«Седьмая печать»

«Седьмая печать» (швед. Det Sjunde Inseglet) — художественный фильм, снятый шведским режиссёром Ингмаром Бергманом в 1957 году. Вдохновлён фреской «Смерть, играющая в шахматы» (швед. Döden spelar schack) в церкви Тэбю ( Täby kyrka, Швеция), выполненной мастерской Альбертуса Пиктора около 1480 года.

Название взято из 8 главы «Откровения Иоанна Богослова» .

1 И когда Он снял седьмую печать, сделалось безмолвие на небе, как бы на полчаса.

Сюжет фильма.

В середине XIV века рыцарь Антониус Блок и его оруженосец возвращаются после десяти лет крестовых походов в родную Швецию. Блок устал от жизни, и не видит вокруг себя ничего, ради чего стоило бы продолжать влачить свое существование. Но прежде он хочет убедиться в том, что Бог — есть… И он встречает на пути Смерть…

— Смерть: Когда тебе надоест задавать вопросы?
— Рыцарь: Никогда не надоест.
— Смерть: Но ответа ты не получишь.
— Рыцарь: Часто мне кажется, что задать вопрос даже важнее.

— Я хотел бы исповедоваться истово, но душа моя пуста. И эта пустота как зеркало. Я смотрю на себя в это зеркало, и меня охватывает ужас… Неужели так уж немыслимо познать Бога, почувствовать Его. Почему я не могу убить Бога в себе? Почему Он так мучительно до унизительности продолжает жить во мне, хотя я проклинаю Его, жажду вырвать из своего сердца? Почему несмотря ни на что, Он как издевательство остается реальностью, и от нее невозможно освободиться?

Фильм — шедевр.  О влиянии «Седьмой печати» на собственное творчество говорили Андрей Тарковский, Вуди Аллен, Терри Гиллиам, Ридли Скотт, Гильермо дель Торо и многие другие крупные режиссеры.

Сам Бергман называл «Седьмую печать» одним из немногих фильмов в карьере, по-настоящему близких его сердцу. Причина такого отношения к картине, возможно, лежит в ее основной теме — в теме смерти. Бергман по этому поводу замечал: «Когда я был молодым, меня преследовал страх смерти, я ужасно боялся ее. Только когда я снял “Седьмую печать”, я в какой-то степени справился с этим страхом, потому что поговорил о нем».

1957 Приз (Jury Special Prize) Каннского кинофестиваля. Номинант на «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля.

1961 Приз «Серебряная лента» Национального Синдиката Итальянских Киножурналистов (Sindacato Nazionale Giornalisti Cinematografici Italiani) лучшему режиссёру.

1962 Призы Circulo de Escritores Cinematográficos (Испания): лучшему зарубежному режиссёру и за лучший зарубежный фильм. Приз Fotogramas de Plata (Испания) лучшему зарубежному исполнителю (Макс фон Сюдов). Призы Sant Jordi (Испания): лучшему зарубежному режиссёру и за лучший фильм года.

«Посмотрим, насколько мы правильно относимся к тому, что обойти не во власти нашей. Посмотрим, не сами ли мы, – кто от страха вдумывается в этот «ужасный вопрос», кто по легкомыслию, – добровольно отворачиваемся от «просветов», время от времени пропускающих, хотя и слабые, а все же лучи, сквозь густую «завесу», отделяющую от глаз наших следующую стадию нашего бытия, т. е. от «лучшего мира», о близости к нам которого большинство из нас и знать ничего не желает. В самом деле, нельзя не удивляться беспечности, с какою почти все мы относимся к самому важному вопросу: жить или не жить после смерти? Только тогда, когда удар судьбы отнимает от нас дорогое нам существо, в тоске своей по нем мы впервые начинаем задавать себе вопросы: «Где теперь он или она?… И в самом деле, существует ли нечто за пределами гроба?… Быть может, все кончено?… И никогда, по всей вероятности, мы не увидимся?! Но, впрочем, кто знает, быть может, и не все со смертью кончается?… »

https://azbyka.ru/otechnik/Grigorij_Djachenko/tajnaja-zhizn-dushi-posle-telesnoj-smerti/2_9

 

«Летняя интерлюдия» или что делать после смерти друга?

«Летняя интерлюдия» (швед. Sommarlek 1951) — чёрно-белый художественный фильм режиссёра И. Бергмана. Эрнст Ингмар Бергман (14 июля 1918, Уппсала, Швеция — 30 июля 2007, Форё, Готланд, Швеция) — шведский режиссёр театра и кино, сценарист, писатель.

На острове она встречает Хенрика, молодого студента, и между ними начинается роман. Летняя идиллия закончилась трагически — Хенрик неудачно прыгнул в воду, получил тяжёлую травму и не приходя в сознание скончался в больнице.

«Для меня лично «Летняя игра» — один из самых важных моих фильмов, хотя кому-то он, может быть, и покажется устаревшим. Но мне он таким не кажется. Тогда я впервые обнаружил, что работаю совершенно самостоятельно, что у меня есть свой стиль, что я создал наконец собственный фильм со своим особым обликом, которого никто не повторит. Этот фильм не похож ни на чей другой. Это было мое первое по-настоящему собственное произведение. Я вдруг обнаружил, что правильно устанавливаю камеру, что добиваюсь нужных мне результатов и все соответствует тому, что я задумал.»— Из интервью Ингмара Бергмана

В фильме несколько сюжетных линий, но одна из самых сильных после линии романтической любви двух молодых людей, смерть молодого человека и переживания главной героини фильма.

Что по этому поводу должен сказать православный психолог?

Св. Григорий Нисский пишет: «Ничего без рассуждения, ничего бесполезного не предано от Христовых проповедников и учеников и не принято повсеместною церковию Божиею, но это есть дело весьма богоугодное и полезное – при Божественном и преславном таинстве совершать поминовение об усопших в правой вере».

Св. Иоанн Златоуст, говоря о пользе молитв за умерших, пишет: «Не напрасно узаконено апостолами творить пред страшными тайнами поминовение об усопших: они знали, что великая бывает от сего польза для усопших, великое благодеяние». «Не напрасно бывают приношения за усопших, не напрасно моления, не напрасно милостыни: все это установил Дух Святой, желая, чтобы мы получили пользу друг чрез друга».

Св. Иоанн Дамаскин: «Таинники и самовидцы Слова, покорившие круг земной, ученики и божественные апостолы Спасителя не без причины, не напрасно и не без пользы установили при страшных, пречистых и животворящих Тайнах совершать поминовение о верных усопших, что от конец до конец земли владычествующая апостольская и свободная церковь Христа и Бога и содержит твердо и беспрекословно с того времени далее доныне и до кончины мира содержать будет. Ибо вера христианская, чуждая заблуждения, ничего бесполезного не приняла и не стала бы ненарушимо содержать вовеки, но все полезное, богоугодное и весьма спасительное».

Св. Кирилл Иерусалимский: «Поминаем и прежде почивших, во-первых, патриархов, пророков, апостолов, мучеников, чтобы их молитвами и предстательством принял Бог моление наше; потом молим о преставившихся святых отцах и епископах и, вообще, обо всех из нас прежде почивших, веруя, что превеликая будет польза душам, о которых моление возносится в то время, как святая предлежит и страшная жертва».

