Песнь Песней в повести А. И. Куприна «Суламифь»

Положи мя, яко печать, на сердце твоем, яко печать, на мышце твоей: зане крепка, яко смерть, любовь, жестока, яко смерть, ревность: стрелы ее — стрелы огненные.
Песнь Песней (Библия)

А. И. Куприн «Суламифь»

Как и вчера, заря пылает над Аназе. Подымается ветер. Струится аромат виноградного цветения.— Пойду погляжу на то место у стены, где стоял мой возлюбленный, — говорит Суламифь. — Прикоснусь руками к камням, которые он трогал, поцелую землю под его ногами.Легко скользит она между лозами. Роса падает с них, и холодит ей ноги, и брызжет на ее локти. И вот радостный крик Суламифи оглашает виноградник! Царь стоит за стеной. Он с сияющим лицом протягивает ей навстречу руки.Легче птицы переносится Суламифь через ограду и без слов, со стоном счастья обвивается вокруг царя.Так проходит несколько минут. Наконец, отрываясь губами от ее рта, Соломон говорит в упоении, и голос его дрожит:— О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна!— О, как ты прекрасен, возлюбленный мой!Слезы восторга и благодарности — блаженные слезы блестят на бледном и прекрасном лице Суламифи. Изнемогая от любви, она опускается на землю и едва слышно шепчет безумные слова:

— Ложе у нас — зелень. Кедры — потолок над нами… Лобзай меня лобзанием уст своих. Ласки твои лучше вина…

Спустя небольшое время Суламифь лежит головою на груди Соломона. Его левая рука обнимает ее. Склонившись к самому ее уху, царь шепчет ей что-то, царь нежно извиняется, и Суламифь краснеет от его слов и закрывает глаза. Потом с невыразимо прелестной улыбкой смущения она говорит:

— Братья мои поставили меня стеречь виноградник… а своего виноградника я не уберегла.

Но Соломон берет ее маленькую темную руку и горячо прижимает ее к губам.

— Ты не жалеешь об этом, Суламифь?

— О нет, царь мой, возлюбленный мой, я не жалею. Если бы ты сейчас же встал и ушел от меня и если бы я осуждена была никогда потом не видеть тебя, я до конца моей жизни буду произносить с благодарностью твое имя, Соломон!

— Скажи мне еще, Суламифь… Только, прошу тебя, скажи правду, чистая моя… Знала ли ты, кто я?

— Нет, я и теперь не знаю этого. Я думала… Но мне стыдно признаться… Я боюсь, ты будешь смеяться надо мной… Рассказывают, что здесь, на горе Ватн-эль-Хав, иногда бродят языческие боги… Многие из них, говорят, прекрасны… И я думала: не Гор ли ты, сын Озириса, или иной бог?

— Нет, я только царь, возлюбленная. Но вот на этом месте я целую твою милую руку, опаленную солнцем, и клянусь тебе, что еще никогда: ни в пору первых любовных томлений юности, ни в дни моей славы, не горело мое сердце таким неутолимым желанием, которое будит во мне одна твоя улыбка, одно прикосновение твоих огненных кудрей, один изгиб твоих пурпуровых губ! Ты прекрасна, как шатры Кидарские, как завесы в храме Соломоновом! Ласки твои опьяняют меня. Вот груди твои — они ароматны. Сосцы твои — как вино!— О да, гляди, гляди на меня, возлюбленный. Глаза твои волнуют меня! О, какая радость: ведь это ко мне, ко мне обращено желание твое! Волосы твои душисты. Ты лежишь, как мирровый пучок у меня между грудей!Время прекращает свое течение и смыкается над ними солнечным кругом. Ложе у них — зелень, кровля — кедры, стены — кипарисы. И знамя над их шатром — любовь.


Письмо, писанное от имени неизвестной монахини к ее дяде лютеранину (против лютеран)

Не секрет, что человек мало знающий свое исконное, может впадать в умиление, восторг или принятие чего-то другого, пусть даже в корне противоположного, его духу. Это называется «Иван, не помнящий своего родства».  Русским, при всем их богатстве, куда ни копни, это присуще в первую очередь. Какой-то комплекс неполноценности преследует нас испокон веков. Шествие царской походкой мы заменили на шаркание ногами по асфальту. Преподобный Амвросий Оптинский тоже был озабочен этой темой. Но главное он видел в следующем: непонимание  преимущества Православной веры перед Лютеранством приведет к ее расшатыванию. Именно поэтому из-под его пера и вышло на первый взгляд шуточное послание монахини к своему дяде. Но, как говорится у А.С. Пушкина: «Сказка ложь, да в ней намек- добрым молодцам урок»

Я вас всегда любила, почитала и уважала, дяденька, как отца. Поэтому вам всегда желала блага, как себе. Но какое для нас благо выше всех благ, как не спасение вечное для душ наших? Посильное исследование сего предмета привело меня к тому, что я решилась письменно побеседовать с вами, дяденька, о том, что теперь так много занимает душу мою. Прошу вас, дяденька, взять терпение – прочесть длинное письмо мое, и еще прошу взять на себя труд – рассмотреть и исследовать то, что в нем написано. Это я нахожу нужным и для вас, и собственно для меня, для успокоения души моей, искренно вас любящей. Выслушайте же, дяденька, объяснение мое.

В начале поступления моего в монастырь я безразлично думала о христианских вероисповеданиях, так как слыхала многократно в кругу людей образованных, что будто бы во всяком вероисповедании можно спастись, лишь нужно быть хорошим человеком. Поэтому я, рожденная в православной вере, по вероучению Православной Церкви и старалась, по силе своей, устраивать спасение свое, читая различные православные книги в продолжение двенадцати с лишком лет. Что же я узнала в продолжение сего времени и чрез это чтение? Узнала я, что Православная Церковь, в продолжение восемнадцати с половиной столетий, сохраняет неизменным и неповрежденным от нововведений то учение, которое передано ей от Самого Господа нашего Иисуса Христа через его апостолов и их преемников – епископов и пастырей стада Христова и посредством Вселенских Соборов.

Еще узнала я, что вне сей единой Святой Соборной и Апостольской Церкви, каковой по всей справедливости называется и есть Церковь Православная, весьма сомнительно и неверно спасение в других вероисповеданиях, потому что апостол Павел ясно говорит в Послании к Ефесеем: «Един Господь, едина вера» (Еф.4:5). Слова сии показывают, что едина только – вера истинная, другие же вероисповедания всячески не истинны, а ложны, и едина только есть Церковь истинная, именно та, которую Сам Господь в начале основал через апостолов Своих и их преемников – епископов, и о которой говорит в Евангелии: «созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ей» (Мф.16:18). Очевидно, что Господь наш Иисус Христос основал одну главную и Соборную Церковь, а не много различных. Хотя в Апокалипсисе (Откровении) упоминается о семи церквах, но эти церкви были частные, единомысленные с единой Соборной Церковью.

Что же значат прибавленные Господом слова: и врата адова не одолеют ей? Богодухновенные толковники Божественного Писания объясняют, что Господь наш, как Бог, знал, что в последующие времена люди, гордые и высокоумные, не захотят повиноваться Божественному учению единой истинной Церкви, Самим Господом основанной, а по своим хотениям и мудрованиям человеческим будут изобретать разные мнимые пути благоугождения Богу; верный же путь спасения, в единой истинной Церкви, будут хулить, и даже восставать на самую Церковь, хотя и безуспешно.

Потому Господь и прибавил: врата адова не одолеют ей, то есть люди заблуждающие, высокоумные хулители истинной Церкви, которые находятся под влиянием темных сил, и, по всей справедливости, суть врата адова, потому что ложным и гибельным учением своим прельщают неопытных и низводят их во дно адово.

Хотя многим покажется слово сие жестоко, особенно иноверцам, старающимся жить благочестиво, но пусть сами они внимательно рассмотрят слово апостола Иуды, который всех отделившихся от единости веры и Церкви называет чуждыми духа истины и духа Божия, как написано в его писании: «яко в последнее время будут ругателе, по своих похотех ходяще и нечестиих. Сии суть отделяюще себе (от единости веры и суть) телесни, духа не имуще» (Иуд.1:18–19), то есть люди плотские, или душевные, но никак не духовные.

