Недолюбить или перелюбить: в чем вопрос?

На вопрос читателя отвечает психолог Александр Ткаченко

Иногда, разговор о недолюбленности в детстве вызывает у собеседников встречный тезис: «перелюбленность в детстве — тоже плохо».

Перелюбленность… Для меня это настолько непонятное слово… Не могу представить, что оно означает, какое состояние, какие отношения.

Просто некая абстрактная производная от недолюбленности — предположение, что, мол, эту палку можно и в другую сторону перегнуть. В жизни такого видеть не доводилось.

Тех знакомых, кого любили, могу по пальцам пересчитать. Что такое — перелюбить — не знаю совсем.

Мне видится за этим словом какое-то глобальное недоверие к маленькому человеку. В том смысле, что если его любить, уделять ему много времени, сил, общаться с ним и хорошо к нему относиться, он обязательно будет расти наглым, эгоистичным и станет творить всякие непотребства. Поэтому, мол, лучше уж как-то… того… Посдержаннее с этим опасным существом.

Конечно, можно предположить, что под словом «перелюбленность» имеется ввиду избалованность, вседозволенность, когда родители вообще не определяют ребенку никаких границ в поведении, потакая всем его желаниям. От такого «воспитания» действительно ничего хорошего ожидать не приходится. Но при чем же здесь любовь?

Разве из любви к ребенку родители калечат его подобным отношением, превращая в капризного невротика, неспособного выстраивать здоровые отношения с другими, преодолевать трудности, обуздывать свои желания и вообще – жить в мире людей без родительской поддержки?

Тут – довольно обычное, увы, стремление родителей не отпускать от себя родное чадо в самостоятельную жизнь, желание всегда видеть его – беспомощным, а себя – всесильными исполнителями его желаний. Ну а неизбежные капризы ребенка они готовы и потерпеть, ради такой «высокой цели».

Зачастую, это родительское желание выражается и в диаметрально-противоположной форме, когда место вседозволенности в отношениях с ребенком занимает гиперопека и жесточайший контроль. Тогда, вместо капризного и разнузданного безобразника из ребенка вырастает послушное существо со сломанной волей и подавленными чувствами. Но желание родителей всегда видеть ребенка зависимым от себя здесь исполняется, пожалуй, даже более эффективно.

— Сема, быстро домой.

— Что, мамочка, я уже проголодался?

— Нет, детка, ты уже вспотел.

Можно и в таких отношениях усмотреть некую «перелюбленность». Но на самом деле ни в первом, ни во втором случае речь о любви не идет. Потому что любовь возможна только к другому. А тут ребенок воспринимается исключительно – как часть родительского организма. Правда, часть эта по какому-то недоразумению от организма отделилась и пытается жить самостоятельно. Но как же можно оставить часть себя без контроля? Ребенок — отделившаяся от меня часть, а значит – должна и будет исполнять мою волю, мои желания, видеть мир моими глазами, чувствовать моими чувствами. Он не другой, он – продолжение меня.

Недолюбленность — реальная нехватка любви в детстве, от которой потом человек будет страдать всю жизнь. «Перелюбленность» же — некие отношения, в которых вместо любви действуют субъективные о ней представления, никакого отношения к самой любви не имеющие. И вседозволенность, и гиперопека – вовсе не избыток любви к ребенку. Это скорее неосознанная и больная любовь к себе, удовлетворение собственных потребностей под видом заботы о ребенке, чувства и потребности которого при такой «любви» могут игнорироваться полностью.

Любовь не бывает избыточной. Для детской души она – словно воздух для тела.

В душном, плохо проветриваемом помещении воздуха явно не хватает. Но можно ли говорить об избытке воздуха в теплом ласковом ветре на морском берегу?

В том и дело, что любовь нельзя рассматривать как некую «середину шкалы». Любовь – это норма в отношениях. Можно лишь недотягивать до этой нормы, превысить же ее невозможно.

Ну и напоследок – маленький диалог из жизни. Который, как мне кажется, вполне исчерпывающе объясняет все то, на что я потратил здесь так много слов.

Пишет мама пятилетнего мальчика:

«Каждое утро у сына начинается с просьбы обнять его. Без этого – никак. Однажды, он говорит, как обычно:

— Мама, обними меня!

— Тебе нужна капелька любви, чтобы проснуться?

— Нет, капелька – это слишком мало. Мне нужна ЦЕЛАЯ МАМА ЛЮБВИ!»


Автор в Рамблере уполномочен заявить о … 

Ниже приведенная статья в Рамблере явно свидетельствует о том, что написана психологом. Все казалось бы правильно рассказано о том, что утратили русские женщины за сто лет в пост-революционное время. Однако, заключительный вопрос заставляет в изумлении поднять брови и заподозрить автора в собственном противоречии. Сначала психолог как бы соболезнует и сетует об утраченном а потом вдруг задается вопросом, а надо ли мол горевать об ушедшем-то, то есть о моральных ценностях? Значит, сомнение психолога берет о драгоценности тех моральных устоев в обществе, на которых оно и держалось не одно столетие. Как только этот краеугольный камень убрали, так все и посыпалось. Ломать, как говорится не строить.

И из заключительного абзаца: «Можно ли однозначно утверждать, что необходим возврат к утраченным женским свойствам? Скорее всего нет. У каждого из них есть свои плюсы и минусы. Что-то вполне может вписаться в сегодняшнюю жизнь, а что-то навсегда осталось в прошлом.» вытекает само собой вывод, что если перед женщиной стоит выбор быть ли стыдливой, терпеливой, «хранительницей очага», верной мужу и т.д., то стоит еще подумать об этом. Не знаю, как у всех, но на моих консультациях, женщины кусают локти. когда рассказывают о том, что переступили эти грани своего поведения. Так что решать каждому человеку следовать ли советам секулярных, то есть научных, психологов.