«Чёрная орхидея» — пример, как справиться с унынием.

«Чёрная орхидея» (The Black Orchid) — фильм режиссёра Мартина Ритта, вышедший в 1958 году. В главных ролях: Софи Лорен и Энтони Куин. Софи Лорен была награждена Кубком Вольпи Венецианского кинофестиваля и золотой пластиной премии «Давид ди Донателло».

Фильм чрезвычайно прост и одновременно чрезвычайно сложен в своей простоте. Почему? Решайте сами какую историю рассказывают нам создатели фильма. Живут два овдовевших человека. Он — оптимист, играет в карты, весело смеется и пытается познакомиться с женщиной, которую он называет Черной орхидеей. ОНА — вдова, оттого и черная орхидея, работает — делает бумажные цветы, даже глубокими ночами. Она всего чурается и думает, что ее жизнь завершилась. Однако  оптимистический мужчина шаг за шагом находит ключик к сердцу женщины, и оно начинает оттаивать. Еще немало переживаний выпало на их долю прежде, чем они стали мужем и женой, но они все преодолели. Счастливый конец фильма порадовал душу зрителя.

В чем урок фильма c точки зрения православной психологии?

Причина состояния женщины- уныние. Вот что по этому поводу говорит св. Феофан Затворник.

ИЗ -ЗА ЧЕГО ОНО ПРОИСХОДИТ? «Из-за потерь славы, чести, имущества, утех, расстройства житейских и гражданских дел, вообще из-за чего-либо земного, этою жизнью ограничивающегося, спасения и вечности не касающегося».

ЧТО ДЕЛАТЬ?  Во время уныния не нужно поддаваться действию этой страсти, а следует осмотреться кругом, и что окажется неугодным Господу, то тотчас устранить и очистить покаянием. Тогда остается положиться на милость Божию во всем и благодушествовать, ибо «состояние это есть один из крестов, которые нести неизбежно нам в продолжение жизни своей».

Для героини фильма таким неугодным делом — была ее жизнь, и она ее сломала и начала строить новую с человеком, который указал ей на ее состояние.


«Необычный день» для борьбы с обычными грехами.

«Необычный день» (Una giornata particolare) — камерный  фильм итальянского  режиссёра Этторе Скола. В главных ролях — непревзойденный кинематографический дуэт Софи Лорен и Марчелло Мастроянни.

    • Победитель в номинации «Золотого глобуса» за лучший фильм на иностранном языке.
    • Номинации За лучшую мужскую роль (Марчелло Мастроянни) и Лучший фильм на иностранном языке на премии Оскар в 1978 году
    • В Италии получил 3 премии Настро д’Ардженто (в номинациях за лучшую женскую роль, музыку, сценарий) и 2 премии Давида ди Донателло (за лучшую женскую роль и режиссуру).
    • Во Франции фильм взял премию «Сезара» за лучший фильм на иностранном языке.
    • Фильм участвовал в основном конкурсе Каннского фестиваля 1977 года.

 

kinopoisk.ru

Фильм, а точнее: режиссер, актеры, вся съемочная группа, и конечно же сценаристы и продюсер, рассказывает об одном единственном дне, который действительно был необычным.

Дело было 8 мая 1938 года. В СССР это было время репрессий, а в Италию, а точнее в Рим, с официальным визитом и большой свитой торжественно прибыл для встречи с дуче  немецкий фюрер. Народ ликовал. Он протягивал руки в знак приветствия почетного гостя и дружбы со своей старшей сестрой — Германией. Люди по своей воле со всех ног с самого утра  бежали на эту праздничную церемонию, так как они много чего хорошего ожидали для себя и надеялись на такую же красивую жизнь, как этот парад, после этой знаменательной встречи. Трансляция по радио пошагово и подробно рассказывала о каждом движении почетных гостей. Именно на ее звуковом фоне в одном высотном доме из клетки вылетел на волю скворец. Скворцы, как известно символизируют домашний очаг, а тут он вылетел. Такая маленькая деталь объясняет всю суть фильма. Не может нормальный человек жить в клетке, то есть не в свободе, даже, если у него ест крыша над головой и довольно еды. Нужна другая пища.

И вот  благодаря этой птичке и происходит знакомство так же двух задыхающихся от несвободы людей. Несмотря на это они находятся по разные стороны баррикад. Для женщины «настоящий мужчина — это муж, отец, солдат». Мужчина же говорит о себе так: «Это не я против фашизма, это фашизм против меня»

Они не говорят без умолку о себе. Нет, но из нескольких фраз, некоторых предметов быта, каждый создает для себя особое впечатление о другом, которое потом вдруг вырывается в : «Встретить тебя, говорить с тобой, провести с тобой день — всё это было для меня очень важно».

kinopoisk.ru

Вот как сам Марчелло Мастроянни рассказывает об этом фильме.

«На том же «Необычном дне» Этторе спросил, не помню ли я какую-нибудь песню из времен своей ранней юности. Я вспомнил одну песенку, ее я слышал от своей тетушки, у которой были три дочки. По воскресеньям, когда мы танцевали, она пела: «Милые влюбленные девчонки, покупайте апельсины, у них чудесный вкус — вкус любви». Под эту песенку в фильме я показываю Софии Лорен какой-то танец. Для меня «Необычный день» навсегда останется поистине замечательной картиной: простой, чистой. Осмелюсь сказать — шедевром.»

Этот фильм своей необычностью сбивает с ног. Три четверти фильма мы вынуждены слушать репортаж с фашистского парада. От него никуда не деться никому. Громкоговорители включены на всю мощность. Античеловеческая машина казалось бы должна съедать всего человека. Но Человеку она противна, и он избирает гомофобию, чтобы не дать ей-машине ростков в юные души. Интересно, что порок встал на борьбу со смертельным злом. Значит этот порок оправдан, потому что главный герой -Антифашист.

Женщина тоже совершила грех. Грех прелюбодейства, но он тоже оправдан. Так она говорит о муже: «Неважно, что он проходимец, главное для них — предан ли он партии».

kinopoisk.ru


«Вчера, сегодня, завтра» -кинокомедия о человеческих пороках.

«Вчера, сегодня, завтра» ( Ieri, oggi, domani) — фильм итальянского режиссёра Витторио Де Сика, который он снял в 1963 году и получил «Оскара» в следующем году.

Фильм состоит из трёх новелл, происходящих в Неаполе, Риме и Милане. В главных ролях режиссер занял  Софи Лорен и Марчелло Мастроянни.

 

Первый эпизод «Аделина» был написан известным сенаримстом Эдуардо де Филиппо на основе реальной истории из жизни низшего общества приморского города. Речь идет об одной особе, которая торговала контрабандными сигаретами, что естественно противоречило духу закона. Однако ни один полицейский даже с поличным взять ее не мог так она была то беременной, то кормящей матерью. Но после седьмого ребенка этот деторождающий и спасительный конвейер вдруг остановился при причине истощения мужа. И героиня стала перед дилемой: или сесть в тюрьму или снова родить, но от другого мужчины. И она выбрала первое.

kinopoisk.ru

Какова мораль и психология этой новеллы с православной точки зрения?