И святой апостол Иоанн Богослов, в числе трех почитаемый столпом первенствующей Церкви Христовой, пишет об отделившихся от оной, что они чужды того, чему учили самовидцы и служители Слова, чужды участия апостолов, как читается в его Послании: «От нас изыдоша, но не беша от нас: аще бы от нас были, пребыли убо быша с нами; но да явятся, яко не суть вcи от нас» (1Ин.2:19).

Читая подобные свидетельства о различии учения Православной Церкви от прочих вероисповеданий, я пожелала, оставив другие, разузнать, сколько смогу, на чем основывают свое вероучение лютеране, потому что в числе их находится близкий моему сердцу человек – вы, любезный дяденька. Из разных источников, какие я могла иметь, мне удалось узнать следующее:

1) Лютеранское вероисповедание получило свое начало от Лютера, бывшего священника Римской Церкви. Мне тут же представилось преимущество Православной Церкви, основанной под непосредственным влиянием Самого Господа Иисуса двенадцатью Его избранными учениками и апостолами и семьюдесятью меньшими, и учениками апостолов, каковы Дионисий Ареопагит, дивный Иерофей, Игнатий Богоносец, и прочие. Также пришло мне на мысль, что христианское учение Православной Церкви насаждено со многими трудностями и всякими скорбями, и запечатлено кровью безчисленных мучеников. Лютер же основал свое учение за царским столом, при многом ласкательстве вельмож и народов, угнетаемых папскими злоупотреблениями, которые готовы были принять всякое учение, лишь бы только избавиться от неистовой папской власти.

2) Лютеранское вероучение существует только 300 лет, и уже успело разделиться на семьдесят с лишком разно мыслящих сект и обществ, из которых каждая партия считает свое вероучение правым. Меня поразило и удивило несказанно то, как умные из лютеран, при таких неблагоприятных последствиях и при таком разделении и разномыслии, не примечают неосновательности и явного противоречия в лютеранском учении.

Не очевидна ли после сего истина вероучения Православной Церкви, которое проповедано и насаждено разными апостолами, в разных странах, среди различных народов, которые имели неодинаковое наречие, разные нравы и обычаи и руководились различными законами? Но, несмотря на все это, Православная Церковь какое вероучение содержала в первенствующие времена христианства, то же содержит неизменным и неповрежденным от нововведений в продолжение 18 столетий с половиной31. Хотя были времена, в которые Православная Церковь сильно была возмущаема, по ухищрению злоначальника диавола, различными еретиками, но православные пастыри, собираясь со всей вселенной, общим советом, при содействии Святаго Духа, очищали христианскую истину и ограждали Церковь Православную правилами, переданными от апостолов и святых отцов, согласно со Священным Писанием.

3) Хотя учение протестантов произошло по нужде, вследствие злоупотреблений и насилий папской власти, но если бы Лютер и Кальвин искали истины и славы Божией, а не своей славы, чтобы прославить имена свои в потомстве, как преобразователей Церкви, то, при заблуждении и уклонении частной Римской Церкви в нововведения, могли обратиться к Соборной Восточной Православной Церкви, которая среди различных скорбей, яко крин в тернии, процветала благочестием и сияла истиною вероучения, и таким образом числом последователей своих умножили бы число сынов единой истинной Церкви Христовой и избавили бы оных от того разделения и разномыслия, в каком бедствуют они душевно в настоящее время, влачась ветрами различного суемудрия человеческого. Но высокоумие и славолюбие приводили ли когда‑либо кого к истине? Их плод: суемудрие и ложь, и обольщение себя и других.

4) Лютеране отвергают предание Церковное, говоря, что «мы принимаем только писанное в Евангелии и Посланиях апостольских», чем явно сами себе противоречат, потому что в Посланиях есть прямое указание на приятие Церковного предания. Святой апостол Павел пишет к Коринфянам: «хвалю же вы, братие, яко вся моя помните, и якоже предах вам, предания держите» (1Кор.11:2). И еще: «Тем же убо, братие, стойте и держите предания» (2Сол.2:15). И в Послании к Тимофею: «О Тимофее, предание сохрани, уклоняяся скверных суесловий и прекословии лжеименнаго разума» (1Тим.6:20).

И святой апостол Иоанн Богослов пишет в Соборном послании: «Много имех писати вам, и не восхотех хартиею и чернилом, но надеюся приити к вам и усты ко устом глаголати, да радость ваша будет исполнена» (2Ин.1:12). Неужели эта устная беседа апостола Иоанна и беседы прочих апостолов произнесены были на воздух и оставлены без внимания учениками первенствующей Церкви? Нет; из таких устных бесед составлялись так называемые правила апостолов, существующие доселе в Православной Церкви. Скажем и более сего: ежели отвергнуть предание Церковное, то нельзя верить и Евангелию, потому что Господь Своей рукой Евангелия не писал, а устно передал учение благовестия апостолам; ученики же первенствующей Церкви написали слышанное от Господа учение.

И в начале, в разных местах, написано было много евангелий; но Церковь, рассмотрев оные, признала достоверными и истинными только писания четырех известных евангелистов, прочих же отвергла. Итак, правильно ли поступают лютеране, отвергая авторитет Церкви в отношении предания оной? Господь наш Иисус Христос не только Сам устно проповедовал учение благовестия, но и ученикам не дал заповеди писать, а повелел проповедовать оное устно же, как читаем у евангелистов Марка и Матфея: «проповедите Евангелие всей твари» (Мк.16:15); «шедше… научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, учаще их блюсти вся, елика заповедах вам» (Мф.28:19–20).

А что апостолами написано, то написано после проповедания Евангелия, по требованию обстоятельств. И это устроилось промыслительно, чтобы после можно было по сим посланиям повторять переданное ими устно учение. Известно также, что многие апостолы ничего не писали, а другие если и писали, то писали, по их собственному свидетельству, уже об «извествованных в них вещех, по преданию, якоже предаша нам, иже исперва самовидцы и слуги бывшии Словесе» (Лк.1:1–2), – притом писали не обо всех предметах, а только о некоторых, о других же вовсе умалчивали, как уже и без того известных по преданию.

Посему‑то Православно–Кафолическая Церковь за источник христианской религии, кроме Священного Писания, признает и священное предание.

5) Православная Церковь имеет семь Таинств, а лютеране признают только два Таинства – Крещение и Евхаристию. Да и сии Таинства не имеют у них настоящего значения и совершения, потому что Таинства сии совершает у них мирянин, хотя и называется он пастором, то есть человеком, почитаемым у них за священника.

У лютеран нет священства, потому что нет епископов, так как основатель их учения – Лютер, будучи только священником, не мог передать другим священства. Кто же однако поставляет пасторов на дело служения? Они избираются из числа людей, получивших духовное образование, и консистория протестантская, или духовное правительство их, где миряне заседают в числе членов, дает им от себя право именоваться пасторами и совершать священнослужение.

Но может ли совершать Таинство Евхаристии мирянин? Нигде в Священном Писании и в Церковной истории нет ни примера, ни указания на то, чтобы мирянин мог совершать Таинство Евхаристии.

Поэтому некто из мирян, каким бы именем ни назывался он, если дерзает на сие, весьма согрешает, и великий ответ даст Богу; а приобщающиеся от него весьма обманываются, и тщетно обольщают себя.

Притом, Таинство Евхаристии требует другого Таинства – Покаяния и Исповеди грехов пред духовным лицом и получения разрешения от него, достоин ли кто или недостоин приобщения Святых Таин Тела и Крови Господней, да не в суд и осуждение «себе яст и пиет, не разсуждая тела Господня» (1Кор.11:29), как свидетельствует святой апостол Павел.

Если Иоанну Крестителю крещаемые от него исповедовали при Крещении грехи свои, то правильно ли поступают лютеране, исповедующиеся сами себе, в своей совести, стыдясь от гордости исповедать язвы свои греховные другому? Но стыд сей, понесенный кающимся пред духовником, избавляет его от стыда на Страшном Суде Господнем, как справедливо верует Православная Церковь. Не напрасно сказано в Священном Писании: «Исповедайте друг другу согрешения и молитеся друг за друга, яко да изцелеете» (Иак.5:16).

