«Моя прекрасная леди»

«Моя прекрасная леди» (англ. My Fair Lady) — фильм режиссёра Джорджа Кьюкора. Он создан по мотивам пьесы Бернарда Шоу «Пигмалион» и  мюзикла Фредерика Лоу.

Время и место, в котором происходят события — это царствование короля Эдварда VII на просторах лондонских улиц, площадей, театров, ипподрома, светских и богатых домов.

В ролях: Одри Хепберн, Рекс Харрисон, Стэнли Холлоуэй и др.

Сюжет донельзя прост. Классическая канва из грязи в князи разворачивается перед нами.

Профессор Генри Хиггинс и бывший колониальный военный туз, прибывший из Индии в Лондон, неожиданно для себя заключают пари о том, что по словам профессора «из этой дранной кошки»  он может сделать герцогиню. Платил полковник, а лингвист обучал Элизу фонетике и манерам.

Дело у «профессоров» спорилось, но и Элиза не отставала. Не все гладко было в отношениях троицы, но результат превзошел все ожидания. Элизу приняли за свою в свете!

Напрашивается вопрос: если бы главные герои были крещены в православной вере то кто оказался бы настоящим христианином в том деле? Предполагается ответ, что Элиза. Но кто-то возразит и скажет: Пикиринг, потому что он платил. Кто-то пошутит и заявит, что профессор, потому что учил.

Почему все-таки Элиза? Потому что ее терпение, старание, смирение с ситуацией, сделало из нее действительно герцогиню духа.

 

Фильм «Римские каникулы»

Фильм «Римские каникулы» (Roman Holiday) — американская романтическая комедия 1953 года. Режиссёр Уильям Уайлер.

kinopoisk.ru

В главных ролях Грегори Пек и

Одри Хепбёрн. Эта роль принесла актрисе премию «Оскар».

В фильме, казалось бы, веселом и романтическом поставлен серьезный вопрос о долге царедворца перед  своей страной и государством.

Интересно, что говорят об этом святые отцы.

Святитель Филарет Московский (Дроздов)

Христианское учение о царской власти и об обязанностях верноподданных

 

Глава шестая Царственные подвиги, или дело царево

Когда благоговейная верноподданническая мысль приступает к рассмотрению высокого царского служения; когда рассматривает, как державный ум проходит по всему огромному составу государства, обнимает вниманием и разнообразным попечением жизнь, безопасность, довольство, нравы, просвещение, верование миллионов народа, чтобы повсюду добро насаждать, возращать, охранять, зло пресекать, отвращать, предупреждать, необразованное образовать, несовершенное усовершать, поврежденное исправлять, и для сего по временам изрекает новые или дополняет прежние законы, непрестанно движет многочисленные пружины управления, блюдет над правосудием, зиждет и одушевляет воинство; как он проницательные и дальновидные взоры простирает далее пределов своего в иные царства, дабы отвсюду ограждать и утверждать мир, приобретать и поддерживать добрых союзников, подавлять семена раздоров, браней и крамол, обезоруживать зависть, усматривать общеполезное и усвоять таковое, открывать вдали крадущееся влияние какой-нибудь заразы и преграждать ей пути, – при таких помышлениях о подвигах царя к радости о нем присоединяется и удивление, и забота любви. Сколько бремен к облегчению всех нас несут одни державные рамена!

Поистине, чтоб от венца царева как от средоточия на все царство простирался животворный свет «честнейшей… камений многоценных» (Притч. 3, 15) мудрости правительственной, – чтоб мановения скипетра царева подчиненным властям и служителям воли царевой указывали всегда верное направление ко благу общественному, – чтобы рука царева крепко и всецело обнимала державу его, чтобы меч царев был всегда уготован на защиту правды и одним явлением своим уже поражал бы неправду и зло, чтоб царское знамя собирало в единство и вводило в стройный чин миллионы народа, чтобы труда и бодрствования царева доставало для возбуждения и возвышения их деятельности и для обеспечения покоя их, – не высший ли меры человеческой потребен для сего в царе дар?! Посему-то благочестивейший император наш, приемля свой царский венец, при всенародной молитве всего царства и церкви, взыскует еще свыше помазания от Святого, взыскует чрезвычайных даров Духа Всемогущего для благо-поспешного и богоугодного царствования.

С благоговейною радостию взираем мы на царский венец, который недосязаемо превознесен над нами, но который осеняет всех нас и которым все мы можем хвалиться пред народами. Радостен сей венец для нас, потому что он для всех нас есть покров, защита, слава, украшение; но тяжел он для венценосца, потому что это венец избрания и освящения на великие подвиги, а не венец награды и покоя после подвигов. Тяготы огромной России носит благочестивейший самодержец, исполняя «закон Христов» (Гал. 6, 2) и закон царский. Какая потребна сила, чтоб поднять, и носить, и направлять в движение силы всей России! Праведно посему, чтоб все силы россиян соединялись, дабы по возможности облегчать бремя, носимое самодержцем, – чтоб все сердца россиян соединялись, дабы всеусердными молитвами призывать ему силу от Того, Имже «царие царствуют» (Притч. 8:15) «Господи, силою Твоею да возвеселится царь и о спасении Твоем возрадуется зело» (Пс.20:2)!

Заключение христианского учения о царской власти и об обязанностях верноподданных

О, если бы все цари земные довольно внимали своему небесному достоинству и к положенным на них чертам образа небесного верно присоединяли требуемые от них – богоподобную правду и благость, небесную недремленность, чистоту мысли, святость намерения и деятельности! О, если бы все народы довольно разумели небесное достоинство царя и устроение земного царства по образу небесному и постоянно ознаменовывали себя чертами того образа, как-то: благоговением и любовию к царю, смиренным послушанием его законам и повелениям, взаимным согласием и единодушием, и удаляли бы от себя все то, чему нет образа на небесах, как-то: превозношение, раздор, своеволие, своекорыстие и всякое зло мысли, намерения и действия!

Тогда все по образу небесному благоустроенное по образу небесному было бы блаженно. Тогда царства земные были бы достойным преддверием Царства Небесного.

Россия! Ты имеешь участие в сем благе паче многих царств и народов. «Держи, еже имаши, да никтоже приимет венца твоего» (Апок. 3, 11). Сохраняй и продолжай украшать твой светлый венец, непрерывно подвизаясь совершеннее исполнять сии венцедательные заповеди: «Бога бойтеся, царя чтите» (1Пет.2:17).

Продолжение киносеанса следует.