Бог сочетал, того человек да не разлучает.

ЗДРАВСТВУЙТЕ, Светлана!

Приснились мне сегодня…
Вспомнились Ваши слова «Пока вы вместе (с мужем) — вы сила…». Давно как то сказали…
Кто от кого зависит и кто кому силу дает…. Задумалась.

Здравствуйте, уважаемая Н.!

Спасибо за письмо.

Начну свой ответ с бессмертного от Иисуса из Евангелия от Матфея (19: 4-6)

  • Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их?
  • И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью,
  • так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает.

То есть иными словами, женатые люди, это уже не просто отдельно мужчина и женщина, а одна плоть. В этом и есть сила семейной пары.

«А кто от кого зависит и кто кому силу дает»- Ваше размышление отнюдь не праздно. Оба друг от друга зависите и силу друг другу даете.

Епископ Феофан Затворник как-то сказал: «У нас есть всеобщая заповедь – друг друга тяготы носить; тем охотнее должны взаимно исполнять ее такие близкие лица, как супруги. Нежелание потерпеть раздувает неприятности, и пустяки нагромождаются в разделяющую стену. Зачем ум-то дан? Сглаживать жизненный путь. Благоразумие рассеет встретившиеся противоречия. Не рассеиваются они от недостатка житейского благоразумия, а больше от нежелания хорошенько обдумать положение и еще больше от отсутствия другой цели в жизни, кроме удовольствий. Прекращаются наслаждения прекращается и довольство друг другом; дальше – больше, вот и развод.»

Вы задумались над простыми вещами. Вспомните какую молитву читал над  вами с мужем священник при венчании. Забыли ведь?

Напомню, что это было послание апостола Павла к Ефесянам ( 5; 22-33)

Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу,
потому что муж есть глава жены, как и Христос – Глава Церкви, и Он же Спаситель тела.

Но как Церковь повинуется Христу, так и жены – своим мужьям во всем.

Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее,

чтобы освятить ее, очистив баней водной посредством слова;

чтобы представить ее Себе славной Церковью, не имеющей пятна, или порока, или чего-либо подобного, но чтобы она была свята и непорочна.

Так должны мужья любить своих жен, как свои тела. Любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь,

потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его Поэтому оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть.

Тайна эта велика – я говорю по отношению ко Христу и к Церкви. Так каждый из вас да любит свою жену, как самого себя, а жена да боится своего мужа.

 


Письмо читательнице с комментариями от Иоанна Златоуста

«Дорогая Светлана!

Странное состояние ко мне пришло…

Я почувствовала себя недостойной всего того, что имею. Ибо получено оно было в страсти. 
Дом, в котором я живу я не заслужила. Муж — тоже был не мой. Награды, за которыми гналась, были из тщеславия…
В душе странное чувство отказа от этого по совести…и нахождения себя в служении людям. Аскетичном и молитвенном… с полными принципами совести и правды…
Если я делаю человека несчастным, но он от этого помудрел и переоценил прошлое, значит моя роль на этом закончена. И я не смею делать его более несчастным своим присутствием… 

Что это, слабость либо сопротивление миру?»

Дорогая О.!

Дух Вашего письма пронизан гордыней, а от этого происходит и уныние.

Если Вы будете вторить, что Вы человек совсем негордый, то, пожалуйте, поговорим словами Иоанна Златоуста об унынии, которые он адресует Стагирию подвижнику. «Причина твоего уныния, по-видимому, одна – неистовство лукаваго демона; но можно найти много скорбей, рождающихся потом от этого корня.

Если же мы захотим быть несколько внимательными и благочестиво раcсудить, то рассеем эти причины уныния, как мелкую пыль. Не подумай, будто я теперь так легко обещаю тебе это потому, что я сам чужд этой скорби и бури.»

Как видите, и святого иногда одолевало это чувство, что уж и говорить о простых смертных.

Вы говорите, что муж был не Ваш, но теперь то он Ваш, поэтому и относится к нему надо, как к своему, а не чужому человеку. Иоанн Златоуст не дает нам забыть, что «Бог мужу творит потом жену, и этим удостоивает его новой чести и ясно показывает, что жена создана для него, как и Павел говорит: «ибо не создан бысть муж жены ради, но жена мужа ради» (1Кор.)