Положим, что Крещение по нужде может совершить водой и мирянин, во имя Святыя Троицы – Отца и Сына и Святаго Духа. На этом основании Православная Церковь признает Крещение и протестантское, но она сие Крещение, как и свое собственное, утверждает другим Таинством – Миропомазания, чтобы очищенный от первородного греха и возрожденный в купели Крещения получил и новые силы свыше для утверждения и преуспеяния в христианской жизни, когда через таинственное помазание сообщается ему печать дара Духа Святаго.

Пример сего видим в первенствующей Церкви. Когда Самария была крещена благовестником Филиппом, одним из седми диаконов, то апостолы послали двух из среды своей утверждать в вере новообращенных в Самарии, сообщая им Духа Святаго.

Чувствуют и протестанты потребность сего Таинства, потому что у них сохранилось название конфирмации, или утверждения в вере; но как Таинство сие может быть только сообщено одним епископом, или, если через священника, то посредством мира, освященного молитвою архиерейскою, посему у лютеран некому преподать дары Святаго Духа новообращенным.

Хотя между лютеранами есть одна партия, которая мнит иметь епископов, но мнение это несправедливо и ложно, как обличал сие в недавнее время один лютеранин же, из англичан. Человек этот получил духовное образование и должен был занять место помощника мнимо–епископского; но он прежде пожелал узнать, действительно ли лютеранское епископское рукоположение ведет непрерывое свое преемство от апостолов, и в продолжение трех лет он с большим старанием исследовал исторически предмет сей. Что же он нашел через это исследование? Нашел, что все мнимо–священные лютеране ни что иное, как миряне – собственное выражение исследователя.

Потому что при последней перемене католицизма на протестантизм один только епископ согласился принять лютеранское учение, но сей епископ всегда по болезни уклонялся от посвящения других, по свидетельству исследователя, рассуждая справедливо, что к новому вероучению не идет старое священство.

Поэтому меньшие духовные лица лютеранские вынуждены были сочинить некоторую формулу и по ней поставляли себе одинаково епископов и священников, в продолжение ста лет. Но всякое неправое дело само собой и обличается. Священники, одинаково поставляемые, как и епископы, стали по времени считать себя равными им в правах, по каковой причине лютеранская формула посвящения потребовала исправления и прибавления, что такой‑то поставляется для священнического служения. Вот история лютеранского епископства!

Означенный же исследователь, исследуя начало лютеранского рукоположения, с тем вместе исследовал и вероучения: латинское, армянское и православное, и присоединился к последнему, как сохраняющему вероучение свое неизменным и неповрежденным от нововведений со времен апостольских («Духовная Беседа», 1858, № 42).

6) Лютер отверг хранение постов, установленных от времен апостолов в Церкви Христовой по благословенным причинам. Справедливо ли и основательно ли это отвержение? Не Сам ли Господь наш, Богочеловек, подал тому пример, постившись четыредесять дней и четыредесять ночей? А что Господь творил, то творил для подражания нашего, как Сам свидетельствует: «образ бо дах вам, да, якоже Аз сотворих… и вы творите» (Ин.13:15).

На сем основании, и в память поста Господня, в Православной Церкви издревле установлен пост великой Четыредесятницы. Хотя не все могут в этом подражать Господу, как избранные его Моисей и Илия, постившиеся сорок дней и сорок ночей, но каждый правоверующий христианин должен по силе своей хранить пост сей, как предписано в правилах единой истинной Соборной Церкви Христовой.

Ежели апостолы, мужи богодухновенные и святые и безстрастные, постились, как это видно из многих мест Деяний Апостольских, то основательно ли сделал Лютер, лишив людей немощных и страстных сего святого оружия к обузданию страстей, то есть поста; потому что пост с рассуждением и в меру соблюдаемый укрощает страсти плотские.

Кроме сего, на пост, соблюдаемый православными перед праздником Рождества Христова, есть явное указание в Деяниях Апостольских, что оный установлен еще во времена апостолов, и был тогда уже известен всей первенствующей Церкви Христовой.

Святой Лука, описывая ту морскую бурю, в которой бедствовал корабль, везший апостола Павла в Рим, выставляет на вид, что святой Павел предсказывал сотнику это бедствие по причине позднего времени и уже начавшейся зимы: «занеже и пост уже бе прешел» (Деян.27:9).

Очевидно, святой Лука упоминает здесь о известном посте тогдашней Церкви. Пост сей у православных бывает от 15 ноября до 25 декабря, именно в то время, когда на Средиземном море бывают страшные зимние бури. Что скажут на это лютеране, мнящие предписывать себе правила жизни из Священного Писания?

7) Также лютеране, вопреки Священному Писанию, исповедуют, что Дух Святый исходит и от Сына. Не Сам ли Господь говорит о Святом Духе, что Он от Отца исходит, как написано у евангелиста Иоанна (Ин.15:26). Есть и еще у лютеран мудрования, ни на чем не основанные, но о них теперь говорить не время.

8) Один лютеранин из немцев, недавно принявший Православие, открыл следующую злонамеренность Лютера. Господь говорит в Евангелии: «аще же (брат твой) и Церковь преслушает, буди тебе якоже язычник и мытарь» (Мф.18:17); и святой апостол Павел пишет к Тимофею: «да увеси, како подобает в дому Божии жити, яже есть Церковь Бога жива, столп и утверждение истины» (1Тим.3:15).

Лютер понял силу слов сих, что ими апостол и Сам Господь приписывают Церкви великую важность в отношении истины и данного ей от Господа духовного права. А так как он от частной Римской Церкви, ради злоупотреблений ее, отторгся, к Соборной же Православной Церкви, по высокоумию и славолюбию, пристать не захотел, то и заменил в немецком переводе Священного Писания слово «церковь» словом «приход», тогда как на немецком языке есть подлинное слово «церковь».

Справьтесь в подлинниках: еллино–греческом, латинском и французском не испорченном (не говорю о славянском), и увидите эту поддельность. Притом рассудите: ежели в семидесяти лютеранских разномыслящих партиях всякий приход будет столп и утверждение истины, то какая же это будет истина Христова? И еще: как исполнится лютеранское высокопарное проповедание любви, когда они, по сказанной причине, должны презирать друг друга, как язычников.

9) Лютеране, в оправдание своего отделения от единой Соборной Церкви, приводят место из Деяний Апостольских: «яко не на лица зрит Бог, но во всяцем языце бояйся Его и делаяй правду приятен Ему есть» (Деян.10:34–35).

Но слова эти не служат в оправдание лютеранам, а более в обличение им. Это сказано о Корнилии Сотнике, что он за творение многой милостыни и за всегдашние молитвы действительно был приятен Богу, но не был совершенно угоден Ему, а был еще недостаточен в том, что требовалось к совершенному спасению. Почему явившийся Ангел и повелел ему призвать апостола Петра, объясняя и причину призвания: «той речет тебе глаголы, в нихже спасешися ты и весь дом твой» (Деян.10:6).

Вместо неправого толкования сего места и происшествия лютеране должны бы вразумиться правильным смыслом оного и обратиться к Апостольской Церкви. Это особенно необходимо тем из них, которые стараются жить благочестиво и совершают многие молитвы к Богу, потому что в Церкви они обрели бы глаголы к совершенному благоугождению Божию и получили несомненное спасение с домами своими.

10) Лютеране и еще одному месту Священного Писания дают совершенно иной смысл. Святой апостол Павел пишет к Тимофею: «Един бо есть Бог, и един ходатай Бога и человеков, человек Христос Иисус, давый Себе избавление за всех: свидетелство времены своими, в неже поставлен бых аз проповедник и Апостол»(1Тим.2:5–7). Православная Церковь объясняет это место Священного Писания так, что дело искупления нашего и избавления нас от клятв и первородного греха никто не мог совершить, никакой человек, ни Ангел, а токмо Единородный Сын Божий и Слово Отчее. Лютеране же, взяв только половину смысла сего места, именно: «един бо есть Бог, и един ходатай Бога и человеков», усиливаются доказывать этим отвержение почитания святых угодников Божиих, считая излишним и ходатайство их за нас пред Богом. Но справедливо ли мудрствуют лютеране? Добросовестно ли толкуют так?

