Страсть и страдание в «Смятении чувств» Стефана Цвейга

«Смятение чувств» (фр. La confusion des sentiments) — фильм  режиссёра Этьена Перье, снятый в 1981 году, по мотивам новеллы Стефана Цвейга. Производство: Франция и Германия.

Фильм затрагивает несколько тем. Все они касаются любви. Любви к ближнему, как к себе самому, любви к женщине и любви мужчины к мужчине.

Начну о любви к ближнему, как самому себе. Этот момент красной нитью проходит через весь фильм, а в книге он описан подробно. Я имею ввиду пылкое восторженное чувство главного героя к своему учителю, которое в итоге превратилось в страсть, постоянно мучавшего его душу. Вот как описывает ее в новелле Стефан Цвейг.

«Я отказывал себе в сне, в развлечениях, в разговорах, запрещая себе отвлекаться, чтобы не терять ни минуты времени, которое я впервые научился ценить. Но более всего возбуждало мое усердие стремление оправдать доверие учителя, заслужить его одобрительную улыбку, быть им замеченным. Малейший повод обращался в испытание; непрерывно я подстрекал неумелую, но окрыленную мысль, чтобы произвести на него впечатление, удивить его. Если он упоминал в лекции имя поэта, которого я не знал, я после обеда бросался на поиски, чтобы на следующий день в дискуссии выказать свои знания. Мельком брошенное пожелание, едва замеченное другими, обращалось для меня в закон: достаточно было ему обронить замечание по поводу вечного курения студентов, чтобы я тотчас же бросил зажженную папиросу и навсегда подавил в себе привычку, которую он порицал. Как слово евангелиста, было для меня его слово благодатью и законом. Мое напряженное внимание, насторожившись, жадно ловило каждое его самое незначительное замечание. Алчно я хватал на лету каждое его слово, каждый жест, чтобы дома со всей страстностью, со всем напряжением чувств ощупать добычу и сохранить ее на дне души. Признав его единственным руководителем, я со жгучей нетерпимостью смотрел на товарищей, как на врагов: моя ревнивая воля неутомимо повторяла клятву во что бы то ни стало превзойти и опередить их.»

Сам учитель страстный по натуре в определенные периоды времени учил этому и своих студентов. Так он говорил с кафедры:

«Ибо нет филологии без переживания, нет чисто грамматического слова без понимания его значения. И вы, молодые люди, должны увидеть язык и страну, которую вы хотите изучать, прежде всего в состоянии высшего расцвета красоты, силы и молодости, высшего напряжения страстей.

… Но здесь, — почувствуйте это, молодые люди, — здесь самый яркий расцвет юности нашего мира, и всякое явление, всякий человек познается только в горении, только в страсти. Ибо дух рождается из крови, мысль из страсти и страсть из вдохновения. Прежде всего — воодушевление, потом уже прилежание, прежде всего он, самый недосягаемый, самый совершенный — Шекспир»

И молодой человек был заражен этой страстью. «Каким-то волшебством, за один час, была разрушена стена, отделявшая меня от духовного мира. В моей страстной натуре пробудилась новая страсть, которой я остался верен до конца, — жажда познать все земное наслаждение через пылающее слово. Случайно я наткнулся на «Кориолана», и, как откровение, поразила меня мысль, что во мне заложены все элементы этого, казалось бы, чуждого нашему времени римлянина — гордость, высокомерие, гнев, язвительная насмешливость, едкость, весь свинец, все золото, все металлы чувства. Какое неиспытанное наслаждение охватить все это одним магическим взлетом!»

Страсть, страстность, страдание — это все слова одного корня. Страсть к учителю через его страстные речи о страстной Англии и страстном Шекспире привели к страданиям  героя новеллы. Он думал, что возлюбил ближнего, то есть своего учителя, а вышло все наоборот. Простите, что я так упрощенно толкую сюжетную линию ученика и учителя.

Что говорит о страсти святитель Феофан Затворник?

«Но все в меру, а главное – с преданием себя в волю Божию.

… Самость – корень грехов. Отпадающий от Бога на чем другом может остановиться, как не на себе? И останавливается. Вот и самость. Может быть, и духу хулы дано так сильно беспокоить вас по той причине, что есть самость с излишком.»

Страсти до такой степени разгорелись между тремя героями новеллы, заменяя ими любовь, то  самому молодому из них, студенту, пришлось уехать из города,не закончив курса.

Святитель Феофан продолжает: «Успеха, говорите, нет. И не будет, пока есть самоугодие и саможаление. Саможаление и самоугодие прямо свидетельствуют, что в сердце преобладает «я», а не Господь. Самолюбие и есть живущий в нас грех, от коего вся грешность и который делает грешным всего человека, с ног до головы, пока он имеет место в душе. А когда грешен весь человек, как придет к нему благодать? Не придет, как не пойдет пчела туда, где дым.»