«Русскими женщинами сегодня восхищаются на Западе, их называют красивыми, нежными, женственными. Однако, сохранив красоту и женственность, наши соотечественницы утратили некоторые другие качества, которые прежде в нас ценились.

Стыдливость
С приходом христианства на Руси стали ценить женское целомудрие. Представительницам прекрасного пола всячески внушалось, что они должны беречь девичью и женскую честь, ограничивались контакты с противоположным полом.

Советское общество, за исключением первых лет после революции, тоже было довольно пуританским.
Есть данные о том, что во время Великой Отечественной войны немцы были поражены, обнаружив, что около 85% русских незамужних девушек-военнопленных в возрасте до 30 лет не знали интимных отношений.

Однако после перестройки и русских женщин коснулись веяния эмансипации.
Постепенно в моду вошла сексуальная раскованность. Этот тренд сохраняется и сейчас, когда со всех экранов продающие тексты кричат о страсти и всячески воспевают сексуальную свободу.

Покорность мужу
В русских семьях царил патриархат. Главой семьи считался муж, он обязан был обеспечивать благосостояние своих чад и домочадцев.
Жена же отвечала за домашнее хозяйство, воспитание детей. При этом для русских женщин подчинение мужчине было совершенно естественно, потому что он был главным человеком в семье. В наше время жена, покорная мужу — это большая редкость. В большинстве семей главенствующую роль играет как раз женщина.
Если же мужчина пытается лидировать, то сразу же превращается в «тирана» и «домостроевца». Правда, большинство мужчин положение «подкаблучников» вполне устраивает. В результате мужские функции начинает исполнять жена. Например, все чаще добытчиком в семье становится именно женщина, а не мужчина.

Терпение
В прежние времена разводов было гораздо меньше, большинство пар проводили вместе всю жизнь. Происходило это благодаря привычке русских женщин (да и мужчин) быть терпеливыми.
Таинство венчания предполагает, что супруги не будут оставлять друг друга и в горе и в радости. Женщина могла годами ждать, когда муж вернется с войны или с заработков. Ей и в голову не приходило бросить мужа, если он заболел или стал инвалидом.
Сегодня же по статистике, едва ли не больше половины браков распадается. Причем инициатором развода все чаще становятся женщины. И далеко не всегда дело в измене мужа или его жестоком обращении. Многим не нравится, что муж мало зарабатывает, не уделяет жене достаточно внимания.
А порой женщина отказывается мириться с привычками супруга вроде тапочек, стоящих в неположенном месте. Став равными мужчине по правам, женщины перестали терпеть даже малейший дискомфорт в отношениях.

Роль «хранительницы очага»
На Руси женщин изначально готовили к роли жены и матери. Но в конце XIX века ситуация стала меняться. Многие женщины проникались идеями эмансипации, о браке и детях не думали, либо отодвигали семейную жизнь на второй план. Советская власть всячески поддерживала такую идеологию.
Нормой стала ситуация, когда женщина с утра до вечера находилась на работе, а в это время за детьми присматривали детские учреждения. Мужа женщина тоже обихаживала в последнюю очередь, после работы.

Именно в советскую эпоху возникла традиция оставлять домашние дела на субботу. Сегодня существует целая прослойка «бизнес-леди», обладающих жесткой деловой хваткой, у которых при этом нет семьи, или они ею не занимаются.

Верность
Еще одно качество, за которое ценили русских женщин — их верность. Они могли годами ожидать своих мужей и любимых, пока те отсутствовали, и им не приходило в голову гулять на стороне.
Конечно, встречались и исключения, но неверных жен всячески позорили и подвергали остракизму. Были девушки, которые не выходили замуж, решив хранить верность погибшему или пропавшему возлюбленному.
В наше время такое большая редкость. Разлука — немалое испытание для отношений. А в браке женщины изменяют чуть реже, чем мужчины.

Слабость
Мы по привычке называем русских женщин «слабым полом». А между тем лишь единицы сегодня могут позволить себе побыть слабыми. Еще Некрасов воспевал тип женщины, которая «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». Но это касалось проявления женской силы в экстремальных, а не рядовых ситуациях.
Многие годы русская женщина боролась за равноправие с мужчиной, и в результате добилась своего. Хорошей школой оказалась война, когда женщины вынуждены были работать в поле и на заводах, заменяя ушедших на фронт мужчин.
Сегодня нашей соотечественнице, чтобы выжить, часто приходится быть сильной — много работать, одной растить детей… Мужчина далеко не всегда спешит оказать ей помощь, видя, что она сама справляется с проблемами.

Религиозность
На Руси женщины всегда являлись основными носителями религиозного сознания. Именно они контролировали духовную жизнь семьи. Матери старались воспитывать детей верующими и богобоязненными людьми. Но большевики объявили церковь вне закона, а религию — «опиумом для народа». Вместо крещения ребята вступали в октябрята, пионеры, комсомол, а тех, кто посещал храмы, осуждали.
В наши дни люди опять стали ходить в церковь, но все же большинство российских женщин нельзя назвать в полной мере религиозными. Они редко становятся духовными наставниками для своих детей, все ограничивается обычно соблюдением отдельных обрядов.
Можно ли однозначно утверждать, что необходим возврат к утраченным женским свойствам? Скорее всего нет. У каждого из них есть свои плюсы и минусы. Что-то вполне может вписаться в сегодняшнюю жизнь, а что-то навсегда осталось в прошлом.»