11) Вопрос. Отчего вероучение Православной Церкви, насажденное разными апостолами в различных местах и народах, пребывает одинаковым и неизменным в продолжение осьмнадцати столетий с половиной; лютеранское же учение, преподанное одним человеком, разделилось в продолжение трех столетий более нежели на семьдесят разномыслящих партий?

Ответ. Оттого, что Соборная Православная и Апостольская Церковь заповедует чадам своим понимать Священное Писание так, как объясняли и объясняют оное избранные Божии мужи, очищенные от страстей, Богоносные и Духоносные, и признаваемые за таковых от всей Соборной Церкви Христовой; Лютер же позволил каждому своему последователю толковать Священное Писание по своему усмотрению.

Но как и одна гордость, не говоря о других грубых страстях, сильно может ослеплять человека, так что он не может видеть представляемой ему истины, поэтому и высокоумные последователи Лютерова учения, толкуя каждый по–своему Священное Писание, не могли не впасть в разномыслие и споры и раздоры, отчего неминуемо последовало разделение их на столько несогласных между собой партий.

Лютер неправое свое мнение, что всякому, ради живущего в нем Духа Святаго, можно толковать Священное Писание по своему разумению, неправо основал на словах апостола Иоанна: «И вы помазание имате от Святаго и весте вся» (1Ин.2:20).

Лютеране не имеют сего духовного помазания, потому что не имеют Таинства Миропомазания, через которое сообщается крещаемым печать дара Духа Святаго, как уже доказано это выше примером Самарии, крещенной от благовестника Филиппа, но не получившей еще через одно Крещение Святаго Духа.

Хотя каженик, крещенный тем же Филиппом, и святой Павел, крещенный апостолом Ананией, и получили Святаго Духа, но частные случаи, бывающие по нужде и по особенному Промыслу Божию, не могут быть общим правилом. Притом и получившие Святаго Духа могут угашать его различными страстями (см. 1Сол.5:19); а с угасшим светильником исследователь поневоле будет блуждать во тьме неведения и прелести вражией.

12) Лютер подверг сомнению Соборное Послание святого Иакова, брата Божия. Когда другие вероисповедания признают это Послание за подлинное послание святого Иакова, то почему же один Лютер признает его за сомнительное?

Святой Иаков в своем Послании говорит, что одной веры недостаточно ко спасению, а потребны при вере и добрые дела. Лютер же проповедует спасение через одну веру, без добрых дел.

Но справедливо ли последнее мнение? Не Сам ли Господь говорит в Евангелии: «аще… хощеши внити в живот, соблюди заповеди»? (Мф.19:17).

И кроме хранения от грубых пороков заповедует Господь хранение и от самых тонких, именно: не гневаться, не осуждать, хранить целомудрие и в очах, творить милостыню, пост и молитвы без тщеславия и любопоказания, прощать обиды, любить врагов, молиться за творящих нам напасть; а все это и называется добрыми делами.

И в этих добрых делах Господь не имеет никакой надобности; но исполнение святых Его заповедей служит лишь хранением собственно для человека.

Что будет и с дорогими вещами, когда они будут оставлены в презрении, в сырости, в нечистоте? Одна сгниет, другая изоржавеет, третью изъест моль. То же самое бывает и с христианами, презирающими хранение и исполнение заповедей Божиих, и особенно с теми, которые исполнение оных считают ненужным и излишним.

Доктор собственно для себя не имеет надобности в предписываемой им диете; но сохранение диетических правил необходимо для больного, который у врача сего лечится.

Так и для христианина, мнящего веровать в Бога, необходимо исполнение заповедей Божиих, и никак недостаточно ко спасению одной веры.

Потому что и бесы веруют и трепещут, но не имеют надежды получить спасение. А если некоторые из христиан, по немощи, не могут совершать всех добрых дел? Тогда Господь приемлет благое их произволение и сознание своей немощи, и смирение пред всеми, и прошение помилования от Господа единым Его милосердием. Ибо Господь ненавидит только горделивое самооправдание тех, которые измышляют лукавые изветы к своему извинению.

Благонамеренные и из лютеран признают потребность благочестивой жизни и исполнение заповедей Божиих, потому что самое внутреннее сознание человека, самая совесть его требует сего. Одни лишь ослепленные гордостью и сластолюбием неправедно надеются получить благой конец и милость Божию туне и после укоризненной их жизни; но весьма ошибутся в этом. Что сеет человек, то всячески и пожнет.

13) Некоторые из лютеран усердно и с горячностью молятся Богу, и на этих чувствах душевных мнят основать свое спасение, оставляя без внимания главнейшую заповедь Господа, Который говорит: «Не всяк глаголяй Ми: Господи, Господи, внидет в Царствие Небесное: но творяй волю Отца Моего, Иже есть на небесех» (Мф.7:21).

Как в начале преслушанием праотцов нарушена была воля Божия, так и теперь исполнение оной начинается прежде всего послушанием Церкви Христовой, как Сам Господь свидетельствует о сем пред пастырями ее, начиная от апостолов: «Слушаяй вас, Мене слушает: и отметаяйся вас, Мене отметается: отметаяйся же Мене, отметается Пославшаго Мя» (Лк.10:16); и в другом месте: «аще же и Церковь преслушает (а не народ), буди тебе якоже язычник и мытарь» (Мф.18:17).

Тщетно против сих слов Господа лютеране хотят оправдать себя другими словами Священного Писания: «Вы бо есте церкви Бога жива, якоже рече Бог: яко вселюся в них и похожду, и буду им Бог, и тии будут Мне людие» (2Кор.6:16; Лев.26:12).

Человек сугубое имеет естество, – состоит из тела и души, и Господь прежде сотворил тело, потом же душу. Поэтому всякий, именующийся христианином, прежде должен принадлежать к видимой Церкви Христовой, как Сам Господь повелевает, потом уже да позаботится он и о духовной своей церкви, по внутреннему человеку. И то и другое необходимо.

Не вотще сказано в Священном Писании (Пс.67:7): «Бог вселяет единомысленныя в дом» Свой, то есть в Церковь Свою, как воинствующую на земле, так и торжествующую на небеси, ибо обе они составляют одно царство Дома – Владыки Христа. Посему разномыслящим и отделяющимся от сего Дома Божия предлежит явная опасность остаться вне, с юродивыми девами, так как они по упорству (против Церкви) будут иметь оскудение в потребном елее.

Вот, дяденька, что узнала я, то представляю на рассмотрение ваше. Не подумайте, что я хочу учить вас: яйца курицу не учат. Также не желаю, чтобы вы просто поверили словам моим; но только искренно прошу вас исследовать важный и необходимый предмет сей. Еще прошу дать мне благородное слово, чтобы вы, прежде совершенного исследования, не говорили и не рассуждали об этом с вашими пасторами и близкими вам лютеранами, а если угодно будет вам в случае недоумений что‑либо узнать о Православии, то можете поговорить о сем с высокопреосвященным Григорием, с Андреем Николаевичем Муравьевым и со Степаном Онисимовичем Бурачком.

Я знаю, дяденька, что вы усердно молитесь Богу. Потому прежде исследования обоих вероисповеданий помолитесь Господу с верой, без всякого предубеждения к той или другой стороне, православной и лютеранской.

Я верую милосердию Божию, что если человек с правотой сердца взыщет истины Христовой, то всячески оная откроется ему без примеси ложного мудрования. Только не принимайте извещения о сем и удостоверения через какой‑либо голос извне, или внутри вас. Это, по православному вероучению, может быть от врага, ненавистника истины Христовой и сеятеля плевел ложного учения. Извещение и удостоверение, по учению Церкви, есть просто разрешение самомнения и убеждение в истине Христовой, чего как себе, так и вам желаю от всей души и от всего сердца. Аминь.


Преподобный Амвросий Оптинский (Гренков) о смысле скорбей

«За что мне такие страдания?» «Разве Бог не видит мои мучения?» «Чем так я провинился, что тяжело болею?» Подобные вопросы о скорбях человеческих я часто слышу на своих консультациях. Ответы на них нужно искать у святых отцов. Преподобный Амвросий Оптинский так проповедует по вопросам о смысле скорбей.

