаем что-нибудь, испытаем, согласно ли это с волею Божией; и тогда, помолившись, скажем или сделаем это и исповедуем немощь нашу перед Богом, и благость Его поможет нам во всём

Никакой молитвы ГЕРОЙ НЕ СОВЕРШАЛ и поэтому итог этой истории был очевиден- он уехал из этого города, даже не закончив обучения в университете. Однако, для этого была и еще одна причина. Но о ней в другой раз.

 


«Земляничная поляна» Бергмана и слово об осуждении аввы Дорофея

«Земляничная поляна» (швед. Smultronstället) — чёрно-белый фильм 1957 года шведского режиссёра Ингмара Бергмана; награждён призом «Золотой медведь» Берлинского кинофестиваля (1958), получил премию ФИПРЕССИ (1958), «Золотой глобус» (1960) и множество других наград.

Smultronstället в дословном переводе со шведского означает земляничное место. Данное выражение также является идиомой, служащей для обозначения любимого места, заветного уголка, связанного с положительными эмоциями и воспоминаниями. Сценарий к этому фильму написал сам режиссёр, в то время, когда он находился в больнице. Так о фильме пишут в Википедии.

Что можно сказать и написать с точки зрения православной психологии?

Фильм начинается фразой о том, что отношения людей строятся на осуждении других людей, что герой осторонился от этого и в результате остался один, но по его словам он выиграл, потому что всего самого отдал науке (медицине).

Авва Дорофей говорил об осуждении следующее:

«Нет ничего хуже осуждения. Однако и в такое великое зло человек приходит от невнимания к чему-то, казалось бы, ничтожному. Ибо когда человек позволяет себе немного понаблюдать за кем-либо, поразмышлять и порассуждать о нём, то от этого ум начинает оставлять свои грехи без внимания и замечать грехи ближнего. И потом получается, что мы осуждаем и злословим, уничижаем ближних, и наконец впадаем и в то самое, за что осуждаем. Ибо оттого, что человек не заботится о своих грехах и не оплакивает, как сказали отцы, «своего мертвеца», не может он преуспеть ни в чём добром, но всегда обращает внимание на дела ближнего.

А ничто столько не прогневляет Бога, ничто так не обедняет человека и не удаляет от Бога, как злословие или осуждение, или уничижение ближнего.

Одно дело злословить или порицать, другое – осуждать и иное – уничижать.

Порицать – значит сказать о ком-нибудь: такой-то солгал, или разгневался, или впал в блуд, или сделал что-либо подобное.

А осуждать – значит сказать: такой-то лгун, гневлив, блудник.

Грех осуждения настолько тяжелее всякого другого греха, что Сам Христос сказал: Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза, и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего (Лк. 6, 42), и грех ближнего уподобил сучку, а осуждение – бревну. Так-то тяжело осуждение, превосходящее всякий грех. Одному Богу принадлежит власть оправдывать и осуждать, поскольку Он знает и душевное устроение каждого, и силу, и образ воспитания и дарования, и телосложение, и способности, и сообразно с этим судит каждого, как Он Сам Один знает.

Иногда же мы не только осуждаем, но и уничижаем ближнего, ибо иное, как я сказал, осуждать и иное – уничижать. Уничижение – это когда человек не только осуждает другого, но презирает его, то есть гнушается ближним и отвращается от него, как от некоей мерзости, – это хуже осуждения и гораздо пагубнее.

Хотящие же спастись не обращают внимания на недостатки ближних, но всегда смотрят на свои собственные – и преуспевают на пути спасения.

Бесчестья и укоризны – вот лекарства, врачующие гордость души твоей, и молись об укоряющих тебя как об истинных врачах твоей души.

Невеликое дело – не судить того или сострадать тому, кто находится в скорби и покоряется тебе, но велико – не судить того, кто тебе противоречит, не мстить ему по страсти, не соглашаться с осуждающим его и радоваться вместе с предпочтённым тебе.