В Евангелии от Луки есть притча Иисуса Христа о неверном управителе. Она является одной из самых трудных в толковании.

Сказал же и к ученикам Своим: один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его; и, призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении твоем, ибо ты не можешь более управлять. Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? господин мой отнимает у меня управление домом; копать не могу, просить стыжусь; знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом. И, призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему? Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись скорее, напиши: пятьдесят. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят. И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде. И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители

Как понять неблаговидный поступок этого эконома и соответственно поступки неаполитанской бедной женщины, которая чтобы жить или точнее выжить торгует сигаретами, спасаясь и прикрываясь от этого дела собственными беременностями?

Из толкования свт. Феофана Затворника:
За что похвален неправедный эконом? Не за правду, а за то, что умудрился выпутаться из стеснительных обстоятельств, в какие попалТак ухитряйтесь и вы отвратить главную беду, грозящую вам. Какую беду? Ту, что ведь вы грешны, а за грехи что ожидает вас? Осуждение и такое состояние, в коем вы будете бедственнее всякого бедствующего. Вы находитесь теперь совершенно в таком же положении, в каком тот управитель… Мудрость правителя в чём состояла? В том, что он умудрился обеспечить своё будущее. Умудритесь и вы то же сделать. Как? Чрез благотворение и милостыню. Облегчайте участь нуждающихся, — и это спасет вас

Интересен и ответ профессора МДА о. Андрея Кураева на этот вопрос молодым людям:
«У каждого есть не нами созданное богатство, которое дано нам в распоряжение. Это время моей жизни. В принципе, все, что мне дано Богом, я должен был бы Ему же и вернуть. Но Господь понимает, что этого не будет. И поэтому просит у меня отдать хотя бы десятину, хотя бы эти полдня в воскресенье. И вот я должен бы быть в воскресенье в храме. А я вместо того, чтобы в этот день пойти в церковь, посвятить его Богу, пойду навещу больного друга. В известном смысле, я украл это время у Бога. Но если на Страшном Суде возникнет вопрос, как я потратил этот талант, то я отвечу: «Я взял этот талант у Тебя, Господи, но я отдал его своим друзьям. Я не утаил его при себе. Да, я не был в то воскресенье в храме. Но я провел время не перед телевизором. Я был в больнице». Как ни странно, это будет оправдание.»

Следующий мотив кино-новеллы- это верность мужу главной героини. Не лишне еще раз напомнить, что об этом говорит апостол Павел в послании к коринфянам (7:3-6): Муж оказывай жене должное благорасположение; подобно и жена мужу. Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена. 

«Развод по-итальянски» или что действительно бывает в итоге развода.

«Развод по-итальянски» (итал. Divorzio all’italiana) — художественный фильм итальянского режиссёра Пьетро Джерми вышел на экраны в 1961 году.  Главные роли исполнили Марчелло Мастроянни и Даниэла Рокка. Стефания Сандрелли дебютировала в нем.

  • 1962 — фильм вошёл в основную конкурсную программу Каннского кинофестиваля и выиграл приз за лучшую комедию.
  • 1962 — номинация на премию Национального совета кинокритиков США за лучший зарубежный фильм.
  • 1963 — премия «Оскар» за лучший оригинальный сценарий, а также две номинации: лучший режиссёр (Пьетро Джерми) и лучший актёр (Марчелло Мастроянни).
  • 1963 — премия «Золотой Глобус» за лучшую мужскую роль в комедии или мюзикле (Марчелло Мастроянни), а также приз Сэмюэла Голдвина.
  • 1963 — номинация на премию Гильдии режиссёров США (Пьетро Джерми).
  • 1964 — премия BAFTA лучшему иностранному актёру (Марчелло Мастроянни), а также две номинации: лучший фильм и лучшая зарубежная актриса (Даниэла Рокка).

Как говорится официальная часть закончилась. Чем же интересен фильм с православной точки зрения?

Ответ прост. В церковь отдельные личности просто ходят, как на обязательное мероприятие. На молитве думают о хорошеньких девушках. Комедийно это очень хорошо показано в фильме. И там же додумываются до такого, что родная жена вдруг становится самым настоящим врагом, которую непременно надо убить, чтобы жениться на своей пассии. Сюжетная линия крутится вокруг исполнения этого желания. Оно исполняется, как и новая женитьба, но только после 3 лет сидения в тюрьме. Итог картины печален. Новая жена, которая младше мужа на 22 года, заигрывает с другим.

Какова мораль фильма? Комедия, которая заставляет смеяться и глубоко задуматься над тем, а нужно ли идти на поводу своей страсти? Что об этом говорят святые отцы?

Преподобный Иоанн Лествичник в своей «Лествице» сообщает нам:» 23. Окаянен падающий; но тот окаяннее, кто и сам падает, и другого увлекает к падению, потому что он понесет тяжесть двух падений, и тяжесть сласти иного.»

4. Как же развивается блудная страсть?

Снова обратимся к опыту святых отцов. Нам необходимо учиться применять их опыт, учитывая особенности нашего времени и менталитет современного человека.  
Для  развития блудной страсти нужен определенный образ. И поэтому чаще всего она начинается с образа. 
Первый этап – когда нечистый образ появляется в уме человека, как в кино или на экране телевизора. Но это еще не грех. Это лишь повод ко греху,прилог, искушение, приманка диавола, которую он ставит перед нами. Диавол предлагает нам приманку, обольстительный образ, внедряя его в наше сознание. Но мы можем внутренне отвергнуть этот образ, отключить от него свою волю. И тогда он останется внешним и чуждым для нас. Он становится нашим только в том случае, когда мы начинаем испытывать симпатию к нему и желание задержать его в нашем сознании. Если человек отвергнет страстный помысл или образ в самом начале, то выйдет из этой духовной битвы победителем.

Для развития и укоренения этой страсти необходима вполне определенная «почва».
Почва, на которой паразитирует блудная страсть, ее источники возникновения и развития – это лень, объедание, злоупотребление алкоголем, праздность…

 У современного человека нет понимания, что: «Храм Божий свят: а этот храм – вы». (1Кор. 3, 17azbyka.ru

«Брак по-итальянски» — фильм о терпении?

«Брак по-итальянски» — итало- французский фильм по мотивам пьесы Эдуардо де Филиппо «Филумена Мартурано»режиссёра Витторио де Сика, где в главных ролях снимались Софи Лорен и Марчелло Мастроянни. Шедевр мирового кинематографа.

На съемках фильма.

Сюжет банален и прост. В послевоенное время девушка попадает в публичный дом. Там она встречает богатого ловеласа, который в итоге покупает ей квартиру, а потом вводит ее в дом, где она становится и служанкой, и экономкой и т.д., но только не женой.  Она в тайне рожает троих детей, потому что хозяин дома отсутствует по полгода и более. Так проходит 20 лет. И вдруг она узнает, что он собирается жениться на кассирше из их магазина.