30. Смысл скорбей (1885 г.)

Сестры о Господе и матери!

Милосердием и долготерпением Божиим и еще сподобились мы дожить до всерадостнаго и торжественнаго праздника Рождества Христова, с которым усердно и поздравляю вас. По обычаю своему, желал бы я вам сказать нечто и для пользы душевной, и в утешение.

Всегда люди жаловались на различныя скорби, и напасти, и болезни; а в настоящее время, кроме других скорбей, все почти жалуются и на тяжелия обстоятельства. И удивляться этому не должно. Настоящая жизнь есть не что иное, как приготовление к жизни будущей. Как кто проведет настоящую жизнь, сообразно тому получит участь в жизни будущей – или блаженную, или злополучную. Всех христиане, особенно правоверующие, желают наследовать блаженную участь в жизни будущей. А для получения сего неизбежно понести различныя скорби и болезни, по сказанному в слове Божием: «многими скорбми подобает нам внити в Царствие Небесное» (Деян.14:22).

 Люди разделяются на праведных и грешных, но ни те, ни другие не свободны от различных скорбей или болезней, как сказано в псалмах: «многи скорби праведным»; «многи раны грешному». Святый Давид первых увещевает не малодушествовать, уверяя, что от всех скорбей Господь избавит их, а вторых, т.е. грешных, – увещевает не отчаиваться, глаголя, хотя и многи раны грешному, но уповающаго на Господа – милость объидет, т.е. если грешный с верою и упованием в покаянии будет прибегать к Господу, то получит помилование и прощение согрешений.

Всеблагий Господь праведным посылает различныя скорби, во-первых, для того, чтобы не ослабевали в подвигах благочестия и, разленившись, не уклонились в противную сторону, и не погибли, как сказано у пророка Иезекииля: «егда реку праведнику: жизнию жив будеши, сей же, уповая на правду свою, и сотворит беззаконие, вся правды его не воспомянутся, в неправде своей, юже сотвори, в той умрет» (Иез.33:13). Во-вторых, праведным Господь посылает различныя скорби для того, чтобы чрез это они совершенно очистились от грехов и страстей и получили велие воздаяние в будущем веке, по сказанному: «яко злато в горниле искуси их, и яко всеплодие жертвенное прият я».

На грешных же наводит Господь различныя напасти и болезни, чтобы привлечь их к покаянию, как Сам говорит во Святом Евангелии: «приидох призвати не праведныя, но грешныя на покаяние» (Мф.9:13; Мк.2:17; Лк.5:32); и паки: «покайтеся, приближибося Царствие Небесное» (Мф.3:2); и чрез пророка Исаию глаголет: «отъимите лукавства от душ ваших, приидите и истяжимся. И аще будут греси ваши яко багряное, яко снег убелю: аще же будут яко червленое, яко волну убелю» (Ис.1:16–18).

Всем вообще говорит Господь и праведным, и грешным: «приидите ко Мне вси труждающиис и обремененнии, и Аз упокою вы, возмите иго Мое на себе, и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим» (Мф.11:28–29); и паки: «в терпении вашем стяжите души ваша» (Лк.21:19). «Претерпевый бо до конца, той спасен будет» (Мф.10:22; Мк.13:13).

Рождейся от Девы и Пришедый грешники спасти, помилуй создание Твое и подаждь нам терпение и смирение, и покаяние истинное, да не лишени будем десныя части помилованных Твоих. Аминь!


Разговор начистоту об иерархии и равенстве в cемье

Я получила такое письмо.

«Беременность проходит ужасно тяжело. Дистония сосудистая, постоянные приступы еще и грипп.

С мужем никаких отношений. Относится как к предательнице. Ждет, что раскроет мой с кем-то роман. Абсурд какой то.  Очень устала… Снежный ком. И выбраться не могу. В разговоре как то сказал, что он начальник и единственный зарабатывает деньги и будет решать что и куда и как. На осень (выходит на роды) хочет уехать на учебу на 40 дней.

На просьбу не уезжать и позже поехать, отвечает, что он работает, а я ничего в жизни не добилась и обмолвился, что не заработала и всем обязана ему. Обидно до слез, когда так обесценили меня. Ни сил, ни энергии…

Постоянный контроль. Телефон не могу взять в руки. Недавно спросил, куда я деваю свои деньги за квартиру. Четко считает, сколько взяла у него. Требует внимания… (почему я не залезла на чердак и не оценила его полки, которые ое делал). (Вооьще то я с животом….). Я устала… В тупике. Хочется бежать… Жизнь новую начать… Говорит, что потом его оценю. А я больше не могу найти любви… Недоверие везде….
Почему так?»

Спасибо за ОТКРОВЕННОЕ письмо, уважаемая Н.!

Вы описываете свои страдания в семейном кругу, из которого Вам хочется вырваться и бежать. Но, как говорится, от себя не убежишь и придется примириться, прежде всего  с собой, а дальше искать способы развития своей любви к мужу и своей семье вообще.

Святитель Иоанн Златоуст в своих творениях предвещал нам: «Где муж, жена и дети соединены узами добродетели, согласия и любви, там среди них Христос». Если у вас дома вечное несогласие, значит нет у вас дома Христа.  Ссоры приведут к серьезному раздору. Премудрый Соломон в Притчах (17:1) грозил всем нам: » Лучше кусок сухого хлеба, и с ним мир, нежели дом, полный заколотого скота, с раздором

Так что помня бессмертные слова святителя Нового Завета и царя иудейского из Ветхого Завета, необходимо склонить свою головушку и подумать на досуге над их советами, которым уже не одна сотня лет.

Вот как о семейной жизни высказывался еще один святитель   Феофан Затворник: «Кто в семье живет, тому и спасение от семейных добродетелей»; «Совершенства можно достигнуть и среди семейной жизни. Надо только страсти погашать и искоренять». Поэтому выходит так, что искать спасения от невзгод необходимо и в семейной жизни. А у вас одни только страсти. Отступите от них прежде всего ВЫ. Спросите с себя за них, покайтесь.

Про мужа Вы говорите, что он обижает Вас словами, что «он начальник и единственный зарабатывает деньги и будет решать что и куда и как».

Мудрая жена должна помнить, что заповедовал апостол Павел и не в ущерб женам, а в довольство им:»Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви… Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее (Еф.5:22–23, 25).

«Он предложил, – говорит Иоанн Златоуст, – мужу и жене, как основание их счастья, взаимную любовь и заботливость, указав каждому подобающую область – ему начальство и попечение, а ей повиновение». Чего казалось бы проще, чем повиноваться. Повинуйтесь же так, чтобы Ваш муж в Вас души не чаял. На то и Вы и женщина, чтобы так поступать. Будете перечить- будете получать в лоб далеко не поцелуи.

Не случайно, Бог поставил жену под крыло мужу: к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою (Быт.3:16). Так что, как ни крути, голову преклонить перед мужем придется. И делайте это с радостью, потому что еще древние  подметили, что у дома, как и у государства должно быть единоначалие.

Вот как поэтично ВЫСКАЗАЛСЯ об этом святитель Иоанн Златоуст: «Поскольку равенство, часто доводит до ссор, то Бог установил многие виды начальства и подчиненности, как то: между мужем и женою, сыном и отцом, между старцем и юношей… между начальником и подчиненным, между учителем и учеником. И дивиться ли такому установлению между людьми, когда то же самое учредил Бог в теле. Ибо Он так устроил, что не все члены имеют равное достоинство, но одни ниже, другие важнее, один управляет, другие стоят под управлением. То же самое подмечаем у бессловесных: у пчел, у журавлей, в стадах диких овец. Даже и море не лишено такого благоустройства, но и там во многих родах рыб одна управляет и предводительствует прочими, и под ее начальством они отправляются в отдаленные путешествия.»

Так что спаси вашу семью Господи и Ангела Хранителя всем вам!

Православный психолог Светлана Манухина


«Странная женщина» Юлия Райзмана или «как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними»

Фильм Юлия Райзмана «Странная женщина» вышел на советские экраны в 1977 году. В главных ролях: Ирина Купченко и Василий Лановой.