Вы говорите, что дом не заслужили, а Иоанн Златоуст по такому же поводу говорит своему корреспонденту, что «всем этим Бог одарил человека тогда, когда с его стороны еще не сделано было никакого добраго дела. Как же поступил человек после столь многих и великих благодеяний? Он более поверил врагу, нежели даровавшему все это, и, презрев заповедь Творца, предпочел обольщение того, кто старался совершенно погубить его и лишить всех благ, – предпочел не смотря на то, что диавол не оказал ему никакого, ни великаго ни малаго, благодеяния, а только сказал ему несколько слов.»

То есть и Вы вместо того, чтобы благодарить Творца за сделанное Вам благодеяние, Вы желаете все бросить и умчаться в неизвестном направлении.

Иоанн Златоуст вещает дальше: «А что не только злым, но и добрым людям спасительно подвергаться уничижению и страданию, об этом пророк еще говорит так: «благо мне, Господи, яко смирил мя еси, яко да научуся оправданием Твоим» (Псал. CXVIII, 71).

Согласно Вашему письму можно сделать вывод, что Вы находитесь сейчас в падении и главной задачей будет для Вас сейчас научиться обретать смирение, ибо «кто допустил себя до падения и падением научился смирению, тот скоро, если захочет, восстанет и исправится.»

Вы говорите, что делаете человека несчастным, а он от этого помудрел. Не сквозит ли здесь скрытая гордость от того, что благодаря Вам, муж стал мудрее? Спросим совета у Иоанна  Златоуста, ибо он говорит так: «но кто делает кажущееся добро с гордостию и не терпит ничего неприятнаго, тот никогда не почувствует своей греховности, но еще увеличит зло.»

Вы сетуете на то, что награды за которыми гнались были из тщеславия. Хорошо, что Вы это понимаете, так как Иоанн Златоуст на сей счет говорит, что «есть и другой вид зла, имеющий великую силу упразднять добро, собранное с великими усилиями и трудами, – это ветер тщеславия. Оно действительно, как ворвавшийся ветер, развевает все сокровища добродетели.»

Однако, не забывайте, что Бог есть — любовь. И он посылает нам блага в любом виде, порой даже в виде испытаний. И наша задача во всем снискать себе смирение.

С любовью к Вам, Светлана.

Спаси Вас Господи!

Мужчина и женщина. Как себя вести должна женщина дома, и должна ли она работать

Проблема женской занятости в социуме, не побоюсь этого шаблонного сленга, потому что он сразу дает понять современному читателю о чем пойдет речь, в обеспеченных семьях очень остра. Часто мужья не приходят в восторг оттого, что жена вдруг высказывает желание поработать вне дома. Хотя и дома она вряд ли работает, так как к услугам горничных все чаще стали прибегать те, кому семейный бюджет, а вернее доходы мужа, позволяют это делать.

Я получаю письма, суть в которых сводится примерно к  следующему содержанию.

 «Я грежу Москвой и работой…А он кастрюлями и домом. Пока мы вместе мне никуда не вырасти. Я так сильно старалась, столько усилий, почему Бог не дает возможности… везде этот муж….» 

Каждый случай уникален, и причины запрета выйти жене на работу тоже могут быть различными. Социальные роли мужчины и женщины, как бы практически не старались из сравнять все равно выглядят в итоге искусственно. Ибо, как бы не пыжились от счастья люди, живя вместе в однополых браках, все равно женщину мужчина заменить не может, а женщина мужчину.

Что же по поводу РАЗДЕЛЕНИЯ ролей на мужские и женские говорит Книга книг — Библия? Что сказал Бог Адаму и Еве после грехопадения? Чем должны заниматься мужчина и женщина впредь? ЕСТЬ ЛИ У НИХ РАЗДЕЛЕНИЕ?

16 Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою.

17 Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей;

18 терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою;
19 в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься.

20 И нарек Адам имя жене своей: Ева, ибо она стала матерью всех живущих.

21 И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их.

То есть исходя из третьей главы книги Бытия можно красной строкой выделить, что разделение между мужчиной и женщиной есть. Один должен от земли «со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей», а другая «в болезни будет рождать детей; и к мужу будет влечение ее, и он будет господствовать над нею».

Это база бытия и в современной жизни она не должна меняться просто потому что мужчина никогда не может родить ребенка.

Опять ко мне пришло письмо.  «Он категорически против моего роста в работе.  Почему так все….Я такая слабая рядом с ним. Где он- там у меня провалы… неужели ничего поменять нельзя….»

Так чем же должна заниматься женщина? Обратимся за советом к царю Соломону- мудрейшему из мудрейших. Что он рекомендует женщине в своих Притчах?