Она инсценирует смертельную болезнь, во время которой в присутствии священника она добивается от него признания ее женой. Это ей необходимо для того, чтобы сыновья получили его фамилию, но не тут -то было. Начинается самая настоящая борьба каждого из них за свои идеалы.

Итог: счастливый не только в самом фильме, но и в признании его мировым кинематографическим сообществом.

1965 — Приз Московского кинофестиваля лучшей актрисе (Софи Лорен).
1965 — Номинация на премию «Оскар» за (Премия «Оскар» за лучшую женскую роль (Софи Лорен).
1965 — Премия «Золотой глобус» за лучший фильм на иностранном языке, а также две номинации: лучшая актриса — комедия или мюзикл (Софи Лорен), лучший актёр — комедия или мюзикл (Марчелло Мастроянни).
1965 — 4 премии «Давид ди Донателло»: лучший режиссёр (Витторио Де Сика), лучший продюсер (Карло Понти), лучший актёр (Марчелло Мастроянни), лучшая актриса (Софи Лорен).
1965 — премия «Серебряная лента» лучшей актрисе второго плана (Текла Скарано), а также 4 номинации: лучший продюсер (Карло Понти), лучший актёр (Марчелло Мастроянни), лучшая актриса (Софи Лорен), лучшая операторская работа в цветном фильме (Роберто Джерарди).
1966 — Номинация на «Оскар» за лучший фильм на иностранном языке.

Чем интересен фильм с православной точки зрения?

Прежде всего, терпением главной героини. Что об этом говорит Библия?

2. ОПРЕДЕЛЕНИЕ БИБЛИИ 
В Новом Завете используется два слова в значении «терпение»:
А. Терпение по отношению к событиям: 
Греческое слово «hupomеnо» (хупомЕно) означает проходить через что-то, подвергаться испытаниям, переносить трудности, страдать, претерпевать. Оно описывает стойкость и способность перенесения бед, трудностей, и разного рода скорбей: Римлянам 12:12 «…утешайтесь надеждою; в скорби будьте терпеливы, в молитве постоянны». Выражение «в скорби будьте терпеливы» дословно переводится как «переносите скорби достойно».

Б. Терпение по отношению к людям: 

Греческое слово «makrothumia» (макротУмия) дословно переводится как «многострадальность» и в тексте чаще всего означает выдержку, выносливость, долготерпение и многострадальность. Оно описывает великодушие, долготерпение и снисходительность по отношению к человеку и его поведению. Это слово чаще всего используется в Библии для описания Божьего терпения по отношению к человечеству. Слово Божье призывает всех христиан также быть долготерпеливыми: Иакова 5:7-8 «Итак, братия, будьте долготерпеливы до пришествия Господня. Вот, земледелец ждет драгоценного плода от земли и для него терпит долго, пока получит дождь ранний и поздний. Долготерпите и вы, укрепите сердца ваши, потому что пришествие Господне приближается».

III. БИБЛИЯ О ТЕРПЕНИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ

1. ПРИТЧИ О ТЕРПЕНИИ КАК О ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДОБРОДЕТЕЛИ 
• Терпение – залог мира между людьми: Притчи 15:18 «Вспыльчивый человек возбуждает раздор, а терпеливый утишает распрю».
• Терпение лучше храбрости: Притчи 16:32 «Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города».
• Терпение является признаком благоразумия: Притчи 14:29 «У терпеливого человека много разума, а раздражительный выказывает глупость». Притчи 19:11 «Благоразумие делает человека медленным на гнев, и слава для него – быть снисходительным к проступкам». www.komiprav.ru

Молитва о терпении ко Господу

Хвала Тебе, Отче милосердия и Боже всякаго утешения, что Ты никогда не оставляешь страдальцев Твоих без посещения и утешения. Наказывать – наказываешь Ты их, но смерти не предаешь их; хотя Ты часто бываешь для них Богом сокровенным, но Ты – всех их Спаситель. Это утешение запечатлей, о Господи, в сердце моем и яви его истинным надо мною, когда бедствие близко, а помощника нет. Будь светом моим, когда я сижу во тьме; соделай, чтобы познание грехов моих и того, чего они заслуживают, производило во мне истинное смирение и терпение. Укрепи, когда наступит беда, веру во мне, как в Иакове, чтобы я боролся и не отпускал Тебя, пока Ты не благословишь меня. Соделай, чтобы я в страдании не бежал от Тебя, о Пастырь мой, но чтобы бодрость моя увеличивалась и я делался ревностнее к молитве и хвале Твоей. Отверзи мне ум, чтобы я разумел Писание, научился из него путям Твоим, и в истинном безмолвии сердца вполне и совершенно предавался Тебе, чрез Иисуса Христа, Сына Твоего, Господа нашего! Аминь.

Фильм «Жена священника»- комедия или трагедия с точки зрения православной психологии?

«Жена священника» — итальянский фильм режиссёра Дино Ризи. В главных ролях: Софи Лорен, Марчелло Мастроянни, снятый в 1971 году. Называется, как комедия. Но может ли история, рассказанная РЕЖИССЕРОМ, в итоге претендовать на такое наименование. Не буду утомлять долгим повествованием о ильме. Упомяну лишь то, что считается официальным его комментарием и добавлю несколько слов своих.

«Узнав, что её возлюбленный женат, Валерия (Софи Лорен) решает покончить жизнь самоубийством. Перед тем, как принять снотворное, она звонит в службу помощи («Рука помощи»), где её собеседником оказывается католический священник (Дон Марио, актёр Марчелло Мастроянни), не сумевший разубедить Валерию в принятом решении. Очнувшись утром в больнице, она видит того же священника перед своей кроватью и влюбляется в него. Вопреки данному обету безбрачия, Марио также влюбляется в Валерию. Решить проблему, по раздумью, может только специальное разрешение Папы, но титул монсеньора, предложенный Марио Ватиканом, оказывается соблазнительнее любви.» wikipedia.org

А, если рассматривать идею фильма с православной точки зрения в общем, то фильм-то оказывается о любви, верности долгу и обету, греху прелюбодейства и блуда, сребролюбию и славолюбию. И скорее он больше похож на трагедию, а далеко не на комедию. И именно это выражает и лицо великой актрисы в самом последнем кадре. Именно все перечисленные грехи были весьма интересно проиграны мастерами итальянского кино. Есть чему поучиться у этого фильма, чтобы не впадать в эти грехи, если правильно истолковывать фильм.


«Джузеппе Москати: Исцеляющая любовь» — пример жизни христианина

Итальянский фильм «Джузеппе Москати: Исцеляющая любовь» рассказывает о неаполитанском враче. Католической церковью он причислен в клику святых.


Джузеппе Москати

О том, как он работал сохранились воспоминания очевидцев.

Среди коллег Москати был известен своим бескорыстием. Вот знаменательное свидетельство врача, который часто наблюдал, как он лечит больных:

«Видя в больных образ скорбящего Христа, он не хотел брать с них денег и всякий раз, когда ему их предлагали, видимо страдал».

Посещая богатых или зажиточных людей, он, конечно, брал причитающуюся ему сумму, но перед своей совестью и перед Богом он всегда заботился о том, как бы не взять лишнего.