О чем фильм? Если очень кратко и по сути, то фильм о любви. О любви, которую искала сама женщина в других. Но вторя апостолу Павлу по его Посланию к коринфянам (13:1):» Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я медь звенящая или кимвал звучащий.», можно сказать, что прежде, чем ждать любви от  других, необходимо самому полюбить, ибо Иисус заповедовал всем нам: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Лк. 6, 31).

По сюжету фильма женщина, живущая в семье, муж которой высокопоставленная особа, завела любовника. Причина банальная, как ей кажется- она разлюбила мужа и поэтому ей ничего больше не оставалось делать, как кинуться в пылком угаре  погони за птицей счастья, в объятия другого. Но и тут ничего не получилось.

Она едет к матери, где опять скучает по любви, хотя могла бы сама  дарить ее матери. Но появляется некий принц, правда, не на белом коне, а обыкновенный человек, и который любит ее заблудшую душу просто так.

Но и здесь она подпадает под обращение мученика Cтефана из «Деяний апостолов» (7:51) : «Жестоковыйные! Люди с необрезанным сердцем и ушами! Вы всегда противитесь Духу Святому.» Под это обращение можно подвести и каждого из нас независимо от его возраста, пола, места жительства, потому что не умеем мы ни видеть, ни ценить любовь, которая вокруг нас. Потерявши же ее мы горько плачем.

Таким образом, фильм «Странная женщина» c православной точки зрения не сколько о прелюбодеянии, а о любви.

Бог сочетал, того человек да не разлучает.

ЗДРАВСТВУЙТЕ, Светлана!

Приснились мне сегодня…
Вспомнились Ваши слова «Пока вы вместе (с мужем) — вы сила…». Давно как то сказали…
Кто от кого зависит и кто кому силу дает…. Задумалась.

Здравствуйте, уважаемая Н.!

Спасибо за письмо.

Начну свой ответ с бессмертного от Иисуса из Евангелия от Матфея (19: 4-6)

  • Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их?
  • И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью,
  • так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает.

То есть иными словами, женатые люди, это уже не просто отдельно мужчина и женщина, а одна плоть. В этом и есть сила семейной пары.

«А кто от кого зависит и кто кому силу дает»- Ваше размышление отнюдь не праздно. Оба друг от друга зависите и силу друг другу даете.

Епископ Феофан Затворник как-то сказал: «У нас есть всеобщая заповедь – друг друга тяготы носить; тем охотнее должны взаимно исполнять ее такие близкие лица, как супруги. Нежелание потерпеть раздувает неприятности, и пустяки нагромождаются в разделяющую стену. Зачем ум-то дан? Сглаживать жизненный путь. Благоразумие рассеет встретившиеся противоречия. Не рассеиваются они от недостатка житейского благоразумия, а больше от нежелания хорошенько обдумать положение и еще больше от отсутствия другой цели в жизни, кроме удовольствий. Прекращаются наслаждения прекращается и довольство друг другом; дальше – больше, вот и развод.»

Вы задумались над простыми вещами. Вспомните какую молитву читал над  вами с мужем священник при венчании. Забыли ведь?

Напомню, что это было послание апостола Павла к Ефесянам ( 5; 22-33)

Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу,
потому что муж есть глава жены, как и Христос – Глава Церкви, и Он же Спаситель тела.

Но как Церковь повинуется Христу, так и жены – своим мужьям во всем.

Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее,

чтобы освятить ее, очистив баней водной посредством слова;

чтобы представить ее Себе славной Церковью, не имеющей пятна, или порока, или чего-либо подобного, но чтобы она была свята и непорочна.

Так должны мужья любить своих жен, как свои тела. Любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь,

потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его Поэтому оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть.

Тайна эта велика – я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя, а жена да боится своего мужа.

 


Письмо читательнице с комментариями от Иоанна Златоуста

«Дорогая Светлана!

Странное состояние ко мне пришло…

Я почувствовала себя недостойной всего того, что имею. Ибо получено оно было в страсти. 
Дом, в котором я живу я не заслужила. Муж — тоже был не мой. Награды, за которыми гналась, были из тщеславия…
В душе странное чувство отказа от этого по совести…и нахождения себя в служении людям. Аскетичном и молитвенном… с полными принципами совести и правды…
Если я делаю человека несчастным, но он от этого помудрел и переоценил прошлое, значит моя роль на этом закончена. И я не смею делать его более несчастным своим присутствием… 

Что это, слабость либо сопротивление миру?»

Дорогая О.!

Дух Вашего письма пронизан гордыней, а от этого происходит и уныние.

Если Вы будете вторить, что Вы человек совсем негордый, то, пожалуйте, поговорим словами Иоанна Златоуста об унынии, которые он адресует Стагирию подвижнику. «Причина твоего уныния, по-видимому, одна – неистовство лукаваго демона; но можно найти много скорбей, рождающихся потом от этого корня.

Если же мы захотим быть несколько внимательными и благочестиво раcсудить, то рассеем эти причины уныния, как мелкую пыль. Не подумай, будто я теперь так легко обещаю тебе это потому, что я сам чужд этой скорби и бури.»

Как видите, и святого иногда одолевало это чувство, что уж и говорить о простых смертных.

Вы говорите, что муж был не Ваш, но теперь то он Ваш, поэтому и относится к нему надо, как к своему, а не чужому человеку. Иоанн Златоуст не дает нам забыть, что «Бог мужу творит потом жену, и этим удостоивает его новой чести и ясно показывает, что жена создана для него, как и Павел говорит: «ибо не создан бысть муж жены ради, но жена мужа ради» (1Кор.)

Вы говорите, что дом не заслужили, а Иоанн Златоуст по такому же поводу говорит своему корреспонденту, что «всем этим Бог одарил человека тогда, когда с его стороны еще не сделано было никакого добраго дела. Как же поступил человек после столь многих и великих благодеяний? Он более поверил врагу, нежели даровавшему все это, и, презрев заповедь Творца, предпочел обольщение того, кто старался совершенно погубить его и лишить всех благ, – предпочел не смотря на то, что диавол не оказал ему никакого, ни великаго ни малаго, благодеяния, а только сказал ему несколько слов.»

То есть и Вы вместо того, чтобы благодарить Творца за сделанное Вам благодеяние, Вы желаете все бросить и умчаться в неизвестном направлении.

Иоанн Златоуст вещает дальше: «А что не только злым, но и добрым людям спасительно подвергаться уничижению и страданию, об этом пророк еще говорит так: «благо мне, Господи, яко смирил мя еси, яко да научуся оправданием Твоим» (Псал. CXVIII, 71).

Согласно Вашему письму можно сделать вывод, что Вы находитесь сейчас в падении и главной задачей будет для Вас сейчас научиться обретать смирение, ибо «кто допустил себя до падения и падением научился смирению, тот скоро, если захочет, восстанет и исправится.»

Вы говорите, что делаете человека несчастным, а он от этого помудрел. Не сквозит ли здесь скрытая гордость от того, что благодаря Вам, муж стал мудрее? Спросим совета у Иоанна  Златоуста, ибо он говорит так: «но кто делает кажущееся добро с гордостию и не терпит ничего неприятнаго, тот никогда не почувствует своей греховности, но еще увеличит зло.»

Вы сетуете на то, что награды за которыми гнались были из тщеславия. Хорошо, что Вы это понимаете, так как Иоанн Златоуст на сей счет говорит, что «есть и другой вид зла, имеющий великую силу упразднять добро, собранное с великими усилиями и трудами, – это ветер тщеславия. Оно действительно, как ворвавшийся ветер, развевает все сокровища добродетели.»

Однако, не забывайте, что Бог есть — любовь. И он посылает нам блага в любом виде, порой даже в виде испытаний. И наша задача во всем снискать себе смирение.

С любовью к Вам, Светлана.

Спаси Вас Господи!

Мужчина и женщина. Как себя вести должна женщина дома, и должна ли она работать

Проблема женской занятости в социуме, не побоюсь этого шаблонного сленга, потому что он сразу дает понять современному читателю о чем пойдет речь, в обеспеченных семьях очень остра. Часто мужья не приходят в восторг оттого, что жена вдруг высказывает желание поработать вне дома. Хотя и дома она вряд ли работает, так как к услугам горничных все чаще стали прибегать те, кому семейный бюджет, а вернее доходы мужа, позволяют это делать.