10 Кто найдет добродетельную жену? цена ее выше жемчугов;
11 уверено в ней сердце мужа ее, и он не останется без прибытка;
12 она воздает ему добром, а не злом, во все дни жизни своей.
13 Добывает шерсть и лен, и с охотою работает своими руками.
14 Она, как купеческие корабли, издалека добывает хлеб свой.
15 Она встает еще ночью и раздает пищу в доме своем и урочное служанкам своим.
16 Задумает она о поле, и приобретает его; от плодов рук своих насаждает виноградник.
17 Препоясывает силою чресла свои и укрепляет мышцы свои.
18 Она чувствует, что занятие ее хорошо, и — светильник ее не гаснет и ночью.
19 Протягивает руки свои к прялке, и персты ее берутся за веретено.
20 Длань свою она открывает бедному, и руку свою подает нуждающемуся.
21 Не боится стужи для семьи своей, потому что вся семья ее одета в двойные одежды.
22 Она делает себе ковры; виссон и пурпур — одежда ее.
23 Муж ее известен у ворот, когда сидит со старейшинами земли.
24 Она делает покрывала и продает, и поясы доставляет купцам Финикийским.
25 Крепость и красота — одежда ее, и весело смотрит она на будущее.
26 Уста свои открывает с мудростью, и кроткое наставление на языке ее.
27 Она наблюдает за хозяйством в доме своем и не ест хлеба праздности.
28 Встают дети и ублажают ее, — муж, и хвалит ее:
29 «много было жен добродетельных, но ты превзошла всех их».
30 Миловидность обманчива и красота суетна; но жена, боящаяся Господа, достойна хвалы.
31 Дайте ей от плода рук ее, и да прославят ее у ворот дела ее!

Как видим жена кружится, но не как белка в колесе-на одном месте. Она воздает мужу добром, уста свои открывает с мудростью, с охотою работает своими руками, наблюдает за хозяйством в доме своем, не ест хлеба праздности, протягивает руки свои к прялке (занимается рукоделием), длань свою она открывает бедному и руку свою подает нуждающемуся (занимается благотворительностью), она встает еще ночью (не спит до обеда), она делает покрывала (ткет) и продает (естественно вместе со служанками), но самое главное это — жена, боящаяся Господа, и поэтому по словам Соломона, она достойна хвалы.

Положа руку на сердце, многие ли жены могут сказать, что они похожи на пример, который дал Соломон. Ведь многие из обеспеченных семей женщины бегут на работу от безделья дома. Они думают чем-то занять свой досуг. А. если разобраться, то и дома есть чем заняться, чтобы вся семья была рада, а прежде всего муж женой.

Вот опять письмо. «Я вчера хотела поехать в С.. Но под всеми манипуляциями ребенком и т д  муж не дал. Мы так поругались тогда, выясняя отношения, что меня свалило в приступе и отправили в неврологию. Но я не пошла.»

Ну и кто виноват в этой ситуации, когда беременную женщину муж чуть ли не силой оставляет дома? Кто виноват, что у женщины на первом месте собственное «я» и не уверено в ней сердце мужа ее?

Снова строки из письма. «В Москве действительно организовывают компанию, связанную с нами. Но видимо мне туда дороги нет… Брак все перекрыл… Если б я знала. Муж при любом раскладе не пускает туда…»

Действительно, вот что надо искать — добродетельную жену, ведь цена ее выше жемчугов. А ищут ли это? Поэтому и не получается у мужей сказать: «много было жен добродетельных, но ты превзошла всех их».


Любовь необычная в «Cмятении чувств» Cтефана Цвейга

«Смятение чувств» австрийского писателя Стефана Цвейга повествует также о любви мужчины к мужчине, а точнее пожилого профессора к своему студенту. Тема актуальная сейчас, правда пока скрытая от досужего явного взора лишь паутинным покрывалом, она всегда будоражила умы людей и тела избранных, какими мужеложники себя и считают.

Так что же это такое любовь между мужчинами?  Попробуем разобраться в этом вопросе с точки зрения православной психологии.

Апостол Павел в «Послании к римлянам» говорит прямо, что такие люди действительно существуют: «подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение.»