Вот письмо, посланное им жене одного пациента:

«Досточтимая госпожа, я возвращаю вам часть гонорара, потому что мне кажется, что вы дали мне слишком много. Конечно, от каких-нибудь акул я взял бы больше, но от тружеников — нет. Я надеюсь, что Бог пошлет вам радость, исцелив вашего мужа. И сделайте так, чтобы он не удалялся от Бога и посещал источник спасения (св. причастие). С наилучшими пожеланиями Дж. Москати».

Однажды его несколько раз звали к больному пятнадцатилетнему мальчику, которого он полностью вылечил. Закончив лечение, он получил конверт с гонораром. Возвращаясь домой, Москати открыл его и увидел, что там была довольно значительная по тем временам сумма — тысяча лир. По свидетельству очевидцев, он внезапно повернул обратно, в волнении взбежал по лестнице и отдал конверт, сказав с раздражением: «Вы либо с ума сошли, либо приняли меня за вора».

Все сразу же подумали, что знаменитый профессор недоволен тем, что получил слишком мало, и отец мальчика в замешательстве протянул ему другую бумажку в тысячу лир. Однако профессор не только с неудовольствием отверг это новое приношение, но, открыв бумажник, вернул восемьсот лир, утверждая, что двухсот более чем достаточно. Потом он ушел со спокойной совестью, оставив семью пациента в полном недоумении.

Таким образом, если богатые звали его наперебой из-за его славы диагноста, бедные шли к нему чередой, потому что они знали, что он не попросит у них платы за лечение и что оно, напротив, может быть им выгодно. И действительно, в самых тягостных случаях Москати клал несколько денежных бумажек в рецепты или под подушку нуждающегося пациента, особенно когда замечал, что болезнь началась или усугубилась из-за недоедания.

Иногда он сам покупал те лекарства, которые выписал, или оплачивал лечение в больнице тем, у кого не было такой возможности.

Однажды его коллега, сопровождавший его к больному, от имени всех остальных заметил, что его бескорыстие ставит их всех в неловкое положение, но получил от Москати достаточно выразительный ответ:

«Пеппи, извините, здесь мать плачет о больном сыне, а вы мне о деньгах!».

Его могли позвать в кварталы, пользовавшиеся самой дурной славой, в темные переулки, куда было опасно углубляться, в обветшавшие парадные, где ему приходилось освещать себе дорогу спичками, но он никогда не отказывался приходить по вызову. Когда ему говорили о том, что это опасно, он отвечал:

«Нельзя бояться, когда идешь делать добро».

Один его друг встретил его вечером в Вомеро, на площади Ванвителли, далеко от мест, где он обычно бывал. Он спросил его, что он делает в этих краях:

«Знаешь, — сказал со смехом Москати, — я каждый день прихожу, чтобы служить плевательницей для одного бедного студента».

Дело в том, что один молодой человек, больной туберкулезом, хотя и не в заразной стадии, снимал комнату. Если бы хозяева узнали, что он болен, они выставили бы его на улицу, и поэтому Москати приходил каждый день унести грязные платки, чтобы сжечь их, и оставить чистые.

В доме у Москати его сестра, которая вела его хозяйство, получала весь его заработок и распоряжалась им, оставляя необходимое для достойного существования и отдавая все остальное нуждающимся. Сам профессор возвращался от больных, принося с собой адреса бедных семей, с которыми он познакомился, и передавал их сестре с наказом позаботиться о них.

Один случай особенно трогателен и свидетельствует о поистине необычайной доброте.

Жил-был бедный и одинокий старик, который когда-то сочинял песни (в те годы в Неаполе были сочинены самые знаменитые песни): его здоровье было в критическом, хотя и не безнадежном состоянии, и болезнь могла внезапно обостриться. Ему нужно было постоянное медицинское наблюдение, но Москати не мог за ним наблюдать, потому что был очень занят в больнице. Поэтому они договорились так: каждое утро старик приходил в кафе на улице, по которой Москати шел в больницу и там (конечно, за счет профессора) выпивал чашку горячего молока с печеньем. Профессор проходил, заглядывал в кафе, проверял, там ли старик, улыбался ему и сразу же уходил. Если несколько дней подряд он его не видел, то знал, что должен как можно скорее зайти в его лачугу на окраине города, чтобы оказать ему помощь.

Рассказы такого рода можно было бы умножить, но нельзя забывать, что милосердие Москати было не милосердием спокойного благодетеля, но милосердием видного врача, чья профессия связана с нервным напряжением, к которому постоянно обращаются со всех сторон с просьбами: как ученый он должен был следить за новинками, проводить опыты в лаборатории, писать научные доклады; его присутствие как лечащего врача было необходимо как в больнице, так и в домах частных лиц, которые постоянно обращались к нему с настойчивыми вызовами; он должен был готовиться к занятиям, преподавать, следить за работой учеников и, наряду со всем этим и прежде всего, — как христианин он взял себе за правило никогда не уклоняться от помощи беднейшим из бедных.

После его безвременной смерти друзья говорили о его «труде, ежедневном, ежечасном, без отдыха, без передышки». Тем, кто спрашивал его, как он все это выносит, он просто отвечал:

«У того, кто причащается каждое утро, неиссякаемый запас энергии«.

Кафедра паталогоанатомии находилась тогда в упадке — никто не хотел ею заниматься, и Москати согласился безвозмездно заняться ее «реорганизацией и рациональным переустройством». Над входной дверью было написано старое изречение, выбранное основателем, на которое никто уже, по-видимому, не обращал особого внимания. Оно гласило: «Hie est locus ubi mors gaudet succurrere vitam» — «Это место, где смерть радуется, ибо может помочь жизни».

Москати начал с того, что приказал повесить на эти обветшавшие мрачные стены превосходной работы распятие с надписью под ним: «О mors его mors tua» — «О смерть, я стану твоей смертью!». Вдохновляясь этим обещанием Воскресшего, Москати как бы совершал литургию, преображая и искупая это место, бывшее в глазах всех «нездоровым, угрюмым, убогим, гнетущим».

Когда студенты входили и вставали вокруг преподавателя, тот на мгновение останавливал взгляд на распятии и все замечали, что он молча молится; потом он принимался за вскрытие, всегда начиная с какого-либо краткого, но достаточно выразительного напоминания: «Здесь кончается гордыня человека! вот что мы такое! как поучительна смерть!». Или же, указывая на труп, он говорил: «Еще вчера это был наш пациент, а теперь мы видим некоторые органы, ему принадлежавшие… Если бы вы, молодые люди, время от времени размышляли о смерти, вы были бы гораздо добрее«. Так эта кафедра, бывшая, как он любил повторять, «местом, где мы, врачи, проверяем свои диагнозы и свои ошибки», несмотря на убогое помещение и недостаток технических средств, по всеобщему свидетельству, достигла «блистательных научных высот».

Ученики, проводившие все дни с Москати, буквально боготворили его и многие провожали его до дома, продолжая по дороге беседовать с ним и задавать ему вопросы. Один из них вспоминает о зрелище, ставшем обычным для Неаполя: «Мы шли за ним целой процессией, как будто он был святым». И после воскресного обхода больничных палат почти все шли вместе с ним в церковь.