Я получаю письма, суть в которых сводится примерно к  следующему содержанию.

 «Я грежу Москвой и работой…А он кастрюлями и домом. Пока мы вместе мне никуда не вырасти. Я так сильно старалась, столько усилий, почему Бог не дает возможности… везде этот муж….» 

Каждый случай уникален, и причины запрета выйти жене на работу тоже могут быть различными. Социальные роли мужчины и женщины, как бы практически не старались из сравнять все равно выглядят в итоге искусственно. Ибо, как бы не пыжились от счастья люди, живя вместе в однополых браках, все равно женщину мужчина заменить не может, а женщина мужчину.

Что же по поводу РАЗДЕЛЕНИЯ ролей на мужские и женские говорит Книга книг — Библия? Что сказал Бог Адаму и Еве после грехопадения? Чем должны заниматься мужчина и женщина впредь? ЕСТЬ ЛИ У НИХ РАЗДЕЛЕНИЕ?

16 Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою.

17 Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей;

18 терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою;
19 в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься.

20 И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих.

21 И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их.

То есть исходя из третьей главы книги Бытия можно красной строкой выделить, что разделение между мужчиной и женщиной есть. Один должен от земли «со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей», а другая «в болезни будет рождать детей; и к мужу будет влечение ее, и он будет господствовать над нею».

Это база бытия и в современной жизни она не должна меняться просто потому что мужчина никогда не может родить ребенка.

Опять ко мне пришло письмо.  «Он категорически против моего роста в работе.  Почему так все….Я такая слабая рядом с ним. Где он- там у меня провалы… неужели ничего поменять нельзя….»

Так чем же должна заниматься женщина? Обратимся за советом к царю Соломону- мудрейшему из мудрейших. Что он рекомендует женщине в своих Притчах?

10 Кто найдет добродетельную жену? цена ее выше жемчугов;
11 уверено в ней сердце мужа ее, и он не останется без прибытка;
12 она воздает ему добром, а не злом, во все дни жизни своей.
13 Добывает шерсть и лен, и с охотою работает своими руками.
14 Она, как купеческие корабли, издалека добывает хлеб свой.
15 Она встает еще ночью и раздает пищу в доме своем и урочное служанкам своим.
16 Задумает она о поле, и приобретает его; от плодов рук своих насаждает виноградник.
17 Препоясывает силою чресла свои и укрепляет мышцы свои.
18 Она чувствует, что занятие ее хорошо, и — светильник ее не гаснет и ночью.
19 Протягивает руки свои к прялке, и персты ее берутся за веретено.
20 Длань свою она открывает бедному, и руку свою подает нуждающемуся.
21 Не боится стужи для семьи своей, потому что вся семья ее одета в двойные одежды.
22 Она делает себе ковры; виссон и пурпур — одежда ее.
23 Муж ее известен у ворот, когда сидит со старейшинами земли.
24 Она делает покрывала и продает, и поясы доставляет купцам Финикийским.
25 Крепость и красота — одежда ее, и весело смотрит она на будущее.
26 Уста свои открывает с мудростью, и кроткое наставление на языке ее.
27 Она наблюдает за хозяйством в доме своем и не ест хлеба праздности.
28 Встают дети и ублажают ее, — муж, и хвалит ее:
29 «много было жен добродетельных, но ты превзошла всех их».
30 Миловидность обманчива и красота суетна; но жена, боящаяся Господа, достойна хвалы.
31 Дайте ей от плода рук ее, и да прославят ее у ворот дела ее!

Как видим жена кружится, но не как белка в колесе-на одном месте. Она воздает мужу добром, уста свои открывает с мудростью, с охотою работает своими руками, наблюдает за хозяйством в доме своем, не ест хлеба праздности, протягивает руки свои к прялке (занимается рукоделием), длань свою она открывает бедному и руку свою подает нуждающемуся (занимается благотворительностью), она встает еще ночью (не спит до обеда), она делает покрывала (ткет) и продает (естественно вместе со служанками), но самое главное это — жена, боящаяся Господа, и поэтому по словам Соломона, она достойна хвалы.

Положа руку на сердце, многие ли жены могут сказать, что они похожи на пример, который дал Соломон. Ведь многие из обеспеченных семей женщины бегут на работу от безделья дома. Они думают чем-то занять свой досуг. А. если разобраться, то и дома есть чем заняться, чтобы вся семья была рада, а прежде всего муж женой.

Вот опять письмо. «Я вчера хотела поехать в С.. Но под всеми манипуляциями ребенком и т д  муж не дал. Мы так поругались тогда, выясняя отношения, что меня свалило в приступе и отправили в неврологию. Но я не пошла.»

Ну и кто виноват в этой ситуации, когда беременную женщину муж чуть ли не силой оставляет дома? Кто виноват, что у женщины на первом месте собственное «я» и не уверено в ней сердце мужа ее?

Снова строки из письма. «В Москве действительно организовывают компанию, связанную с нами. Но видимо мне туда дороги нет… Брак все перекрыл… Если б я знала. Муж при любом раскладе не пускает туда…»

Действительно, вот что надо искать — добродетельную жену, ведь цена ее выше жемчугов. А ищут ли это? Поэтому и не получается у мужей сказать: «много было жен добродетельных, но ты превзошла всех их».


Любовь необычная в «Cмятении чувств» Cтефана Цвейга

«Смятение чувств» австрийского писателя Стефана Цвейга повествует также о любви мужчины к мужчине, а точнее пожилого профессора к своему студенту. Тема актуальная сейчас, правда пока скрытая от досужего явного взора лишь паутинным покрывалом, она всегда будоражила умы людей и тела избранных, какими мужеложники себя и считают.

Так что же это такое любовь между мужчинами?  Попробуем разобраться в этом вопросе с точки зрения православной психологии.

Апостол Павел в «Послании к римлянам» говорит прямо, что такие люди действительно существуют: «подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение.»

И из этого следует, что «или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего.» (1Кор.6:9-11)

Так было в его время. А вот что описывает книга Ветхого Завета «Левит», что по времени значительно раньше. «Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость. [И ни с каким скотом не ложись, чтоб излить [семя] и оскверниться от него; и женщина не должна становиться пред скотом для совокупления с ним: это гнусно.] Не оскверняйте себя ничем этим, ибо всем этим осквернили себя народы, которых Я прогоняю от вас: и осквернилась земля, и Я воззрел на беззаконие ее, и свергнула с себя земля живущих на ней. А вы соблюдайте постановления Мои и законы Мои и не делайте всех этих мерзостей, ни туземец, ни пришлец, живущий между вами, ибо все эти мерзости делали люди сей земли, что пред вами, и осквернилась земля; чтоб и вас не свергнула с себя земля, когда вы станете осквернять ее, как она свергнула народы, бывшие прежде вас; ибо если кто будет делать все эти мерзости, то души делающих это истреблены будут из народа своего. Итак соблюдайте повеления Мои, чтобы не поступать по гнусным обычаям, по которым поступали прежде вас, и чтобы не оскверняться ими. Я Господь, Бог ваш.»

Причина мужеложства в том, что человек грешит и презирает Заповеди Божии. Между Богом и человеком встает некто в дьявольском образе. Дьявол, сатана означает противник Бога.

В новелле «Смятение чувств» Стефан Цвейг так описывает приход профессора ночью к своему студенту.

«Но этот ужас длился только один миг: уже через секунду убийственный взгляд погас. Он повернулся, пробормотал что-то вроде извинения и схватил свечу. Словно черный услужливый дьявол, поднялась придавленная к земле тень и заколебалась перед ним, направляясь к двери. И он вышел, прежде чем я успел собраться с мыслями и вымолвить слово. Дверь захлопнулась с сухим стуком, и лестница заскрипела, измученно и тяжело, под его равномерными шагами.»