И из этого следует, что «или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего.» (1Кор.6:9-11)

Так было в его время. А вот что описывает книга Ветхого Завета «Левит», что по времени значительно раньше. «Не ложись с мужчиною, как с женщиною: это мерзость. [И ни с каким скотом не ложись, чтоб излить [семя] и оскверниться от него; и женщина не должна становиться пред скотом для совокупления с ним: это гнусно.] Не оскверняйте себя ничем этим, ибо всем этим осквернили себя народы, которых Я прогоняю от вас: и осквернилась земля, и Я воззрел на беззаконие ее, и свергнула с себя земля живущих на ней. А вы соблюдайте постановления Мои и законы Мои и не делайте всех этих мерзостей, ни туземец, ни пришлец, живущий между вами, ибо все эти мерзости делали люди сей земли, что пред вами, и осквернилась земля; чтоб и вас не свергнула с себя земля, когда вы станете осквернять ее, как она свергнула народы, бывшие прежде вас; ибо если кто будет делать все эти мерзости, то души делающих это истреблены будут из народа своего. Итак соблюдайте повеления Мои, чтобы не поступать по гнусным обычаям, по которым поступали прежде вас, и чтобы не оскверняться ими. Я Господь, Бог ваш.»

Причина мужеложства в том, что человек грешит и презирает Заповеди Божии. Между Богом и человеком встает некто в дьявольском образе. Дьявол, сатана означает противник Бога.

В новелле «Смятение чувств» Стефан Цвейг так описывает приход профессора ночью к своему студенту.

«Но этот ужас длился только один миг: уже через секунду убийственный взгляд погас. Он повернулся, пробормотал что-то вроде извинения и схватил свечу. Словно черный услужливый дьявол, поднялась придавленная к земле тень и заколебалась перед ним, направляясь к двери. И он вышел, прежде чем я успел собраться с мыслями и вымолвить слово. Дверь захлопнулась с сухим стуком, и лестница заскрипела, измученно и тяжело, под его равномерными шагами.»

Вот что почувствовал вслед за этим вторжением в личную жизнь студент :

«Почему я не нашел ни одного слова в ответ? Почему я сидел, онемевший, чужой, ошеломленный, вместо того, чтобы подойти к нему, успокоить, утешить его? Но во мне бушевали воспоминания; вот он — шифр к языку этой загадочной смены настроений. Все я понял в это мгновение: порывы нежности и схватки тяжелой борьбы с опасным чувством, его одиночество и тень вины, грозно витавшей над ним; потрясенный, я понял его ночное посещение и озлобленное бегство от моей навязчивой страстности. Он любит меня… Я ощущал ее все время, эту любовь нежную и робкую, то неодолимую, то с трудом подавляемую; я наслаждался ею, я ловил каждый мимолетно брошенный ею луч — и все же, эти слова, так чувственно и нежно прозвучавшие из уст мужчины, пробудили во мне ужас — грозный и в то же время сладостный. И, горя состраданием, смущенный, дрожащий, захваченный врасплох мальчик, я не нашел ни одного слова в ответ на его внезапно открывшуюся страсть.»

Фантастика, как собственные грехи требуют вовлечения в них юных, еще незагубленных душ.

«Но я все еще не владел собой. Он прикоснулся к моей руке. — Иди сюда, Роланд, сядь ко мне. Мне стало легче теперь, когда ты знаешь все, когда между нами нет недоговоренности. Сперва я опасался, что ты угадаешь, как я люблю тебя… Потом я уже надеялся, что ты угадаешь, как я люблю тебя… Потом я уже надеялся, что ты угадаешь и избавишь меня от этого признания… Но теперь ты знаешь, и я могу говорить с тобой, как ни с кем другим. Ты был мне ближе, чем кто-либо, за все эти годы… ты был мне дороже всех… Только ты, дитя, ты один сумел ощутить мой жизненный пульс. И теперь, на прощанье… на прощанье ты должен узнать обо мне больше, чем всякий другой… Ты один узнаешь всю мою жизнь… Хочешь я расскажу тебе свою жизнь

Не забывает Цвейг дать и характеристику сути образа жизни мужеложников. «Из лени, трусости или недостаточной проницательности, наши писатели рисуют только верхний, освещенный слой жизни, где чувства выявляются открыто и умеренно, в то время как там, в погребах, в вертепах и клоаках человеческого сердца, разгораются, фосфорически вспыхивая, самые опасные животные страсти; там, во тьме, они взрываются и вновь образуют самые причудливые сплетения. Пугает ли писателей запах гниения, или они боятся загрязнить свои изнеженные руки прикосновением к этим гнойникам человечества, или их взор, привыкший к свету, не различает этих скользких, опасных, гнилью изъеденных ступеней? »

Еще описание «мук» профессора наводит на мысль, что без Бога действительно широка дорога.