Не буду дословно сейчас разбирать этот кинематографический шедевр. Фильм фантастичен! Необыкновенно хорош своими знаками и символами. Не случайно он был любимым фильмом Андрея Тарковского. Его можно с эстетического точки зрения смотреть через стоп-кадр, как точно выверенную композицию, например, картины. Кстати, наверно, не случайно старые мастера кино в своей лексике говоря о фильме, употребляют слово «картина».


Страсть и страдание в «Смятении чувств» Стефана Цвейга

«Смятение чувств» (фр. La confusion des sentiments) — фильм  режиссёра Этьена Перье, снятый в 1981 году, по мотивам новеллы Стефана Цвейга. Производство: Франция и Германия.

Фильм затрагивает несколько тем. Все они касаются любви. Любви к ближнему, как к себе самому, любви к женщине и любви мужчины к мужчине.

Начну о любви к ближнему, как самому себе. Этот момент красной нитью проходит через весь фильм, а в книге он описан подробно. Я имею ввиду пылкое восторженное чувство главного героя к своему учителю, которое в итоге превратилось в страсть, постоянно мучавшего его душу. Вот как описывает ее в новелле Стефан Цвейг.

«Я отказывал себе в сне, в развлечениях, в разговорах, запрещая себе отвлекаться, чтобы не терять ни минуты времени, которое я впервые научился ценить. Но более всего возбуждало мое усердие стремление оправдать доверие учителя, заслужить его одобрительную улыбку, быть им замеченным. Малейший повод обращался в испытание; непрерывно я подстрекал неумелую, но окрыленную мысль, чтобы произвести на него впечатление, удивить его. Если он упоминал в лекции имя поэта, которого я не знал, я после обеда бросался на поиски, чтобы на следующий день в дискуссии выказать свои знания. Мельком брошенное пожелание, едва замеченное другими, обращалось для меня в закон: достаточно было ему обронить замечание по поводу вечного курения студентов, чтобы я тотчас же бросил зажженную папиросу и навсегда подавил в себе привычку, которую он порицал. Как слово евангелиста, было для меня его слово благодатью и законом. Мое напряженное внимание, насторожившись, жадно ловило каждое его самое незначительное замечание. Алчно я хватал на лету каждое его слово, каждый жест, чтобы дома со всей страстностью, со всем напряжением чувств ощупать добычу и сохранить ее на дне души. Признав его единственным руководителем, я со жгучей нетерпимостью смотрел на товарищей, как на врагов: моя ревнивая воля неутомимо повторяла клятву во что бы то ни стало превзойти и опередить их.»

Сам учитель страстный по натуре в определенные периоды времени учил этому и своих студентов. Так он говорил с кафедры:

«Ибо нет филологии без переживания, нет чисто грамматического слова без понимания его значения. И вы, молодые люди, должны увидеть язык и страну, которую вы хотите изучать, прежде всего в состоянии высшего расцвета красоты, силы и молодости, высшего напряжения страстей.

… Но здесь, — почувствуйте это, молодые люди, — здесь самый яркий расцвет юности нашего мира, и всякое явление, всякий человек познается только в горении, только в страсти. Ибо дух рождается из крови, мысль из страсти и страсть из вдохновения. Прежде всего — воодушевление, потом уже прилежание, прежде всего он, самый недосягаемый, самый совершенный — Шекспир»

И молодой человек был заражен этой страстью. «Каким-то волшебством, за один час, была разрушена стена, отделявшая меня от духовного мира. В моей страстной натуре пробудилась новая страсть, которой я остался верен до конца, — жажда познать все земное наслаждение через пылающее слово. Случайно я наткнулся на «Кориолана», и, как откровение, поразила меня мысль, что во мне заложены все элементы этого, казалось бы, чуждого нашему времени римлянина — гордость, высокомерие, гнев, язвительная насмешливость, едкость, весь свинец, все золото, все металлы чувства. Какое неиспытанное наслаждение охватить все это одним магическим взлетом!»

Страсть, страстность, страдание — это все слова одного корня. Страсть к учителю через его страстные речи о страстной Англии и страстном Шекспире привели к страданиям  героя новеллы. Он думал, что возлюбил ближнего, то есть своего учителя, а вышло все наоборот. Простите, что я так упрощенно толкую сюжетную линию ученика и учителя.