Вот что почувствовал вслед за этим вторжением в личную жизнь студент :

«Почему я не нашел ни одного слова в ответ? Почему я сидел, онемевший, чужой, ошеломленный, вместо того, чтобы подойти к нему, успокоить, утешить его? Но во мне бушевали воспоминания; вот он — шифр к языку этой загадочной смены настроений. Все я понял в это мгновение: порывы нежности и схватки тяжелой борьбы с опасным чувством, его одиночество и тень вины, грозно витавшей над ним; потрясенный, я понял его ночное посещение и озлобленное бегство от моей навязчивой страстности. Он любит меня… Я ощущал ее все время, эту любовь нежную и робкую, то неодолимую, то с трудом подавляемую; я наслаждался ею, я ловил каждый мимолетно брошенный ею луч — и все же, эти слова, так чувственно и нежно прозвучавшие из уст мужчины, пробудили во мне ужас — грозный и в то же время сладостный. И, горя состраданием, смущенный, дрожащий, захваченный врасплох мальчик, я не нашел ни одного слова в ответ на его внезапно открывшуюся страсть.»

Фантастика, как собственные грехи требуют вовлечения в них юных, еще незагубленных душ.

«Но я все еще не владел собой. Он прикоснулся к моей руке. — Иди сюда, Роланд, сядь ко мне. Мне стало легче теперь, когда ты знаешь все, когда между нами нет недоговоренности. Сперва я опасался, что ты угадаешь, как я люблю тебя… Потом я уже надеялся, что ты угадаешь, как я люблю тебя… Потом я уже надеялся, что ты угадаешь и избавишь меня от этого признания… Но теперь ты знаешь, и я могу говорить с тобой, как ни с кем другим. Ты был мне ближе, чем кто-либо, за все эти годы… ты был мне дороже всех… Только ты, дитя, ты один сумел ощутить мой жизненный пульс. И теперь, на прощанье… на прощанье ты должен узнать обо мне больше, чем всякий другой… Ты один узнаешь всю мою жизнь… Хочешь я расскажу тебе свою жизнь

Не забывает Цвейг дать и характеристику сути образа жизни мужеложников. «Из лени, трусости или недостаточной проницательности, наши писатели рисуют только верхний, освещенный слой жизни, где чувства выявляются открыто и умеренно, в то время как там, в погребах, в вертепах и клоаках человеческого сердца, разгораются, фосфорически вспыхивая, самые опасные животные страсти; там, во тьме, они взрываются и вновь образуют самые причудливые сплетения. Пугает ли писателей запах гниения, или они боятся загрязнить свои изнеженные руки прикосновением к этим гнойникам человечества, или их взор, привыкший к свету, не различает этих скользких, опасных, гнилью изъеденных ступеней? »

Еще описание «мук» профессора наводит на мысль, что без Бога действительно широка дорога.

«И к внутренней смуте добавляется еще особая пытка: круг его деятельности обращает его влечение в настоящее проклятие. Для доцента, а вскоре ординарного профессора, постоянное общение с молодыми людьми является служебной обязанностью. Какое искушение — постоянно видеть вокруг себя цвет юности — эфебов невидимого гимназиума (Гимназцумы — учреждения для гимнастических упражнений в Древней Греции; эфео — по-гречески «юноша». Примеч. пер.) в мире прусских параграфов. И — новое проклятие, новые опасности! — все страстно любят его, не замечая скрытого под маской лика Эроса. Каждый из них счастлив, если его рука (с затаенной дрожью) случайно коснется его; они расточают перед ним свой восторг, невольно вводя его в соблазн. Муки Тантала! — опускать руку, когда исполнение страстных желаний, казалось бы, так близко! Вечно жить в беспрерывной борьбе с собственной слабостью! Случалось, что кто-нибудь из этих молодых людей слишком неумеренно возбуждал его чувство, силы изменяли ему — и тогда он обращался в бегство.»

Таким образом, действительно пока не поздно надо бежать от всякого греха. Ибо с кем поведешься от того и наберешься или грязные сообщества развращают и нравы.

И напоследок профессор дарит студенту поцелуй.

«На моих губах запечатлелся поцелуй, какого не дарила мне ни одна женщина, жгучий и полный отчаяния, как предсмертный стон. Судорожный трепет его тела передался мне; я содрогался от неиспытанно-грозного, двойственного ощущения: отдаваясь ему всем существом, я в то же время был преисполнен протеста против столь близкого прикосновения мужского тела — тягостное смятение чувств, превратившее краткое мгновение в целую вечность.»


«Смятение чувств» и нарушение супружеского закона

В новелле «Смятение чувств» австрийский писатель Стефан Цвейг описывает супружескую измену. Жена старого профессора не на шутку увлеклась его студентом.

Однако радости это действие главному герою не принесло. Он описывает свои муки таким образом:

«Супружеская измена всегда внушала мне отвращение — но не из нравственного педантизма, не из лицемерного чувства приличия, даже не потому, что прелюбодеяние всегда является воровством, присвоением чужого тела, — но, главным образом, потому, что всякая женщина в такие минуты предает другого человека, каждая становится Далилой, вырывающей у обманутого тайну его силы или его слабости, чтобы выдать его врагу. Предательством кажется мне не то, что женщина отдается сама, но то, что, в свое оправдание, она с другого срывает покрывало стыда; не подозревающего измену, спящего она отдает на посмешище язвительному любопытству торжествующего соперника.»

Кто стоит рядом во время такого предательства и потирает руки от удовольствия? Авва Дорофей дает точный ответ на этот вопрос. «Почему диавол называется не только врагом, но и противником? Врагом называется он потому, что он человеконенавистник, ненавистник добра и клеветник; противником же называется потому, что он старается препятствовать всякому доброму делу. Хочет ли кто помолиться – он противится и препятствует ему злыми воспоминаниями, пленением ума и унынием. Хочет ли кто подать милостыню – он препятствует сребролюбием и скупостью. Хочет ли кто бодрствовать – он препятствует леностью и нерадением, и так-то он сопротивляется нам во всяком деле, когда хотим сделать доброе. Поэтому он и называется не только врагом, но и противником.»

С какой целью эта пара пошла на супружеское преступление незыблемого закона «жены другого не пожелай»?

Цвейг словами героя отвечает.

И потому самой недостойной низостью в моей жизни кажется мне не то, что, ослепленный безграничным отчаянием, я искал утешения в объятиях его жены — с роковой неизбежностью, без участия воли, мгновенно переплавилось ее сострадание в иное влечение; оба мы, сами того не сознавая, ринулись в эту пылающую бездну — нет, низостью было то, что я позволил ей рассказывать мне о нем самое интимное, выдать мне тайну их супружества. Зачем я не запретил ей говорить мне о том, что годами он избегал физической близости с нею, и делать какие-то смутные намеки? Зачем не прервал ее властным словом, когда она выдавала мне самую интимную его тайну? Но я так жаждал узнать о нем все, мне так хотелось уличить его в неправоте по отношению ко мне, к ней, ко всем, что я с упоением выслушивал эти гневные признания — ведь это было так похоже на мои собственные переживания — переживания отвергнутого! Так случилось, что мы оба, из смутного чувства ненависти, совершили деяние, облеченное в личину любви; в то время как сливались воедино наши тела, мы думали и говорили о нем, только о нем. Временами ее слова причиняли мне боль, и мне было стыдно, что, ненавидя, я впадал в соблазн. Но тело уже не повиновалось моей воле; неудержимо оно отдавалось страсти. И, содрогаясь, я целовал губы, предавшие его.»

Авва Дорофей пишет на этот счет.

«Не желай знать пороков ближнего твоего и не принимай подозрений, внушаемых тебе на него врагом; если же они и возникают в тебе, по греховности твоей, то старайся обращать их в добрые помышления. Благодари за всё и старайся обрести доброту и святую любовь. Прежде всего будем все хранить совесть нашу во всём: в отношении к Богу, ближнему и к вещам, и прежде чем скажем или сделаем что-нибудь, испытаем, согласно ли это с волею Божией; и тогда, помолившись, скажем или сделаем это и исповедуем немощь нашу перед Богом, и благость Его поможет нам во всём

Никакой молитвы ГЕРОЙ НЕ СОВЕРШАЛ и поэтому итог этой истории был очевиден- он уехал из этого города, даже не закончив обучения в университете. Однако, для этого была и еще одна причина. Но о ней в другой раз.