«И к внутренней смуте добавляется еще особая пытка: круг его деятельности обращает его влечение в настоящее проклятие. Для доцента, а вскоре ординарного профессора, постоянное общение с молодыми людьми является служебной обязанностью. Какое искушение — постоянно видеть вокруг себя цвет юности — эфебов невидимого гимназиума (Гимназцумы — учреждения для гимнастических упражнений в Древней Греции; эфео — по-гречески «юноша». Примеч. пер.) в мире прусских параграфов. И — новое проклятие, новые опасности! — все страстно любят его, не замечая скрытого под маской лика Эроса. Каждый из них счастлив, если его рука (с затаенной дрожью) случайно коснется его; они расточают перед ним свой восторг, невольно вводя его в соблазн. Муки Тантала! — опускать руку, когда исполнение страстных желаний, казалось бы, так близко! Вечно жить в беспрерывной борьбе с собственной слабостью! Случалось, что кто-нибудь из этих молодых людей слишком неумеренно возбуждал его чувство, силы изменяли ему — и тогда он обращался в бегство.»

Таким образом, действительно пока не поздно надо бежать от всякого греха. Ибо с кем поведешься от того и наберешься или грязные сообщества развращают и нравы.

И напоследок профессор дарит студенту поцелуй.

«На моих губах запечатлелся поцелуй, какого не дарила мне ни одна женщина, жгучий и полный отчаяния, как предсмертный стон. Судорожный трепет его тела передался мне; я содрогался от неиспытанно-грозного, двойственного ощущения: отдаваясь ему всем существом, я в то же время был преисполнен протеста против столь близкого прикосновения мужского тела — тягостное смятение чувств, превратившее краткое мгновение в целую вечность.»


«Смятение чувств» и нарушение супружеского закона

В новелле «Смятение чувств» австрийский писатель Стефан Цвейг описывает супружескую измену. Жена старого профессора не на шутку увлеклась его студентом.

Однако радости это действие главному герою не принесло. Он описывает свои муки таким образом:

«Супружеская измена всегда внушала мне отвращение — но не из нравственного педантизма, не из лицемерного чувства приличия, даже не потому, что прелюбодеяние всегда является воровством, присвоением чужого тела, — но, главным образом, потому, что всякая женщина в такие минуты предает другого человека, каждая становится Далилой, вырывающей у обманутого тайну его силы или его слабости, чтобы выдать его врагу. Предательством кажется мне не то, что женщина отдается сама, но то, что, в свое оправдание, она с другого срывает покрывало стыда; не подозревающего измену, спящего она отдает на посмешище язвительному любопытству торжествующего соперника.»

Кто стоит рядом во время такого предательства и потирает руки от удовольствия? Авва Дорофей дает точный ответ на этот вопрос. «Почему диавол называется не только врагом, но и противником? Врагом называется он потому, что он человеконенавистник, ненавистник добра и клеветник; противником же называется потому, что он старается препятствовать всякому доброму делу. Хочет ли кто помолиться – он противится и препятствует ему злыми воспоминаниями, пленением ума и унынием. Хочет ли кто подать милостыню – он препятствует сребролюбием и скупостью. Хочет ли кто бодрствовать – он препятствует леностью и нерадением, и так-то он сопротивляется нам во всяком деле, когда хотим сделать доброе. Поэтому он и называется не только врагом, но и противником.»

С какой целью эта пара пошла на супружеское преступление незыблемого закона «жены другого не пожелай»?

Цвейг словами героя отвечает.

И потому самой недостойной низостью в моей жизни кажется мне не то, что, ослепленный безграничным отчаянием, я искал утешения в объятиях его жены — с роковой неизбежностью, без участия воли, мгновенно переплавилось ее сострадание в иное влечение; оба мы, сами того не сознавая, ринулись в эту пылающую бездну — нет, низостью было то, что я позволил ей рассказывать мне о нем самое интимное, выдать мне тайну их супружества. Зачем я не запретил ей говорить мне о том, что годами он избегал физической близости с нею, и делать какие-то смутные намеки? Зачем не прервал ее властным словом, когда она выдавала мне самую интимную его тайну? Но я так жаждал узнать о нем все, мне так хотелось уличить его в неправоте по отношению ко мне, к ней, ко всем, что я с упоением выслушивал эти гневные признания — ведь это было так похоже на мои собственные переживания — переживания отвергнутого! Так случилось, что мы оба, из смутного чувства ненависти, совершили деяние, облеченное в личину любви; в то время как сливались воедино наши тела, мы думали и говорили о нем, только о нем. Временами ее слова причиняли мне боль, и мне было стыдно, что, ненавидя, я впадал в соблазн. Но тело уже не повиновалось моей воле; неудержимо оно отдавалось страсти. И, содрогаясь, я целовал губы, предавшие его.»