Что говорит о страсти святитель Феофан Затворник?

«Но все в меру, а главное – с преданием себя в волю Божию.

… Самость – корень грехов. Отпадающий от Бога на чем другом может остановиться, как не на себе? И останавливается. Вот и самость. Может быть, и духу хулы дано так сильно беспокоить вас по той причине, что есть самость с излишком.»

Страсти до такой степени разгорелись между тремя героями новеллы, заменяя ими любовь, то  самому молодому из них, студенту, пришлось уехать из города,не закончив курса.

Святитель Феофан продолжает: «Успеха, говорите, нет. И не будет, пока есть самоугодие и саможаление. Саможаление и самоугодие прямо свидетельствуют, что в сердце преобладает «я», а не Господь. Самолюбие и есть живущий в нас грех, от коего вся грешность и который делает грешным всего человека, с ног до головы, пока он имеет место в душе. А когда грешен весь человек, как придет к нему благодать? Не придет, как не пойдет пчела туда, где дым.»


«Сатирикон» Петрония и отповедь святителя Феофана Затворника

Есть люди, которых ничего не интересует, есть люди, которых интересует все. Для последних предлагаю познакомиться с отрывками из «Сатирико́на» (лат. Satiricon, варианты: Satyricon; Saturae; Satyrae; Satirae; Satirarum libri) — произведения древнеримской литературы. Его автор  Петроний Арбитр.  Время написания I век н. э., примерно правление Нерона. Для чего? Для того, чтобы понять или вообразить эпоху, в которой жил Иисус Христос, апостолы и первые христиане.

 

После повествования Петрония следует послесловие.

«Но вот в то время как я бросал слова на ветер, вошел в пинакотеку седовласый старец с лицом человека, потрепанного жизнью, но еще способного совершить нечто великое; платье его было не весьма блестяще, и, видимо, он принадлежал к числу тех писателей, которых богатые обычно терпеть не могут. Подойдя, он стал подле меня и сказал:

— Я — поэт, и, надеюсь, не из последних, если только можно полагаться на венки, которые часто и неумелым присуждают. Ты спросишь, почему я так плохо одет? Именно поэтому: любовь к искусству никого еще не обогатила.

Кто доверяет волнам — получит великую прибыль,

Кто в лагеря и в битвы спешит — опояшется златом;

Льстец недостойный лежит на расписанном пурпуре пьяный,

Тот, кто замужних матрон утешает, грешит не задаром,

Лишь Красноречье одно, в одежде оледенелой,

Голосом слабым зовет забытые всеми Искусства.

 

84. Одно несомненно: враг порока, раз навсегда избравший в жизни прямой путь и так уклонившийся от нравов толпы, вызывает всеобщую ненависть — ибо ни один не одобрит того, кто на него не похож. Затем те, кто стремится лишь к обогащению, не желают верить, что есть у людей блага выше тех, за которые держатся они. Превозносите сколько угодно любителей литературы — богачу все равно покажется, что деньги сильней ее…

* * *

— Не понимаю, как это так бедность может быть сестрой высокого ума…

* * *

88. Ободренный этими рассказами, я стал расспрашивать старика, как человека довольно сведущего, о времени написания некоторых картин, о темных для меня сюжетах, о причинах нынешнего упадка, сведшего на нет искусство, — особенно живопись, исчезнувшую бесследно.

— Алчность к деньгам все изменила, — сказал он. — В прежние времена, когда царствовала нагая добродетель, цвели благородные искусства, и люди соревновались друг с другом, чтобы ничто полезное не осталось скрытым от будущих поколений.

Лисипп — один из крупнейших греческих ваятелей IV века до н. э. Его произведения отличались тщательной обработкой деталей. умер от голода, не в силах оторваться от работы над отделкой одной статуи; Мирон — современник Фидия и Поликлета (V век до н. э.). Его статуи отличались необыкновенной живостью и разнообразием форм, скульптор столь великий, что, кажется, он мог в меди запечатлеть души людей и животных, не оставил наследников. Мы же, погрязшие в вине и разврате, не можем даже завещанного предками искусства изучить; нападая на старину, мы учимся и учим только пороку. Где диалектика? Где астрономия? Где вернейшая дорога к мудрости? Кто, спрашиваю я, ныне идет в храм и молится о постижении высот красноречия и глубин философии? Теперь даже о здоровье не молятся; зато, только ступив на порог Капитолия, один обещает жертву, если похоронит богатого родственника, другой — если выкопает клад, третий — если ему удастся при жизни сколотить тридцать миллионов.