Сам преподаватель писал в одном письме:

«Я создал как бы религиозную монашескую общину: мы с моими друзьями работаем, соревнуясь, движимые возвышенными идеалами. Мы так сентиментальны! Бог ведет нас. Я решил, что все молодые люди (…) имеют право совершенствоваться, читая не печатную книгу, где все написано черным по белому, но книгу, обложка которой — больничные койки и лаборатории, а содержание — страждущая плоть человеческая и научный материал, — книгу, которую нужно читать с бесконечной любовью и величайшим самопожертвованием ради ближнего» (11 сентября 1923 года).

И он добавлял:

«Я думал, что долг моей совести — научить молодых. Мне внушало отвращение обыкновение ревниво скрывать от них плоды своего опыта, и я считал своей обязанностью поделиться с ними всем, что знаю…».

В записке, найденной его сестрой в корзине для бумаг, мы читаем нечто вроде его исповеди, записанной им для самого себя:

«Иисус, любовь моя! Твоя любовь возвышает меня; Твоя любовь освящает меня, обращает меня не к одному творению, но ко всем творениям, к бесконечной красоте всех существ, созданных по образу и подобию Твоему«.

Вот некоторые свидетельства во время процесса о беатификации:

«Рабу Божьему приходилось бороться со всеми врачами — членами масонских лож — ибо он открыто исповедовал свою христианскую веру, а также с теми, кто видел в нем сильного соперника, несмотря на его молодой возраст».

Стало быть, у ненависти масонов к Москати была скрытая подоплека («ревность и зависть тех, кто не мог вынести его профессионального превосходства»), однако внешней причиной их яростной вражды было нечто иное.

Один очевидец рассказывает:

«Его презирали, высмеивали те, кому было не по душе честное, прямое и мужественное исповедание им католической веры: его называли маньяком, истериком, человеком не в своем уме, фанатиком».

В его адрес звучали и другие оскорбления (и кое-кто из недоброжелательных коллег заботился о том, чтобы они дошли до его слуха) — его называли «фанатиком, дурным глазом, сумасшедшим, врачом священников и монашек».

Москати работал в среде, буквально захваченной врачами, открыто принадлежавшими к масонству, и ярыми материалистами. И он прекрасно знал об этом. Более того, когда речь шла об истине и справедливости, он говорил об этом совершенно однозначно.

В одном из писем он писал:

«Я — звезда мельчайшей величины среди блистательных светил и буду рад исчезнуть в их свете, если, однако, взойдут яркие светила, а не мутные и слабые…».

Он требовал, чтобы на конкурсах не было «ни компромиссов, ни закулисных маневров,… но лишь признание действительных заслуг, независимо от возраста, школы, группировок».

В письме, отправленном им Бенедетто Кроче, в то время бывшему министром общественного образования, Москати горячо приветствовал назначение на кафедру гигиены своего коллеги, которого он считал более подходящим для этой должности, и не побоялся написать министру:

«Я знаю, что один высокопоставленный масон хочет пополнить число «братьев» на факультете, ставшем для них родным домом».

Некоторые свидетели открыто и недвусмысленно говорили об отношении масонской секты к Москати: «Они хотели раздавить его, уничтожить».

Но все замечали, что эта борьба его совершенно не задевает.

«Все знали, — говорит очевидец, — что Москати был как священник, и борьба, которую вели против него врачи-масоны и коллеги-материалисты, никогда не повергала его в уныние… Он часто говорил мне: «Что мне другие? Я забочусь о том, Чтобы угодить Богу»».

Один очевидец говорит:

«Больные знали, что для того, чтобы лечиться у Москати, нужно приобщаться к таинствам».

И еще: «У всех больных он спрашивал, в мире ли они с Богом, приобщаются ли к таинствам, нет ли на их совести тяжкого греха. Иными словами, он сначала лечил душу, а потом — тело больных, приходивших к нему».

Москати со всей уверенностью утверждал, что в больнице «миссия всех» — монахинь, младшего медицинского персонала, врачей — «содействовать милосердию Божьему».

Монахиня его отделения должна была прежде всего заботиться о духовном состоянии пациента и уведомлять о нем профессора, который, леча его со всевозможной самоотдачей и призвав на помощь весь свой опыт, старался помочь больному целостно осмыслить то, что с ним происходит, и почти всегда с непреклонной мягкостью внушал ему желание достичь исцеления, понимаемого как истинное спасение.

Призывы и утверждения: «Исповедуйтесь», «примиритесь с Богом», «приобщитесь к Господу», «подумайте о бессмертной душе», «жизнь и смерть — в руках Божьих» раньше или позже находили свое место среди врачебных указаний, даваемых Москати его пациентам, особенно тогда, когда он видел, что их жизнь в опасности и что в опасности их вечное спасение. Но дело в том, что когда он говорил об этом, больные уже так любили его, что почти всегда принимали эти указания с благодарностью, и многие слушались его.

Безошибочно поставив диагноз одному известному миланскому адвокату, чего не удавалось сделать никому из врачей, он вручил ему письмо, в котором рекомендовал ему одного из миланских священников, «дабы он примирился с Богом, так как уже много лет назад удалился от Него«, утверждая, что иначе не сможет вылечить его телесный недуг.

Другому больному, который, казалось, целый месяц лечился безрезультатно, он сказал: «Вы не исповедовались, поэтому и не выздоравливаете. Бог напоминает вам об этом».

Тем, кто удивлялся его подходу к больным, он объяснял:

«Говорить с больными о том, что не касается болезни, вошло у меня в привычку, потому что у них есть и душа… Так называемый фрейдистский психоанализ — это лечение; а что такое психоанализ? Это исповедь врачу с целью избавиться от навязчивых идей. Но это хорошо для протестантских стран, где нет исповеди, — а в нашей католической Церкви исповедь есть«.

Одному молодому человеку, самым тяжким недугом которого казалась абсолютная бесхребетность, он дал рецепт с надписью: «Лечение Евхаристией«.

Нам трудно представить себе, как Москати удавалось лечить душу одновременно с телом (следует отметить, что он отправлял больных лечить «духовный недуг» к какому-нибудь из своих знакомых священников, а потом лично проверял, состоялась ли встреча).

В письме к одному коллеге Москати пишет:

«Блаженны мы, врачи, если помним, что кроме тел перед нами — бессмертные души, которых, согласно евангельской заповеди, мы должны любить, как самих себя. В этом — наше удовлетворение, а не в том, чтобы слышать, как нас провозглашают целителями физических недугов» (и не без иронии он добавлял: «Особенно тогда, когда совесть подсказывает нам, что физический недуг прошел сам собой!«).

«Это врачеватель телес и душ», — говорил о нем Бартоло Лонго, построивший святилище Девы Марии в Помпеях, ныне также блаженный, бывший его пациентом.