Авва Дорофей пишет на этот счет.

«Не желай знать пороков ближнего твоего и не принимай подозрений, внушаемых тебе на него врагом; если же они и возникают в тебе, по греховности твоей, то старайся обращать их в добрые помышления. Благодари за всё и старайся обрести доброту и святую любовь. Прежде всего будем все хранить совесть нашу во всём: в отношении к Богу, ближнему и к вещам, и прежде чем скажем или сделаем что-нибудь, испытаем, согласно ли это с волею Божией; и тогда, помолившись, скажем или сделаем это и исповедуем немощь нашу перед Богом, и благость Его поможет нам во всём

Никакой молитвы ГЕРОЙ НЕ СОВЕРШАЛ и поэтому итог этой истории был очевиден- он уехал из этого города, даже не закончив обучения в университете. Однако, для этого была и еще одна причина. Но о ней в другой раз.

 


Страсть и страдание в «Смятении чувств» Стефана Цвейга

«Смятение чувств» (фр. La confusion des sentiments) — фильм  режиссёра Этьена Перье, снятый в 1981 году, по мотивам новеллы Стефана Цвейга. Производство: Франция и Германия.

Фильм затрагивает несколько тем. Все они касаются любви. Любви к ближнему, как к себе самому, любви к женщине и любви мужчины к мужчине.

Начну о любви к ближнему, как самому себе. Этот момент красной нитью проходит через весь фильм, а в книге он описан подробно. Я имею ввиду пылкое восторженное чувство главного героя к своему учителю, которое в итоге превратилось в страсть, постоянно мучавшего его душу. Вот как описывает ее в новелле Стефан Цвейг.

«Я отказывал себе в сне, в развлечениях, в разговорах, запрещая себе отвлекаться, чтобы не терять ни минуты времени, которое я впервые научился ценить. Но более всего возбуждало мое усердие стремление оправдать доверие учителя, заслужить его одобрительную улыбку, быть им замеченным. Малейший повод обращался в испытание; непрерывно я подстрекал неумелую, но окрыленную мысль, чтобы произвести на него впечатление, удивить его. Если он упоминал в лекции имя поэта, которого я не знал, я после обеда бросался на поиски, чтобы на следующий день в дискуссии выказать свои знания. Мельком брошенное пожелание, едва замеченное другими, обращалось для меня в закон: достаточно было ему обронить замечание по поводу вечного курения студентов, чтобы я тотчас же бросил зажженную папиросу и навсегда подавил в себе привычку, которую он порицал. Как слово евангелиста, было для меня его слово благодатью и законом. Мое напряженное внимание, насторожившись, жадно ловило каждое его самое незначительное замечание. Алчно я хватал на лету каждое его слово, каждый жест, чтобы дома со всей страстностью, со всем напряжением чувств ощупать добычу и сохранить ее на дне души. Признав его единственным руководителем, я со жгучей нетерпимостью смотрел на товарищей, как на врагов: моя ревнивая воля неутомимо повторяла клятву во что бы то ни стало превзойти и опередить их.»

Сам учитель страстный по натуре в определенные периоды времени учил этому и своих студентов. Так он говорил с кафедры:

«Ибо нет филологии без переживания, нет чисто грамматического слова без понимания его значения. И вы, молодые люди, должны увидеть язык и страну, которую вы хотите изучать, прежде всего в состоянии высшего расцвета красоты, силы и молодости, высшего напряжения страстей.

… Но здесь, — почувствуйте это, молодые люди, — здесь самый яркий расцвет юности нашего мира, и всякое явление, всякий человек познается только в горении, только в страсти. Ибо дух рождается из крови, мысль из страсти и страсть из вдохновения. Прежде всего — воодушевление, потом уже прилежание, прежде всего он, самый недосягаемый, самый совершенный — Шекспир»

И молодой человек был заражен этой страстью. «Каким-то волшебством, за один час, была разрушена стена, отделявшая меня от духовного мира. В моей страстной натуре пробудилась новая страсть, которой я остался верен до конца, — жажда познать все земное наслаждение через пылающее слово. Случайно я наткнулся на «Кориолана», и, как откровение, поразила меня мысль, что во мне заложены все элементы этого, казалось бы, чуждого нашему времени римлянина — гордость, высокомерие, гнев, язвительная насмешливость, едкость, весь свинец, все золото, все металлы чувства. Какое неиспытанное наслаждение охватить все это одним магическим взлетом!»