Даже учитель добродетели и справедливости, Сенат, обыкновенно обещает Юпитеру Капитолийскому тысячу фунтов золота; и чтобы никто не гнушался корыстолюбием, он даже самого Юпитера умилостивляет деньгами. Не удивляйся упадку живописи: людям ныне груды золота приятнее творений какого-нибудь сумасшедшего грека — Апеллеса или Фидия.

118. — Очень мно­гих, юно­ши, — начал Эвмолп, — сти­хи вво­дят в заблуж­де­ние: уда­лось чело­ве­ку втис­нуть несколь­ко слов в сто­пы или вло­жить в пери­од сколь­ко-нибудь тон­кий смысл — он уже и вооб­ра­жа­ет, что взо­брал­ся на Гели­кон.

Так, напри­мер, после дол­гих заня­тий обще­ст­вен­ны­ми дела­ми люди неред­ко, в поис­ках тихой при­ста­ни, обра­ща­ют­ся к спо­кой­но­му заня­тию поэ­зи­ей, думая, что сочи­нить поэ­му лег­че, чем кон­тро­вер­сию, усна­щен­ную бле­стя­щи­ми изре­че­ньи­ца­ми.

Но чело­век бла­го­род­но­го ума не тер­пит пусто­сло­вия, и дух его не может ни зачать, ни поро­дить ниче­го, если его не оро­сит живи­тель­ная вла­га зна­ний

Так рассуждали древние философы-римляне.

Все, казалось бы, правильно и на месте, но вот с точки зрения православной психологии нет у римлян Божественной воли, наставлений Иисуса и присутствия Святого Духа.

 

Вот что святитель Феофан Затворник замечает по поводу того, что такие чтения и мысли  могут привести к смятению души.

«Замечаете ли, какое все это мрачное мудрованье! И однако ж, оно составляет, можно сказать, основание обычаев света и его можно встретить свободно ходящим и в простой беседе, и в большом собрании, и в книге печатной – не одной. Вообразите же теперь, что должно произойти в уме и сердце вашего знакомого, а иногда, может быть, вашей дочери и вашего сына, когда в одном, другом, третьем месте встретят их подобные речи, когда в одной книге вычитают они такие мысли, в другой и третьей еще хуже – и это не один день или месяц, а целые годы; когда притом вокруг себя они видят обычаи, напитанные тем же духом, а тут в своем сердце, искушаемом соблазнами, возникают прихотливые помыслы, колеблющие доброе настроение, – вообразите, что все сии разносторонние впечатления – за один раз – соберутся в юную, да и не в юную, может быть, душу, – что тогда должно восчувствовать сердце, особенно сердце, еще не забывшее Господа и дорожащее словом истины, исшедшим из уст Божественных?»

Что тогда делать, чтобы спастись от разрушающего воздействия окружающего мира? Далее святитель продолжает:

«Очевидно, что Господь, обратив внимание иудея на закон, хотел внушить ему: нечего тебе и спрашивать, путь спасения прописан в законе; твори тако – и спасешься. На то и закон дан, чтоб вести тебя ко спасению. Подобное сему должно сказать и христианам, колеблемым навеянными на них недоумениями: нечего вам спрашивать! Христианство и есть единственный путь ко спасению. Будьте истинными христианами – и спасетесь.«

Что еще ценного по поводу спасения мы можем найти в первой главе «Пяти поучений о пути к спасению» святителя? Какими рекомендациями и советами мы не должны пренебрегать?

«Свято чтить и неуклонно ходить во всех учениях, уставах и постановлениях святой Церкви, не слушая никаких пустых умствований новомодной философии, которая стремится все разорить, ничего не созидая.»