Многие письма Москати свидетельствуют о том, что в таком же духе он воспитывал и своих учеников:

«Пусть чувство долга неизменно руководит вами при исполнении миссии, доверенной вам Провидением: думайте о том, что ваши больные прежде всего наделены душой, к которой вы должны найти подход и которую вы должны привести к Богу; подумайте о том, что на вас возлагается долг любви к учению, потому что только так вы можете выполнить свою великую задачу — помогать людям в несчастье. Наука и вера!» (16 июля 1926).

«Помните о том, что вы должны заботиться не только о теле, но и о стенающих душах, прибегающих к вам. Сколько скорбей вы скорее облегчите советом или духовным утешением, нежели холодными аптекарскими рецептами» (1923).

Одному пациенту он советовал:

«Я прошу вас вспомнить о своем детстве и о тех чувствах, которые питали к вам ваши близкие, ваша мама; вернитесь к добродетельной жизни, и я клянусь вам, что помимо вашего Духа, и плоть ваша получит облегчение: вы исцелитесь душой и телом, потому что получите главное лекарство — бесконечную любовь» (23 июня 1923 года).

Но необходимо напомнить, что Москати не был ни целителем, ни чудотворцем: он был врачом, и врачом превосходным, однако был абсолютно убежден, что перед ним прежде всего — бессмертная душа.

Однако он никогда не вдавался в спиритуализм, пренебрегая телом. Одной монахине, которая хотела увести его на литургию в рабочее время, он резко ответил:

«Сестра, Богу служат, работая«.

А одной благочестивой даме, которая отказывалась лечиться, говоря, что достаточно молитв, он возражал:

«Для вашей души полезнее, чтобы вашему телу сделали один-единственный укол от болезни, чем читать множество молитв».

Таков был Москати.

И мы можем вспомнить взволнованные, даже потрясенные свидетельства известных деятелей культуры и науки, которые, общаясь с этим христианином нового типа (следует отметить, что с Москати можно было говорить о философии, об искусстве, о литературе, о музыке, о богословии, об урбанистике, с неизменной пользой и пищей для ума), задумались о себе самих и о своей судьбе.

Другой знаменитый неаполитанский врач, Кастеллино, неверующий, сказал о нем:

«Он был чудесным человеком и жил в неизменном общении со Христом, отверзающим могилы и побеждающим смерть». Другой врач сказал:

«Он был самым совершенным воплощением любви, о которой говорит св. Павел в Послании к Коринфянам, какое мне когда-либо доводилось видеть». Взгляды Бенедетто Кроче общеизвестны. Так вот, философ жил в мансарде, из окна которой он каждое утро мог видеть, как Москати спешил в больницу.

Часто они встречались и беседовали. Иногда для разговоров не было времени и тогда философ, как истинный неаполитанец, окликал его с балкона: «Дон Пеппино, я тебя не понимаю, почему ты все бежишь? куда ты идешь? чего ты надеешься достичь…? Все приходит в свое время». А потом, вернувшись к себе, он говорил домработнице: «Если бы все католики были такими… если бы все были как дон Пеппино!».

Кем же был этот человек, говоривший себе самому на страницах своего дневника:

«Люби истину, будь самим собой, без притворства, страхов и оглядок. И если истина навлекает на тебя преследования, прими их; и если она стоит тебе мук, терпи их. И если ради истины тебе придется принести в жертву самого себя и свою жизнь, принеси эту жертву мужественно«.

Одному из друзей он признавался:

«Пишу вам поздней ночью. Уверяю вас, у меня нет времени даже на то, чтобы схватиться руками за голову… Больница, лаборатории, официальные занятия, мои занятия по диагностике и в клинике, масса тяжелобольных в подавленном состоянии духа занимают меня целиком и не дают мне делать ничего другого» (январь 1919 года).

И, каким бы самоотверженным ни был профессор, ему приходилось ежедневно бороться со своей вспыльчивостью в ответ на любые неурядицы. Однако он всегда старался взять себя в руки, позволить обстоятельствам, все более неотступным, как бы выровнять все шероховатости своего характера.

Умер Москати неожиданно, в расцвете лет, после визита к больному, и не было никого, кто бы оказал ему помощь и поддержал его.

Его жизнь и деяния — это суд над всеми христианами, которые уклоняются от исполнения воли Божьей, отказываясь быть «бесполезными рабами», потому что воспринимают свою миссию в Церкви и в мире как нечто расплывчатое, чуть ли не второстепенное для их существования, для их личности и поэтому в конечном счете ощущают неуверенность, ностальгию по другим возможностям, сомневаются в своем призвании, психологически готовы сменить его (женщины, живущие в целомудрии, хотели бы быть замужем, состоящие в браке хотели бы иметь другого супруга или хранить целомудрие, духовные лица хотели бы быть мирянами, а миряне хотели бы быть духовными лицами, люди, занимающиеся одной профессией, хотели бы найти свое самовыражение в чем-либо ином, и есть еще много других примеров); суд над всеми этими существованиями, которые не посвящены безраздельно исполнению миссии, им доверенной, или всех мнимых «миссий», выбранных как экологическая ниша.

Существование и миссия христианина — это прежде всего приверженность ко Христу, горячая личная устремленность к Нему как к живому человеку, а не как к «точке отсчета». Наиболее яркое знамение тому — жизнь в целомудрии. Любовь к ближнему должна быть знамением этой изначальной близости, которая возникает по воле Христа Господа и приносится Ему в жертву. Для христианина источником любви к ближнему является либо целомудрие, порожденное личной самоотдачей Христу, либо лишь психологическая попытка приблизиться ко Христу, совершая моралистическое насилие над собственными привязанностями.

В наше время, когда милосердная любовь в социальной сфере кажется чуть ли не упреком Христу, образ Москати напоминает нам о том, что у христианской любви есть совершенно определенный источник и свое лицо: это любовь Христова, которая должна воспламенить сердце Его ученика, по словам св. Павла.

Глядя на жизнь и на деяния Москати, никто не мог сомневаться в том, что он открыто исповедует свою любовь ко Христу. Тем, кто отвергал Иисуса Господа, Москати казался маньяком, с которым следует бороться и которого нужно уничтожить. Но если человек признавал Христа (хотя бы не без колебаний) и еще помнил о Нем (даже если былая вера ослабела), тогда Москати, творивший дела милосердия, являл для него свидетельство пламенное, исполненное убедительной силы. И никто не мог ошибаться ни на мгновение, думая, что речь идет о природной доброте доктора.

Аскеза и деятельное милосердие давали Москати право убежденно проповедовать Господа Иисуса: он стал бескорыстен, чтобы говорить нелицемерно, он стал всем для всех, чтобы указать Того, Кто является «всем», он приносил в жертву больным свою жизнь, чтобы получить право говорить о жизни вечной. Иногда он даже просил больного вместо денег сделать ему другой подарок — причаститься, вернуться к утраченной вере.

«Когда я однажды спросил его, почему он отказался от денег, предложенных ему состоятельным больным, который был очень серьезно болен и был великим грешником, он ответил мне: «Я его обращу».

Согласно Москати, надлежит постоянно творить дела милосердия, чтобы обрести право на целостную проповедь о Христе, и, проповедуя Христа, надо быть целостной личностью, чтобы дела милосердия не растворились в туманной филантропии, которой беззастенчиво пользуются именно те, кто хочет самоутвердиться и утвердить мир, отрицая Христа.