Страсть, страстность, страдание — это все слова одного корня. Страсть к учителю через его страстные речи о страстной Англии и страстном Шекспире привели к страданиям  героя новеллы. Он думал, что возлюбил ближнего, то есть своего учителя, а вышло все наоборот. Простите, что я так упрощенно толкую сюжетную линию ученика и учителя.

Что говорит о страсти святитель Феофан Затворник?

«Но все в меру, а главное – с преданием себя в волю Божию.

… Самость – корень грехов. Отпадающий от Бога на чем другом может остановиться, как не на себе? И останавливается. Вот и самость. Может быть, и духу хулы дано так сильно беспокоить вас по той причине, что есть самость с излишком.»

Страсти до такой степени разгорелись между тремя героями новеллы, заменяя ими любовь, то  самому молодому из них, студенту, пришлось уехать из города,не закончив курса.

Святитель Феофан продолжает: «Успеха, говорите, нет. И не будет, пока есть самоугодие и саможаление. Саможаление и самоугодие прямо свидетельствуют, что в сердце преобладает «я», а не Господь. Самолюбие и есть живущий в нас грех, от коего вся грешность и который делает грешным всего человека, с ног до головы, пока он имеет место в душе. А когда грешен весь человек, как придет к нему благодать? Не придет, как не пойдет пчела туда, где дым.»


Современные правила поведения от апостола Павла

Православная вера и нравственное поведение насколько совместимы они? Что говорят об этом апостолы? Как относится к старикам? Как должно себя вести вдовам? Как должна выглядеть женщина? На эти и другие вопросы мы находим ответы у апостола Павла в «Первом послании к Тимофею«.

Глава 5

1 Старца не укоряй, но увещевай, как отца; младших, как братьев;

2 стариц, как матерей; молодых, как сестер, со всякою чистотою.

3 Вдовиц почитай, истинных вдовиц.

4 Если же какая вдовица имеет детей или внучат, то они прежде пусть учатся почитать свою семью и воздавать должное родителям, ибо сие угодно Богу.

5 Истинная вдовица и одинокая надеется на Бога и пребывает в молениях и молитвах день и ночь;

6 а сластолюбивая заживо умерла.

7 И сие внушай им, чтобы были беспорочны.

8 Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного.

9 Вдовица должна быть избираема не менее, как шестидесятилетняя, бывшая женою одного мужа,

10 известная по добрым делам, если она воспитала детей, принимала странников, умывала ноги святым, помогала бедствующим и была усердна ко всякому доброму делу.

11 Молодых же вдовиц не принимай, ибо они, впадая в роскошь в противность Христу, желают вступать в брак.

12 Они подлежат осуждению, потому что отвергли прежнюю веру;

13 притом же они, будучи праздны, приучаются ходить по домам и бывают не только праздны, но и болтливы, любопытны, и говорят, чего не должно.

14 Итак я желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, рождали детей, управляли домом и не подавали противнику никакого повода к злоречию;

15 ибо некоторые уже совратились вслед сатаны.

16 Если какой верный или верная имеет вдов, то должны их довольствовать и не обременять Церкви, чтобы она могла довольствовать истинных вдовиц.

17 Достойно начальствующим пресвитерам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении.

18 Ибо Писание говорит: не заграждай рта у вола молотящего; и: трудящийся достоин награды своей.

Глава 2.

Итак желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения;

9 чтобы также и жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою,

10 но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию.


 

О празднословии и его причине на примере одной женщины.

Однажды одна благочестивая женщина вышла на улицу, там встретила свою знакомую и вдруг ее прорвало на празднословие. Они говорили без умолку два часа. О чем? Посудачили о том о сем, вспомнили священника из своего храма, прошлись по личным взаимоотношениям с ним, поговорили о планах на лето и довольные друг другом разошлись. Однако чувство какой-то досады через какое-то время вдруг стало преследовать нашу героиню. Она сразу поняла, что слишком много говорила. Говорила даже то, о чем не следовало никогда знать этой знакомой. Она сожалела о том, что столько времени потратила на бездумное общение. Это щебетание на свежем воздухе после пыльной квартиры ничего кроме разочарования в своих действия не принесло. Она стала размышлять о том, почему такие эксцессы происходят с ней с периодичностью раз в месяц и пришла к выводу, что внутренние, глубоко зарытые  в складки души ростки тщеславия, начинали свою активную деятельность. Именно они, а отнюдь не желание пообщаться с кем-либо на благо, давали такую словоохотливость.

Что делать? Как избежать впредь подобных совсем не радующих душу действий? Как Евангелие отзывается на проблему празднословия? Что говорят по этому поводу святые отцы?

Как не попасть в яму подобно слепым из брейгелевской картины?

Евангелие от Матфея (12:36-37) доносит до нас следующие слова Иисуса Христа: За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься.

Ветхий завет (Быт. 38:9) словами Онаны нам иносказательно на сообщает о бесполезном слове, ибо сравнивает слово с семенем: Онан знал, что семя будет не ему, и потому, когда входил к жене брата своего, изливал [семя] на землю, чтобы не дать семени брату своему.

Молитва Ефрема Сирина всегда должна напоминать нам о грехе празднословия.

«Господи и Владыко живота моего, дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми!

Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему.

Ей, Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения, и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков!»

Таким образом, из этой молитвы можно сделать вывод и найти еще несколько причин  празднословия, это- праздность, уныние и любоначалие, то есть опять тщеславие.

Святитель Димитрий Ростовский в «Алфавите духовном» так рассуждает на эту тему.

10. Берегись праздно­словия и кощунств, чтобы потом не раскаять­ся горько, когда по исходе души твоей уви­дишь нищету ее, когда ничем не возможешь помочь себе. О, если бы ты познал! О, если бы увидел, что будет после сего! Никогда бы не захотел быть беспечным, никогда бы не гу­бил своего времени в смехе и кощунствах.

Интересно заметить, что тщеславие является одной из причин празднословия. Видимо неосознанное вовремя желание показать себя во всей своей красе часто является причиной тщеславия. Опять вопрос — почему оно возникает? Ответ прост, как правда. В молитве Св. Ерфем Сирин первым делом обличает и указывает нам на дух праздности. То есть от безделья идут и все пустые разговоры.

Таким образом, подводя черту под кратким размышлением о празднословии на примере женщины, описанном в начале, можно процитировать отрывок из знаменитого стихотворения «А что у вас?» С. Михалкова:

Дело было вечером,

Делать было нечего.

Галка села на заборе.

Кот забрался на чердак.

Тут сказал ребятам Боря

Просто так:

— А у меня в кармане гвоздь! А у вас?

— А у нас сегодня гость! А у вас?

….

Дело было вечером,

Спорить было нечего.

 


Молитва перед святым Причащением

Молитва, глаголемая перед св. Причащением:

Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистинну Христос, Сын Бога Живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от нихже первый есмь аз.

Еще верую, яко Сие самое есть Пречистое Тело Твое, и Сия самая есть Честная Кровь Твоя.

Молюся убо Тебе: помилуй мя, и прости ми прегрешения моя, вольная и невольная, яже словом, яже делом, яже ведением и неведением; и сподоби мя неосужденно причаститися Пречистых Твоих Таинств, во оставление грехов и в Жизнь Вечную.

Вечери Твоея Тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими; не бо врагом Твоим тайну повем, ни лобзания Ти дам яко Иуда, но яко разбойник исповедаю Тя: помяни мя, Господи, во Царствии Твоем.

Да не в суд или во осуждение будет мне причащение Святых Твоих Тайн, Господи, но во исцеление души и тела. Аминь.

Благодарственные молитвы

 Просвети очи мои, Христе Боже мой, показавший мне свет Твой прекрасный. Господи мой, Господи, прибавь мне год к году, чтобы впредь во остальных грехах покаявшись, исправил я жизнь свою. Аминь. Эту молитву читал Владимир Мономах при восходе солнца, которое не заставало его никогда в постели.

 

Слава Тебе, Господи Иисусе Христе Сыне Божий, Спасителю мой, Упование мое, Надежда моя, Господь мой, показавший мне свет, слава Тебе.

 

Буди благословен день и час в оньже Господь мой Иисус Христос мене ради родился, распятие претерпе и смертию пострада. О, Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, в час смерти моея прими дух раба Твоего в странствовании суща, молитвами Пречистыя Матере Твоея и всех Твоих святых. Аминь. Эту молитву читал святитель Иоасаф Белгородский на каждый час.

 

Владыко, Господи Иисусе Христе, Сыне Бога Живаго, Творче неба и земли, Спасителю мира, Упование всех концов земли и сущих в море далече, приими нынешнее моление мене непотребного раба Твоего, и исполни во благих все желания мои во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь. Трижды.