С точки зрения медицинского искусства мы можем сказать, что его профессиональные способности мощно окрепли. Это можно утверждать в двояком смысле. С одной стороны, казалось, что вера (христианский подход к больному) обострила его и без того выдающиеся способности к диагностике: казалось, он угадывал, видел телесные болезни, замечал недоступные наблюдению симптомы, что изумляло его коллег. С другой стороны, его пронизывающая интуиция достигала таких глубин, что часто он ставил и диагноз душевных недугов.

Он сам признавался:

«Господь дарует мне такое ясновидение, что я не могу воспрепятствовать ему, и нередко вижу уродство душ больных».

Иногда происходили случаи, пугавшие его самого. Однажды он вернулся домой взволнованным и рассказал сестре:

«Знаешь, что произошло со мной сегодня? Ко мне пришла одна дама со своей дочерью. Дочери было года двадцать четыре-двадцать пять. Посмотрев на нее, я ей сказал: «Барышня, вы еще не приняли первого причастия!». По ее слезам я заключил, что так оно и есть. Потом я пристально посмотрел на даму и сказал ей: «Госпожа, вы живете со священником-расстригой». Знаешь, все это была правда, и я не могу себе объяснить, как я об этом догадался!».

Сестре пришлось утешить его, говоря, что это, конечно, одно из совпадений, которые иногда бывают.

И в том, что касается физических недугов, и в том, что касается недугов духовных, он, казалось, был наделен сверхъестественными дарованиями (точно так же, как Христос, согласно рассказам Евангелия!). Но здесь необходимо сказать, что в Москати эти дарования были не дарованиями чудотворца, механически добавленными к обычным врачебным способностям, — напротив, они являлись как бы чудом уподобления. Иначе говоря, казалось, будто, пройдя весь путь науки (а Москати занимался постоянно) и пройдя весь путь духовного созревания, который был для него возможен, его личность укоренилась в точке, где они сходятся: там, где его взгляд мог быть обращен и в ту и в другую сторону, чтобы придти к их синтезу. В определенный период жизни Москати наука и вера явили в нем не только свою не-противоречивость, но милосердную любовь как свою конечную сущность, будучи различными проявлениями той премудрой любви, которая вместе создала и искупила их.

Укоренившись в милосердной любви, Москати стал великим врачом благодаря своей вере и великим верующим благодаря своим знаниям.

Москати не только воспринимал свою профессию как профессию, которая сродни священству, но и пытался, действуя в исторических обстоятельствах своего времени, милосердно и тактично привести больных к покаянию и к вере в сверхъестественную жизнь. То, что он делал в одиночку в то время, когда царило полное равнодушие к глубинной сути личности больных, сегодня можно предложить как пример для всех.

Многому от него можно научиться и, вдохновляясь его примером, многого можно достичь.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На проникнутое глубокой благодарностью письмо своего ученика-врача, отправлявшегося по месту своего первого назначения, Москати ответил так:

«Не наука, но любовь преобразила мир… Я всегда в глубине сердца жалею, что вы далеко от меня, и меня утешает только мысль о том, что что-то от меня осталось в вас; не потому, чтобы я чего-нибудь стоил, но в силу того духовного заряда, который я стараюсь сохранить и распространить вокруг. Я все время помню о вас, будьте уверены в этом. Целую вас во Христе!».

Быть может, теперь нам легче понять, почему кардинал Ронкалли, прочитав жизнеописание Москати, назвал его Lumen ecclesiae, светом Церкви. Созванный им II Ватиканский Собор сказал впоследствии, что задача Церкви — «отражать в мире тот Свет Народов (Lumen Gentium), которым является Христос».

Так вот, Церковь сможет сделать это только в том случае, если отблеск этого света будет ежедневно сиять на лицах мирян.

Когда в Страстной четверг 1927 года похоронная процессия шла по улицам Неаполя — в ней принимало участие множество преподавателей, студентов и простого люда — один старик подошел к столику, поставленному у входа в дом Москати, и дрожащей рукой записал в книге соболезнований:

«Мы оплакиваем его, потому что мир потерял святого, Неаполь — пример всяческих добродетелей, а больные бедняки потеряли все».

Антонио Сикари. «Портреты Святых»


«Дом» Люка Бессона или «Адам, где ты»?

«Дом» Люка Бессона, французского продюсера, сценариста и режиссера никого не оставил равнодушным. Почему? Приведу несколько цитат из сети.

«Рождению фильма HOME предшествовали 15 лет работы, в течение которых было создано 500 тысяч фотографий, запечатленных в более чем 100 странах мира, продано 3 миллиона книг, проведено 100 бесплатных open-air-выставок с более чем 100 миллионами посетителей, снято 4 документальных фильма со зрительской аудиторией 5 миллионов человек.

Премьера фильма состоялась 5 июня 2009 года, во Всемирный день окружающей среды. Картина одновременно транслировалась на крупнейших площадках 87 стран мира в формате открытого бесплатного показа

Весь фильм снимался с вертолёта на камеру высокого разрешения и рассказывает о красоте природы, ее беспощадном уничтожении и бедственном положении людей в этих местах.

Джеральд Даррелл, английский натуралист и писатель, как-то сказал:

«Человек достаточно умен, чтобы уничтожить вид, но до сих пор не может найти путь воссоздания того, что он уничтожил».

Да, действительно, человеку навязываются ложные ценности:  успех, подразумевающий богатство, стиль, роскошь… Если ты не в этой сфере, то ты нищий. Однако, обратимся к страницам Бытия, Ветхого Завета и вспомним, что заповедовал Бог Адаму.

Быт.2:15. И взял Господь Бог человека, [которого создал,] и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его.  В Толковании на Книгу Бытия профессор Александр Павлович Лопухин пишет так: «Лучшее толкование этого места дает святой Иоанн Златоуст, который говорит: «так как райская жизнь доставляла человеку полное наслаждение, принося и удовольствие от созерцания («красоты рая»), и приятность от вкушения («снедей райских»); то, чтобы человек от чрезмерного удовольствия не развратился («праздность, – сказано, – научила многому худому», Сир. 33:28), Бог повелел ему делать и хранить рай, т. е. возделывать его почву и культивировать на ней разные растения, а также и оберегать его от неразумных животных, которые, забегая в сад, могли вносить в него беспорядок и повреждения.»

Это – первая божественная заповедь о труде человека, исключающая языческую идеализацию так называемого «золотого века» и осмысливающая существование человека. Легкий, необременительный и приятный труд был прекрасным средством для упражнения физического, а отчасти и умственных сил человека.»

Однако, Адам с Евой захотели быть выше Бога, и ослушались его, за что и были выгнаны из Рая. 

Быт.3:23–24. И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят.

И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни.

Таким образом, можно сделать вывод, не хочет человек слушать Бога, значит  вообще будет изгнан из земли своей. Но Бог долготерпелив и ждет покаяния от людей:

Быт.3:9. И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: [Адам,] где ты?